ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Россия и G7: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды»

14:25 26.08.2019 • Инна Яникеева, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото автора

С 24 по 26 августа во французском городе Биарриц проходил саммит «Группы семи». Несмотря на заявления президента США Дональда Трампа о необходимости возвращения формата G8 с участием российского президента для обсуждения важных мировых проблем, страны-участницы, в частности, Великобритания, ФРГ, Канада, Франция решительно выступили против этой инициативы.

 

G7 в современном мире

«“Семерка” сегодня – это не тот международный клуб, в который Россия входила в 90-е годы. Многое изменилось. Не только был создан формат G20, который оттянул на себя часть важного для Москвы функционала G7. «Семерка» была основана на концепции однополярного мира. Вашингтон в качестве лидера, а также единая система ценностей и приоритетов – все это ушло. Мы видели распад консенсуса, западного единства на встречах «Семерки» в 2017 и 2018 годах». Об этом заявил генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов во время круглого стола на тему возможного сближения России и «Группы семи».

 

Значение G7 для России

По словам генерального директора РСМД, в одну и ту же реку нельзя войти дважды – G7 как символ вхождения России в привилегированный клуб западных стран сегодня менее убедителен для Москвы, чем это было в середине 90-х годов. Андрей Кортунов отметил, что подход представления «Группы семи» в качестве «бонуса» для России не работает, поскольку «семерка» – это во многом структура символическая, при этом, многие вопросы не решаемы, если Москва не принимает участие в их обсуждении. Таким образом, участие России в G7 не является для нее «наградой». Однако, по словам генерального директора РСМД,  это не означает, что с «семеркой» не нужно работать. Так, эксперт отметил, что если Дональд Трамп официально пригласит Владимира Путина приехать на саммит «Группы семи», который пройдет в США в 2020 году – это предложение необходимо рассмотреть серьезно, поскольку для Москвы, тем самым, предоставляется возможность заявить свою позицию, провести на полях саммита важные двусторонние встречи, а также возможность прозондировать почву для заключения соглашений. «При этом, в обозримом будущем говорить о возвращении России в «Группу восьми» было бы несерьёзно»,- заключил Андрей Кортунов. Он также обратил особое внимание на тот факт, что Россия так и не вошла в «Группу семи» в полном объёме, поскольку на некоторых направлениях работы формата Москва не принимала участие, например, во встречах министров финансов G8. Таким образом, полной интеграции не произошло. Однако Андрей Кортунов не исключает тот факт, что участие России в G8 имело некоторые «плюсы». Так, в рабочей тетради РСМД «Почему "семерка" не стала "восьмеркой", или Тридцать лет отношений Москвы и "Группы семи"» он пишет о том, что наработанные алгоритмы взаимодействия с партнерами по G8 уже были использованы Москвой, в  том числе и в строительстве таких сложных структур как БРИКС и ШОС.

В свою очередь, директор дирекции по международному развитию Фонда «Институт современного развития», эксперт РСМД Сергей Кулик отметил, что для России было много плюсов от участия в «Группе восьми», например, благодаря участию в этом формате Москва смогла накопить серьезный опыт в том, что касается многосторонней дипломатии, повышения уровня своих экспертов и чиновников, совершенствования искусства компромиссов и взаимных уступок.

По словам Сергея Кулика, формат оказывал серьезное позитивное воздействие на настроения российского бизнеса. В свою очередь, прекращение участия России в формате привело к негативным последствиям, что признается и западными странами. Так, государствам G7 не удалось обсудить с Россией вопросы глобального здоровья в 2014 году. Эксперт также отметил, что «восьмерка» оказывала серьёзное давление на фармацевтические бизнес-империи, чтобы они инвестировали в обеспечение безопасности здоровья. Например, российский бизнес на конференции с участием бизнеса по теме глобальной безопасности здоровья в феврале 2014 под председательством России в G8 был готов увеличить свой вклад в финансирование программ глобальной безопасности здоровья, включая борьбу с эпидемиями. Однако после выхода России из формата российский бизнес от этих договорённостей отошёл.

Говоря о значении G7 для России, директор Центра исследований международных институтов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России Марина Ларионова подчеркнула, что рассмотреть возможность сотрудничества с «семеркой» стоит, но это зависит от конкретных предложений. По ее словам, в определённой степени формат имеет свою ценность, несмотря на то, что наблюдается раскол между странами G7. Участники используют «семерку» для того, чтобы формулировать общие позиции и отстаивать интересы коллективного Запада в «двадцатке». Следовательно, по мнению эксперта, списывать со счетов G7 не стоит. Однако Марина Ларионова отметила, что для России сейчас важнее работать в формате G20 и БРИКС.

«Набор обвинений в адрес России большой. Не думаю, что участие в этом формате поможет изменить антироссийские формулировки и позиции стран-участниц формата. Это является ключевой причиной, по которой Москве нецелесообразно участвовать в G7»,- заключила Марина Ларионова.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати