ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Иран: как спасти ядерную сделку

11:12 23.12.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Ситуация вокруг ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий - СВПД) с каждым днем становится всё более негативной.

Президент США Дональд Трамп и его администрация не только не снимает финансово-экономические санкции против Ирана, но и наоборот всё более усиливает и разнообразит их. 19 декабря на саммите исламских стран в Куала-Лумпуре (Малайзия) президент Исламской Республики Иран (ИРИ) сказал: «Иран находится под жесточайшими санкциями США. В последнее время они надеялись и ждали краха или капитуляции исламского режима, введя самые жесткие или так называемые парализующие санкции. Так, только с 8 мая 2018 года, когда США вышли из ядерной сделки, в отношении Ирана было введено более 93 санкционных мер…» [i]

В ответ ровно через год после выхода США из СВПД, то есть 8 мая 2019 г., Тегеран, уставший от ожиданий разрешения проблемы, вступил на поэтапный путь постепенного сокращения своих обязательств по ядерной сделке. 6 января 2020 года заканчивается четвертый этап. За это время Иран значительно преуспел в восстановлении своей ядерной инфраструктуры. Было увеличено допустимое количество хранимого обогащенного урана и тяжелой воды, увеличен уровень обогащения с 3,76% до 4,5%, введены в стадию испытаний и задействованы в производстве новейшие и более эффективные центрифуги, что запрещено СВПД, возобновился процесс обогащения урана на заводе Фордо, что также недопустимо в рамках ядерной сделки.[ii]

На пятом этапе Иран планирует сделать еще один шаг в направлении вынужденного отступления от своего согласия с ядерным соглашением. На этот раз он может возобновить обогащение урана до уровня в 20%, что, несомненно, является тревожным шагом на пути к 90-процентному оружейному урану. [iii]

Однако при этом следует отметить, что реакция Тегерана на вероломные шаги Трампа полностью согласуется со статьей 26 СВПД, где сказано, что Иран будет рассматривать повторное введение санкций или такое введение новых санкций, связанных с ядерной сферой, в качестве основания для полного или частичного прекращения выполнения своих обязательств.[iv] Это и делает ныне Иран.

Более того, постоянный представитель России при Европейском союзе Владимир Чижов заявил на днях: «Следует признать: всё то, что иранцы сделали до сих пор [в плане невыполнения требований СВПД – В.С.], - обратимо. Они каждый свой шаг - надо отдать им должное - тщательно продумывают и не делают ничего такого, что нельзя было бы развернуть в обратную сторону».[v]

Иранцы явно выжидают, надеются и не идут на окончательный разрыв ядерной сделки, несмотря на то, что в ИРИ растет убеждение, что Европа не способна противодействовать санкциям США в отношении Тегерана ради сохранения ядерной сделки.

Но в настоящее время, в конце декабря 2019 г., как сказал Владимир Чижов, наступил «критический момент». [vi]

И это действительно так. Активно продолжающаяся американская политика «максимального давления» на Иран не оставляет шансов на диалог. Ведь в этих условиях, Тегеран, конечно, не пойдет на унизительные переговоры с Вашингтоном по вопросам реновации СВПД. Верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи неоднократно заявлял, что пока действуют санкции США, ирано-американских переговоров быть не может.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в одной из российских телепередач пояснил: «Нельзя с Ираном обращаться так, как пытаются это делать из Вашингтона. Не просто грубейшим образом нарушая Устав ООН, отказываясь выполнять резолюцию, принятую СБ ООН и имеющую обязательный характер, но еще и достаточно грубо адресуя требования Исламской Республике Иран - стране с тысячелетней цивилизацией, традициями и с огромным чувством собственного достоинства».[vii]

С другой стороны, американские «ястребы», ссылаясь на прошедшие в октябре в ИРИ массовые протесты, показавшие «общественную ярость» в связи с подорожанием бензина, утверждают об эффективности воздействия санкций США на иранскую экономику. По их мнению, если иранский режим и не рухнет, то будет расшатан настолько, что власти Ирана будут вынуждены под давлением собственного населения сесть за стол переговоров.[viii] В этом случае США готовы будут к диалогу (но, конечно, на американских условиях). До этой «капитуляции» Ирана американцы не будут снимать свои санкции, тем более ситуация в Вашингтоне, связанная с импичментом г-на Трампа не способствует принятию такого важного для внутренней борьбы в США политического решения.

То есть в вопросе выживаемости СВПД действительно возникла тупиковая, критическая ситуация.

Что делать?

Это волнует всех авторов СВПД кроме, похоже, США. (Хотя, пожалуй, и в Вашингтоне в перерывах борьбы за и против импичмента президенту Трампу обдумывают иранскую проблему).

Также не случайно 19 декабря в российском МИДе состоялась встреча заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова с политдиректорами по вопросам безопасности МИД Великобритании Р.Муром, Германии – Й.Плётнером, Франции – Ф.Эррерой. Обсуждался один вопрос – как сохранить СВПД. Все выступают за ядерную сделку, но как предотвратить её вполне реальный коллапс.[ix]

Понятно, результаты этих переговоров и дискуссий не афишируются, но можно предположить, что наступает очень важный момент не только для СВПД, но и для всей системы безопасности на Ближнем Востоке (если она еще существует).

Из этого следует, что с решением проблемы ядерной сделки больше тянуть нельзя. Процесс с СВПД приближается к «точке принятия решения», как говорят пилоты при взлете. Нужно решать именно сейчас – взлетать или тормозить, сохранять СВПД или дать ему развалиться с непредсказуемыми последствиями. Пройдя эту точку без принятия кардинального решения, удержать процесс под контролем вряд ли удастся.

Причем здесь есть определенные вехи, ограничивающие временные рамки для возможной взаимной договоренности.

Первое - это 6 января - начало пятого этапа сокращения Ираном своих обязательств по СВПД. Несмотря на несомненную осторожность Тегерана в деле «мягкого» выхода из ядерной сделки и некоторую готовность к диалогу с «сохранением лица», [x] следующий шаг Тегерана в деле возрождения ядерной инфраструктуры способен вызвать панику даже у европейцев, выступающих против антииранских санкций США, и привести к присоединению ЕС к американским, так ненавистным им санкциям. Это будет означать возвращение к опасной конфронтации с Ираном.

Второе - другие вехи располагаются ближе к 21 февраля – дню выборов в Меджлис (парламент) Ирана. Ясно, что при сохранении нынешнего положения вещей шанс получить достойные результаты у сторонников президента Роухани почти равны нулю. Радикальные оппоненты иранского президента, которые будут заседать в Меджлисе нового созыва, сделают всё, чтобы не идти ни на какие диалоги с американским «шайтаном», ни на какие послабления в отношении выхода из ядерной сделки, что естественным образом приведет к разрушению СВПД.

Парламентская оппозиция, конечно же, еще больше снизит возможности президента Роухани формировать консенсус в рамках так необходимой сделки с Вашингтоном, начиная с диалога с ним.

Как предотвратить это?

Пожалуй, это возрождение, конкретизация и принятие плана президента Франции Эмманюэля Макрона, выдвинутого им в начале осени 2019. Эта инициатива предусматривала выделение кредита Ирану в размере 15 млрд. долларов для совершения торгово-экономических операций и разрешение Ирану экспортировать не менее 700 тыс. баррелей нефти в день.[xi] Напомним, что сейчас ИРИ продает (по разным источникам) от 100 до 350 тыс. баррелей в сутки.

Кроме того, в октябре Франция совместно с Японией предложили совместный план предоставления Ирану кредитных 18,42 млрд. долларов под обеспечение за счёт нефти, если Тегеран вернётся к полному и неукоснительному выполнению всех требований СВПД.[xii]

Понятно, что для претворения этих планов в жизнь потребуется ускоренная и целенаправленная работа дипломатов многих стран, озабоченных ситуацией вокруг СВПД и в целом на Ближнем Востоке. Но, пожалуй, особая надежда возлагается на Францию, Японию и Россию, выполняющих роль если не посредников, то миротворцев в противостоянии ИРИ и США. Как убедить президента Трампа и президента Роухани в необходимости принятии такого плана?

Здесь надо сказать, что этот проект, по большому счету, не разрушает систему американских санкций и дает возможность администрации президента Трампа рассматривать его как «сохранение лица» в своей агрессивной борьбе с ИРИ. Напомним, что Трамп в начале сентября уже почти был готов согласиться с Макроном. Но ракетные удары по нефтяной инфраструктуре Саудовской Аравии, в которых, по мнению США, были замешаны иранцы, помешали окончательному решению президента США принять план французского коллеги. Теперь в нынешних вашингтонских условиях дипломатии заинтересованных стран надо настраиваться на более сложную работу с Вашингтоном.

Что касается иранской стороны, то здесь окончательные решения принимает верховный лидер аятолла Хаменеи. Но иранские сторонники сохранения СВПД могли бы преподнести идею Макрона, как сокрушительное поражение своих оппонентов, мирового гегемона и главного империалиста. Подобное трактование этой идеи позволило бы осуществить в Иране пропагандистско-разъяснительную работу по формированию общественного мнения для всенародной поддержки такого плана по урегулированию. В этом случае аятолла Хаменеи, вполне вероятно, дал бы добро на реализацию этой идеи и соответственно – проведению ирано-американского диалога.

Безусловно, никто не сомневается, что план Макрона, который поддерживают все авторы СВПД (без США), а также многие другие страны, вынужденная и временная мера.

План не отвечает на вопросы сохранения ядерной сделки в полной мере, но он дает возможность отсрочки окончательных и губительных для СВПД действий, как со стороны ИРИ, так и со стороны ЕС. План предоставляет время для диалога между ИРИ и США, дает возможность для выработки более продуманных, взаимовыгодных вариантов разрешения конфликта вокруг СВПД в стратегических долговременных интересах США, Ирана, других стран Ближнего Востока, в интересах сохранения и защиты режима нераспространения ядерного оружия.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] Сайт президента Ирана. 19.12.2019. [Электронный ресурс] – URL: http://president.ir/en/112852

[ii] Подробнее см. Сажин В.И. Иран продолжает бороться. Сайт журнала Международная жизнь. 06.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://interaffairs.ru/news/show/24391

[iii] Вали Р. Наср и Али Ваез. Поговорите с Ираном сейчас. Время мимолетно. Сайт издания New York Times. 19.12.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.nytimes.com/2019/12/19/opinion/talk-iran-now-time-fleeting.html

[iv] Сайт ООН. [Электронный ресурс] – URL: https://undocs.org/ru/S/RES/2231(2015)

[v] Сайт ИА Интерфакс-АВН. 22.12.2019[Электронный ресурс] – URL: https://www.militarynews.ru/Story.asp?rid=1&nid=524109&lang=RU

[vi] Там же

[vii] Сайт ИА ТАСС. 22.12.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://tass.ru/politika/7399243

[viii] Вали Р. Наср и Али Ваез. Поговорите с Ираном сейчас. Время мимолетно. Сайт издания New York Times. 19.12.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.nytimes.com/2019/12/19/opinion/talk-iran-now-time-fleeting.html

[ix] Сайт МИД РФ. 19.12.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3963932

[x] В Иране в СМИ, в приватных беседах и даже в высших слоях истеблишмента обсуждаются вопросы возможности диалога с США

[xi] Сайт ИА ТАСС. 09.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://news.ru/politics/mid-rf-rossiya-podderzhivaet-usiliya-francii-po-spaseniyu-svpd/

[xii] Там же

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати