ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Генерал Небойша Павкович: на Югославию напал самый мощный военный альянс в мире

11:13 25.03.2019 • Игорь Гойкович, журналист, Сербия

Во время натовской агрессии НАТО сухопутные войска Союзной Республики Югославия состояли из трех армий. Первая прикрывала центральную и северную части Сербии, Вторая армия из Подгорицы контролировала западную часть Сербии и всю Черногорию, а Третья армия со штаб-квартирой в Нише защищала южную часть Сербии, включая Косово и Метохию. Основные удары противника во время агрессии приняла на себя именно Третья армия во главе с ее легендарным командующим генералом Небойшей Павковичем. Он являлся главным разработчиком операций в той части Сербии, которая подверглась наиболее сильным бомбардировкам с воздуха, нападениям из Албании, а также со стороны албанских террористов.

ФОТО: Генерал Небойша Павкович, Косово, март 1999, автор Зоран Милованович

Третья армия героически перенесла все испытания и с минимальными потерями в личном составе и технике, до конца агрессии не позволила ни одному солдату НАТО войти на территорию Косово и Метохии.

По решению западных государств, в первую очередь Соединенных Штатов, и с помощью марионеточно-проамериканских властей в Сербии в начале 2000-х годов, в Гаагском трибунале оказалось все государственное и военное руководство Югославии. Среди них был и легендарный генерал Павкович, который, как считают многие аналитики и юристы, несправедливо был приговорен к 22 годам тюремного заключения.

Находясь в финской тюрьме, где он отбывает наказание, генерал Павкович ответил на несколько вопросов журнала «Международная жизнь»:

Генерал Небойша Павкович:

Должен сказать, что для меня было честью командовать этой армией, всеми ее подразделениями, офицерами и солдатами, которые проявили огромное мужество в борьбе с агрессором. Это правда, что в то время на мировой арене произошел коллапс международного права, и это правда, что на нашу страну напал, без всякой причины и без какого-либо повода, самый сильный военный альянс в мире, в который входило 19 самых мощных мировых держав. Нужно ли было НАТО использовать такую огромную силу против нашей маленькой страны и ее армии, я не знаю. Но оказалось, что какими бы сильными они ни были, они не смогли достичь своих целей. Поэтому что югославская армия в целом в то время и Третья армия, о которой я говорю, сумели самым достойным образом защитить свою страну и предотвратить вторжение сухопутных сил НАТО.

Таким образом, мы выполнили задачу. Как мы это сделали? Во-первых, Третья армия, которой я командовал, была необычной стратегической группой, состоящей из элитных подразделений, которые были в то время в югославской армии - Приштинского корпуса, Нишкого корпуса и других самостоятельных армейских частей. Она также была усиленна подразделениями из других армий, в первую очередь 252-ой бронетанковой бригадой 1-й армии, 37-й моторизованной бригадой из 2-й армии, 72-й и 63-й бригадах из Корпуса спецназа.

Таким образом, все эти подразделения под моим командованием, исходя из моей задумки и ее воплощения в то время, должны были принять меры для защиты от ударов с воздуха, чтобы продержаться и сохранить войска под бомбежками первые десять дней. А затем, в случае нападения сухопутными силами на государственную границу, оказать сопротивление агрессору.

ФОТО: Генерал Павкович со своими бойцами, Косово, март 1999, личный архив генерала Павковича

По нашей оценке, агрессор планировал направить свои сухопутные силы из Македонии на Вардарско-Моравском направлении, по линии Скопье-Куманово-Вранье в сторону города Ниш, и одновременно нанести удары вспомогательными силами с территории Албании в Косово. Цель была как можно скорее войти в район города Буяновац и села Кончуль. Для того, чтобы перенести акцент боевых действий на район восточного Косово, а затем максимально быстро прорваться в окрестности города Приштина. Тогда бы они успели объединиться со вспомогательными силами, атакующими из Албании. Конечно, во время этого нападения, используя тактические и оперативные десанты, прежде всего в районе Мало Косово и в Лесковацкой котловине, агрессор бы стремился овладеть ключевыми районами и оккупировать территорию Косово. И главной целью его атаки было именно Косово.

Подразделениям Третьей армии, благодаря героической обороне, удалось за 78 дней предотвратить все попытки агрессора проникнуть на территорию Косово. Я особенно хочу отметить боевые действия, которые велись в районе погранзаставы Кошаре с 10 апреля до конца агрессии, до подписания Кумановского соглашения. А также действия на горе Паштрик, с 26 мая по 16 июня. В этих боях были предотвращены атаки подразделений агрессора, прежде всего сил НАТО, вооруженных сил регулярной албанской армии и албанских террористических отрядов – перед ними стояла задача проникнуть с территории Албании в Косово, овладеть первой зоной обороны Третьей армии, и создать условия для оккупации края.

Фото: Генерал Павкович с своими бойцами, Косово, март 1999, автор Зоран Милованович

Однако агрессору этого не удалось сделать. Несмотря на то, что противник пользовался поддержкой стратегической и фронтовой авиации, артиллерии со стороны Албании, нашим бойцам удалось защитить Косово благодаря умелому командованию, и, конечно же, отличной подготовке и боевой выучке солдат и офицеров. Все наши подразделения выполнили поставленные задачи, и до подписания Кумановского соглашения 9 июня, натовскими силами мы не позволили войти в Косово.

«Международная жизнь»: Вы помогли российскому отряду СФОР из соседней Боснии прибыть в аэропорт «Слатина» в Приштине. Как это происходило?

Небойша Павкович:

Прежде всего, информация о прибытии российского подразделения на территорию Сербии была для меня неожиданностью, но я очень скоро получил задачу от руководства государства принять это подразделение и доставить его в Косово любой ценой. Мы не знали точного запланированного графика движения этого подразделения, но, оценивая ситуацию, я предложил верховному главнокомандующему Слободану Милошевичу разместить его в аэропорту Слатина. В то время аэропорт находился под нашим полным контролем. Там были части 15-й бронированной бригады под командованием полковника Младена Чирковича, и тут не было значительных боевых действий с террористами.

Это был момент, когда подразделения 3-й армии и Приштинского корпуса после подписания Кумановского соглашения уже начали отходить из Косово, и когда определенные контингенты миротворческих сил ООН начали прибывать в Косово. Самая большая проблема состояла в том, как обеспечить прохождение этого подразделения из Ниша в центр Приштины и далее в аэропорт, потому что все дороги были загружены нашими частями, которые возвращались из Косово и Метохии, и большим числом гражданских лиц, которые также отступали с нашими колоннами. Кроме того, была плохая погода, дождь и туман. Наши подразделения военной полиции встретили российский конвой возле Ниша и привели его в центр Приштины после полуночи 12 июня. Здесь русских встретили несколько тысяч сербов, им оказали традиционно теплый прием, предложили напитки и еду. Вскоре после этого, по согласованию с командующим этого подразделения генералом Заварзиным, мы сопровождали их в аэропорт Слатина, где они были развернуты с помощью югославской армии на самых важных позициях в аэропорту.

Затем им дали отдохнуть, их ресурсы были пополнены, им было предоставлено все возможное, в чем они нуждались.

Их марш можно сравнить с подвигом: я не знаю, при каких обстоятельствах они отправились из Боснии, но я знаю, что, когда они прибыли в аэропорт, у них не было ни капли топлива в баках. Однако их появление в Косово, Приштине и в самом аэропорту стало большим облегчением для сербского народа, который приветствовал их с огромной радостью. Для нас все это было большой моральной поддержкой и ободрением - прибытие такого подразделения в сердце Косово, в аэропорт, который имел исключительное значение для НАТО.

Здание аэропорта пострадало во время агрессии, но его взлетно-посадочная полоса была минимально повреждена, и ее можно было очень быстро отремонтировать, что привело бы к переброске войск НАТО по воздуху. Однако появление этой российской воинской части помешало этим намерениям. Здесь я хотел бы подчеркнуть, что командир отряда Виктор Заврзин столкнулся с большой дилеммой, поскольку, по нашим оценкам, он находился под давлением со стороны Москвы, чтобы немедленно покинуть территорию Косово и вернуться [в Боснию]. Однако, в разговоре с нашими генералами и другими сербами он отметал эти предположения, остался в аэропорту, организовал оборону, а его появление стало большим сюрпризом для НАТО.

Насколько нам известно, тогдашний главнокомандующий НАТО Уэсли Кларк приказал генералу Джексону, командующему миротворческими силами ООН, взять аэропорт любой ценой, выбить оттуда русских, даже с применением оружия, если это потребуется. Конечно, им этого не удалось бы, потому что у нас было все еще достаточно бронетанковых и других воинских частей, которые бы оказали помощь российскому контингенту. Однако, Джексон вскоре и сам понял, что это [прямой конфликт с русскими] может стать даже началом Третьей мировой войны.

Вскоре после этого на российский контингент оказывалось сильное давление, возможно, сыграла свою роль политика, и зоны ответственности в аэропорту были разделены между Россией и НАТО. Российский контингент оставался там некоторое время, а затем он был фактически разделен в рамках других контингентов ООН. Таким образом, его роль стала незначительной, потому что они не успели получить собственную зону ответственности в качестве особого контингента, и это мы были этим сильно разочарованы. Но я подчеркиваю, что великое и мощное послание было адресовано, прежде всего, НАТО, а затем и нашей стране о том, что у русских есть желание поддержать нас.

«Международная жизнь»:

В эти дни состоялась премьера нового фильма с участием сербского актера Милоша Биковича «Балканский рубеж» о российских миротворцах в Косово. Совсем недавно в интервью белградскому журналу «Недельник» Бикович заявил, что президент России Владимир Путин сказал ему, что он каким-то образом был причастен к этому событию.

Небойша Павкович:

Я читал это интервью Биковича, где он объясняет с художественной точки зрения, как этот фильм задуман и, что будет показано в нем. В аэропорту Слатина тогда не было крупных столкновений, таких, как любят демонстрировать в кино. Наши войска до прибытия россиян полностью контролировали аэропорт и все вокруг него. Конечно, если бы произошел конфликт с террористами, он бы закончился иначе. И когда речь заходит о роли России в то время, мы все знаем, что в ее политическом руководстве были обструкции. Единственное исключение - нынешний президент России Владимир Путин, в то время он был секретарем Совета безопасности Российской Федерации, и он тогда несколько раз активно реагировал.

Я даже в моей книге упомянул, в подписи к его фотографии, что он требовал обязательно разоружить боевиков Освободительной Армии Косово (ОАК), потому что ОАК угрожала российским солдатам нападениями в случае, если они не покинут Косово. Путин был настойчив в этом и требовал разоружить ОАК, как это было и предусмотрено Кумановским соглашением. Благодаря ему и начальнику Главного управления международного военного сотрудничества Министерства Обороны России генералу Леониду Ивашову, в России произошли изменения в отношении того, какую помощь следует оказывать государству СРЮ.

«Международная жизнь»:

Совет Федерации РФ по случаю 20-й годовщины агрессии накануне отметил, что НАТО представляет серьезную угрозу для всего мира, и в принятом документе, объявил, что инициаторы этого преступления должны нести ответственность, поскольку безнаказанность лидеров НАТО привела к новым трагедиям в Ираке, Ливии и Сирии. Тем не менее, именно Вас наказали за то, что Вы защищали свою страну от агрессора, и настоящие преступники остались безнаказанными. По вашему мнению, существует ли сегодня механизм для их наказания, поскольку такого механизма не было в течение 20 лет?

Небойша Павкович:

Если вас интересует мое мнение, я вам скажу, что такого механизма не существует, и в обозримом будущем не удастся организовать такой процесс, который будет судить не только НАТО, но и виновных во всех предыдущих событиях в Африке, Ираке, Ливии, и т.д. Однако хорошо, что российский парламент принял такое заявление, и впервые одно государство так публично осуждает и оценивает участие НАТО в нападении на СРЮ и Сербию.

Согласно этой модели как нас атаковали, позже атаковали и другие страны, и кто знает, что еще может произойти в будущем. Поэтому приятно слышать слова об этом, особенно от российского парламента, который сделал такое заявление.

Генерал-подполковник Небойша Павкович после натовской агрессии получил звание генерал-полковника, и до 2002 года находился на должности начальника Генерального штаба Югославской армии. Помимо многих сербских и иностранных государственных и гражданских наград, в 1999 году он был награжден орденом "За военные заслуги Российской Федерации".

Версия для печати