ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Планы и мечты Пентагона - сохранить доминирование в Индо-Тихоокеанском регионе

11:58 14.06.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

1 июня Министерство обороны США опубликовало доклад[i], посвященный военным целям и задачам в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР). Ряд ключевых положений доклада и.о. министра обороны США Патрик Шанахан изложил также в ходе недавно завершившейся 18-й международной конференции по региональной безопасности «Диалог Шангри-Ла» в Сингапуре. По данным наблюдателей, доклад Пентагона стал первым открытым официальным военно-стратегическим документом подобного рода для региона ИТР. Каковы же основные направления политики военного ведомства США в контексте общей линии Вашингтона в одном из наиболее стратегически важных регионов мира?

В развитие ключевых положений Стратегии национальной безопасности (СНБ) и Национальной военной стратегии (НВС), Пентагон представляет максимально общий, широкий взгляд на настоящее и будущее Индийско-Тихоокеанского региона, совпадающий, по всей вероятности, с видением нынешней администрации США. Согласно докладу, ИТР - важнейший отдельно взятый регион мира «для будущего Америки», следовательно - один из наиболее важных приоритетов для Пентагона. Население региона - половина всего населения Земли, а ВВП - 60 процентов мирового. Страны региона располагают 7 из 10 крупнейших армий мира. 6 государств обладают ядерным оружием. В ИТР расположены 9 из 10 крупнейших морских портов; на него приходится 60 процентов всей морской международной торговли. Треть всех морских перевозок в мире пролегает через Южно-Китайское море.

В докладе говорится, что США активно, в качестве «мирной» и «созидательной» силы присутствует в регионе с 18 века и является «тихоокеанской нацией». К настоящему времени, товарооборот США со странами региона достигает $2.3 триллиона долларов, а прямые американские инвестиции в страны региона $1.3 триллиона – больше, чем совокупные показатели КНР, Японии и Южной Кореи. Четверть всего американского экспорта идет в ИТР, а поставки в Китай и Индию выросли более чем в два раза за последние десять лет. Таким образом, прошлое, настоящее и будущее США неразрывно связано с Индо-Пацификой.

Главным вызовом для безопасности региона и интересов США является конкуренция государств, в основе которой лежит геополитическое соперничество. В первую очередь, речь идет о КНР. И в докладе недвусмысленно обозначен антикитайский вектор военной политики США в Индийско-Тихоокеанском регионе. Китай, по мнению американских военных, под руководством КПК, «стремится изменить в свою пользу сложившийся в регионе порядок», опираясь на модернизацию вооруженных сил, «операции влияния, а также экономические методы с целью подчинить (coerce) другие государства».

Документ Пентагона настойчиво пытается доказать, что США действуют «совершенно по-иному». В 2017 году президент Трамп провозгласил, что США видят регион «свободным и открытым», «надежным, безопасным, процветающим и свободным к выгоде всех стран». Устами Пентагона Вашингтон выражает намерение поощрять правительства, которые «действуют надлежащим образом», и страны, граждане которых «пользуются основными правами и свободами». Поддерживать «порядок, основанный на нормах права», «являющийся залогом мира и процветания для всех». По версии пентагоновских экспертов, «США предлагают стратегическое партнерство, а не стратегическую зависимость».

Однако противоречия и недоговоренности легко бросаются в глаза. США выступают против «доминирования какой-либо одной державы в ИТР». И для решения этой задачи Пентагон де-факто намерен проводить в политику сохранения военного доминирования Соединенных Штатов. На словах Америка против отношений «стратегической зависимости». Но при этом союзники должны непременно закупать американское вооружение и технику. В соответствии с прейскурантом, который выставит Пентагон. В конечном счете, от них требуют «подставить плечо» - чтобы Америка сохранила свое доминирующее положение в регионе. Наконец, в ответ на глубоко проработанную, предлагающую партнерам программу развития на десятилетия вперед, китайскую инициативу «Пояса и пути», Вашингтон устами Пентагона выдвигает лишь некую абстрактную формулу из «новых стратегических коридоров» и «новых путей». В основе американской идеи лежит формальная оптимизация традиционных военных связей со старыми союзниками и два-три десятка миллиарда долларов, призванных стимулировать «продуктивное взаимодействие» с новыми партнерами.

Подобный контраст в целях и средствах не мешает американским военным стратегам обозначить Китай в качестве одной из трех главных «угроз» региональной стабильности и безопасности. Китай охарактеризован как «ревизионистская держава», которая намеренно «вступает в конфронтацию», поскольку якобы «его цели в политической, экономической и военной областях носят экспансионистский характер». Конечная цель Пекина, по мнению Пентагона, «достижение региональной гегемонии в ИТР в ближайшее время». А в долгосрочной перспективе – «обеспечение глобального превосходства». Сама Америка, утверждают в Пентагоне, напротив, в долгосрочной перспективе стремится к «прозрачным и неагрессивным» отношениям с КНР. Но…. только если Пекин будет соблюдать американские условия. Почему бы не наоборот?!

Китай действительно занял место одного из столпов нынешней модели глобализации. И действительно выступает прямым антиподом Америки Трампа. Так, в отличие от Вашингтона, Пекин решительно поддерживает дальнейшую либерализацию торговли, как в ИТР, так и во всем мире. Выступает за многостороннюю созидательную кооперацию между государствами региона. По мнению Пекина, оптимальная стратегия взаимовыгодного развития должна включать несколько элементов. Так, необходимы согласованные усилия всех стран в процессе построения экономической системы открытого типа, основанной на принципах взаимной выгоды и «выигрыша для всех». Необходимо поощрять модель роста, основанную на инновациях, «осваивать новые источники развития». Необходим подход, основанный на принципах совместного развития, интеграции в взаимообогащения технологий и культур. Наконец, экономическое развитие должно носить инклюзивный характер, и его результаты и плоды должны быть доступны народам всех стран и территорий.

Аналогичные цели регионального и глобального развития продвигает и Москва. В Индийско-Тихоокеанском регионе Россия проводит линию на «обеспечение устойчивого всеобъемлющего роста» для всех стран и народов. Задачи подобного масштаба и протяженности во времени могут быть решены только посредством эффективной интеграции экономических процессов, в форме открытого и взаимовыгодного сотрудничества. В этой связи, Москва выступает в поддержку работы в направлении создания в ИТР зоны свободной торговли. Однако Пентагон смотрит на политику РФ совершенно по-другому. Россия в документе названа «возродившимся вредоносным актором (malign actor)», который стремится вернуть и расширить влияние в ИТР «по всем направлениям». Устами военных, Вашингтон категорически отказывается признать, что политика других стран может быть более привлекательной, чем американская. Или что последовательные усилия Москвы, направленные на сглаживание противоречий между КНР и США, нацелены исключительно на стабилизацию международного порядка. Напротив, Пентагон чрезвычайно тревожит развитие всесторонних партнерских связей между Россией и Китаем в дипломатической, экономической и военной сферах. А общее стремление Москвы и Пекина к построению равноправной и справедливой для всех международной системы пытаются представить как «подрывные усилия». Примечательно также, что в докладе, формально посвященном Индо-Тихоокеанскому региону, Пентагон с подозрением упоминает о деятельности России и Китая в Арктике.

Третья главная головная боль Пентагона в Индийско-Тихоокеанском регионе – «государство изгой» (rogue state[ii]) Северная Корея. В изложении военных, позиция США остается непреклонно прямолинейной – вплоть до полного ядерного разоружения КНДР будет оставаться военной угрозой для Соединенных Штатов. Никаких конструктивных предложений. Лишь подготовка к возможным силовым сценариям разрешения ситуации. Пентагон не предвидит изменений в политике КНДР, и подтверждает «жесткую и ультимативную» линию Вашингтона. 

Подзаголовок доклада – «Готовность, партнерство и укрепление регионального сотрудничества».

«Готовность» подразумевает поддержание мира через силу и сдерживание, для которых необходимо наличие многовидовой группировки вооруженных сил, способной «одержать победу в любом конфликте» в кратчайшие сроки.

«Партнерство» в ИТР также заявлено Пентагоном как одно из важнейших направлений политики. Но до конца так и не ясно, идет ли речь о линии, аналогичной действиям администрации Трампа в Европе, где Вашингтон де-факто пытается расколоть ЕС. На это намекает тезис об интересе Пентагона к формированию оперативных коалиций в составе двух-трех-четырех стран. Или речь идет о скрытой фронде, поскольку упомянут традиционный для критиков Трампа тезис о союзниках, как «уникальном преимуществе» Америки над ее соперниками и конкурентами.  

В этой связи, заявлена третья цель - «укрепление регионального сотрудничества». На этотразпутем трансформации существующих военных связей США в соответствии с модной концепцией «сетевой архитектуры безопасности». В качестве стимула для привлечения в «сеть» потенциальных союзников, предлагается расширение киберопераций и военной деятельности в космическом пространстве.

Однако при дальнейшем прочтении документа, выясняется, что, в понимании Пентагона, «кооперация» подразумевает в первую очередь продвижение подхода на «монетизацию» союзничества, официально оформленного еще в декабре 2017 года в СНБ Трампа. От союзников и партнеров требуется «внести свою лепту», в первую очередь, посредством увеличения ассигнований на закупку американских вооружений. Вопрос поставок вооружений и техники, в развитие положений той же СНБ, а также НВС, становится одним из наиболее приоритетных в деятельности Пентагона. И это при том, что за предыдущие три года продажи американских вооружений и техники странам региона уже возросли более чем на 65 процентов.

В целом документ, подобно другим публикациям такого рода, настойчиво предлагает исполненную стратегического оптимизма картину «неизбежных грядущих свершений» в регионе под руководством США. Но принесет ли предлагаемый Пентагоном сценарий желанной «безопасности и процветания» странам ИТР? Индо-Тихоокеанская стратегия, объявленная Трампом, перечеркивает целый ряд шагов, предпринятых в свое время Обамой. А результаты политики нынешней администрации могут быть легко сведены на нет её преемниками.

Пентагон пытается убедить мировое сообщество в готовности руководства США к ведению длительной и напряженной борьбы за доминирование в Индийско-Тихоокеанском регионе и в Азии в целом. Однако выводы из пяти десятков страниц документа уместились бы всего на одной, и главный тезис прежний – America first. Но далеко не все с этим согласны, поэтому свою стратегию в регионе США, вероятнее всего, придется адаптировать к реальности.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] https://media.defense.gov/2019/May/31/2002139210/-1/-1/1/DOD_INDO_PACIFIC_STRATEGY_REPORT_JUNE_2019.PDF

[ii] Другие варианты перевода: «страна-хулиган», «безответственная страна» или «экстремистская страна».

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати