ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Югославия под ударом: Косово после мирных соглашений

10:45 30.04.2019 • Игорь Гойкович, журналист, Сербия

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

В начале июня 1999 года, после долгих переговоров с Мартти Ахтисаари и Виктором Черномырдиным, с постоянными угрозами продолжения бомбардировок и полного уничтожения страны, президент Югославии Слободан Милошевич согласился на размещение сил под флагом ООН в Косово и Метохии. Он также согласился вывести все сербские военные и полицейские силы из Косово в обмен на прекращение бомбардировок. В июне 1999 года югославская пресса со ссылкой на Слободана Милошевича опубликовала подробности переговоров Черномырдина и Ахтисаари с президентом Югославии: «Ахтисаари начал заседание со следующего заявления: „Мы собрались здесь вовсе не для обсуждения или для переговоров“… Милошевич взял документы и спросил: „Что произойдёт, если мы не подпишем?“ В ответ Ахтисаари отодвинул с центра стола вазу с цветами и красноречиво провёл ладонью по полированной поверхности: „Белград будет как этот стол. Мы сразу начнём ковровые бомбардировки Белграда“. Повторив свой жест, Ахтисаари угрожающе повторил: „Это будет происходить с Белградом.“ Минута тишины, и затем он добавил: „Менее чем через неделю будет полмиллиона погибших“». В результате этих «переговоров» сербские военные и полицейские силы должны были покинуть территорию Косово и Метохии в течение 11 дней. Совет Безопасности ООН проголосовал за резолюцию 1244, и первые силы НАТО под флагом ООН вошли на территорию края 12 июня 1999 года.

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

Против вывода сербских сил из Косово был командующий 3-й армией генерал Небойша Павкович. Согласно его словам, на встрече в Белграде 4 июня он спросил Милошевича, почему они должны уйти, когда они могут противостоять всем нападениям агрессора, что и доказали на практике. Президент Югославии ответил ему, что, возможно, Третья армия сможет выдержать продолжение войны, но что такого не сможет выдержать Сербия, которая будет полностью уничтожена! Павкович спросил тогда его, почему они вообще приняли войну, на что Милошевич не ответил и просто взглянул  на него.

Первоначально переговоры с НАТО должны были проводиться в македонской деревне Блаце, на границе с Косово, но, по рассказам генерала Павковича, сербский переговорщик из Генерального штаба в Белграде генерал Светозар Марянович испугался проезда через Косово. Тогда решили,что переговоры будут в аэропорту рядом с македонским городом Куманово.

Генерал Павкович требовал от Слободана Милошевича настоять на том, что если прибытие солдат под флагом ООН уже неизбежно, то это не должны быть страны, которые бомбили Югославию. Он также предложил развернуть войска НАТО, чтобы обезопасить границу Косово с Албанией, и чтобы для вывода сербских сил оставалось не менее двух месяцев. Однако ни одно из его предложений не было принято: британский генерал Майкл Джексон, возглавлявший переговорный процесс просто не позволил никому поднять этот вопрос.

Генерал Павкович был против того, что военные подпишут Кумановское соглашение. По его словам, если вы выводите армию с одной части территории страны, это государственный и политический вопрос, и поэтому это должны решать гражданские лица, а не военные. Сам акт подписания Кумановского соглашения ему казался подписанием капитуляции.

Югославия обязалась вывести все свои силы из Косово в точные сроки в течение 11 дней. Их место должны были занять пятьдесят тысяч иностранных военнослужащих под командованием генерала НАТО с максимально широкими полномочиями. Командующему КФОР ( KFOR - Kosovo Force)  было даже разрешено принять любые меры и использовать любые силы, с целю «обеспечить мир и предотвратить возвращение югославской армии  и сербской полиции в Косово».

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

Ключевым и унизительным предложением Соглашения являлось то, что для его толкования «единственным арбитром был командующий КФОР, решения которого были обязательными для всех сторон и всех лиц». Но ни он, ни КФОР не имели никаких обязательств перед югославскими или сербскими властями, ни перед гражданами. Унизительным был и пункт соглашения, согласно которому, «КФОР или любой военнослужащий из его состава не несут ответственности за любой ущерб, нанесенный государственной или частной собственности, с которым они могут столкнуться при исполнении своих обязанностей».

В то время никто не знал, будут ли соблюдены положения этого соглашения, в частности то, что террористическая ОАК должна разоружится, поскольку, согласно соглашению, «ни одно вооруженное лицо или лицо в форме не может передвигаться по территории Косово без решения командующего КФОР».

Однако на момент подписания Кумановского соглашения, сербской общественности было не столько важно содержание соглашения, сколько сам факт прекращения войны. Объявив о своей победе, государственные структуры возглавляемые Милошевичем, не сделали ничего, чтобы представить общественности полное соглашение и, особенно,  проанализировать его последствия для страны.

Вывод сербских воинских частей всего за 11 дней являлся тогда чрезвычайно сложной операцией. Необходимо было перебросить тысячи боевых систем и десятки тысяч солдат на территорию центральной Сербии по разбитым дорогам и разрушенным мостам, а также при постоянных атаках террористов. Самый сложный вопрос заключался в том, как забрать с собой сотни тысяч сербских беженцев и другого неалбанского населения.

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

В первые дни, когда армия начала покидать Косово и, когда по плану должны были прибывать силы КФОР, начался беспрецедентный хаос. Орды бандитов и преступников, особенно из Албании, вошли в Косово, проникали в сербские деревни, убывали людей, разграбляя сербские дома. Ожидаемые силы КФОР не появились в соответствии с установленным планом и в оговоренные сроки. Соглашение предусматривало, что передача территории должна была осуществляться зонами. Сербские командующие были готовы, а КФОР опоздал. Но его офицеры были мало обеспокоены тем, что в их присутствии было совершено много преступлений, как это было в Призрене, когда немецкие солдаты открыли огонь по двум сербским гражданским лицам, пытавшимся сбежать от толпы местных албанцев.

Положа руку на сердце, были среди них и честные люди. Французский полковник Жак Огар ( Jacques Hogard ) помог большой группе сербов, которые двигались к Косовской Митровице и были окружены большим числом террористов, которые пытались их убить. Французы тогда перевезли находящихся под угрозой сербов  вертолетами в Косовскую Митровицу. Из-за этого, его вскоре сняли с должности и уволили на пенсию.

По словам командующего 211-й бронетанковой бригады полковника Михаила Гергара, приказ о выводе из Косово был принят его офицерами и солдатами с недоверием. Потому что сербские позиции в Косово были тогда тверды и войска были способны успешно проводить боевые операции, и им было приказано покинуть Косово и Метохию и передать часть своей страны агрессору. Это было сложно объяснить солдатам, а еще сложнее - сербскому населению.

За несколько дней до вывода бригады из Косово, сербы жители города Подуево попросили Гергара сообщить им, когда военные уйдут, чтобы гражданское население подготовилось к переселению из Косово. Полковник говорит, что это был, пожалуй, самый трудный момент для него за всю войну, потому что он знал, что местные сербы чувствовали, что их собственная армия предала их.

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

Во время операции вывода военных частей, которая закончилась 18 июня, Приштинский корпус понес потери, равные потерям в течение всего 1998 года. В результате атак террористов за эти 11 дней, 21 служащий Корпуса был убит, 24 были похищены и 36 ранены. Этот вывод был по существу боевой операцией, поскольку террористические силы постоянно атаковали военные автоколонны. В эти драматические моменты командование корпуса было вынуждено вернуть уже перемещенную 211-ю бронетанковую бригаду из Ниша в Косово, чтобы обезопасить вывод военных автоколонн из Призрена, где террористы с  молчаливого согласия германского КФОР убивали всех сербов. Был даже прямой вооруженный конфликт с частями британского КФОР на перевале Преполац вблизи г.Подуево, которые также постоянно поддерживали террористов в нападениях на отступающие части югославской армии.

Офицеры НАТО были поражены, когда увидели, сколько человек и нетронутой боевой техники сербы вывозят из Косово, о которых они в своих боевых отчетах раньше сообщали, что все были уничтожены в результате бомбардировок.

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

Только колонна бригады полковника  Младена Чирковича растянулась на 25 километров, а танки из бригады полковника Милоша Мандича в последние дни вывода, буквально носились по дороге у аэропорта «Слатина» со скоростью более 70 километров в час из-за опасности террористической атаки и засад.

Согласно сравнительному исследованию авторитетного американского института RAND, данные таковы:

Источник

Уничтожены танки и самоходная артиллерия

Уничтожены боевые машины пехоты

Уничтожена артиллерия и минометы

Генеральный штаб США

120

220

450

Главное командование союзных сил в Европе

93

153

389

Югославская армия

9

20

41

 

Из этих цифр RAND, считает наиболее достоверными данные, предоставленные Югославии, так как все видели сколько неповрежденной боевой техники сербы вывели из Косово.

Вывод частей из Косово и Метохии военные считали чем-то самым трудным и грустным во все время агрессии. Они знали, что сербам в Косово по-прежнему они нужны, но как служащим регулярной армии им приходилось выполнять приказы.

Почти все сербское гражданское население немедленно отправилось вместе с воинскими частями, потому что части сербской полиции уже были выведены первыми. Оставшиеся сербы больше никому не верили, они начали стихийно двигаться со своей армией к центральной Сербии.

Вывод сербских частей из Косово, июнь 1999, фото Стеван Лазаревич

Они считали это предательством населения, предательством Косово, потому что они знали, что после ухода армии возникнет террор и преследование сербов и других неалбанцев. Только те, которые жили в компактных сербских районах, таких как северная часть Косовской Митровицы, остались.

В Кумановском соглашении и Резолюции ООН 1244 существовал пункт о возвращении «ограниченного числа» сербских сил в Косово, которые будут поддерживать связи с международными силами, маркировать и очищать минные поля, защищать сербские церкви и монастыри, находится на главных погранпереходах.

Генерал Павкович позже, как начальник Генерального штаба, инициировал формирование этого так называемого Косовского отряда и начал его подготовку, чтобы вернулись в Косово и Метохию. Однако с приходом к власти в Сербии проамериканских марионеток в начале 2000-х годов, этот отряд был расформирован, и вопрос о возвращении сербских сил в Косово в соответствии с резолюцией 1244 больше никогда не поднимался.

Катастрофическим фактом является то, что больше преступлений против сербов было совершено сразу после прибытия КФОР, который был уполномочен выполнять резолюцию 1244. С 26 июня 1999 года в Косово было убито 661 сербов, 18 неалбанцев, более 500 получили ранения и 345 сербов были похищены. И никто никогда не ответил за эти преступления.

На самом деле, более циничным был доклад генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона в марте 2000 года, когда он похвалился, что с июня 1999 года, когда в Косово было 50 убийств в неделю, в марте 2000 года среднее число упало только до пяти убийств сербов в неделю. И все это произошло, несмотря на то, что, согласно западным источникам, на одного служащего КФОР приходилось три серба которых они должны были защищать.

И организованная преступность тогда  вышла из-за всякого контроля. Албанская наркомафия, благодаря Косово, стала самой сильной в мире после 1999 года. Более года после прибытия международных сил в Косово не было никакой судебной системы. Один международный полицейский из Северной Ирландии тогда жаловался журналистам, что они могут арестовывать преступников и убийц, которых, без судебной решений, почти немедленно приходилось освобождать из тюрьмы.

Главой гражданской миссии ООН в Косово УНМИК, тогда стал француз Бернар Кушнер (Bernard Kouchner). Его местные албанские лидеры сразу завербовали работать на них, а оставшиеся сербы, их имущество, а также все имущество сербских компаний и имущество государства Сербия в Косово дополнительно стали целью албанцев. На этот раз при юридической поддержке официального представителя ООН.

После 1999 года из Косово на территории центральной Сербии и Черногории эмигрировало 226 тысяч сербских беженцев. Сегодня в Косово и Метохии, через 20 лет после агрессии, в очень трудных условиях проживает всего около 100 тысяч сербов.

Версия для печати