ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Югославия под ударом: заткнуть рот югославским СМИ

09:07 21.04.2019 • Игорь Гойкович, журналист, Сербия

ФОТО: 1999 Белград, здание телевидения, автор Зоран Милованович

Несмотря на абсолютную медийную блокаду на Западе, правда о преступлениях НАТО в Югославии весной 1999 года все еще распространялась среди людей во всем мире. По всей вероятности, судя по отчаянию, что они не могут контролировать распространение своей ложной информации, натовские крылатые ракеты в ночь с 22 на 23 апреля ударили по зданию государственного сербского телецентра РТС (Радио и Телевидение Сербии) в самом центре Белграда. Впервые в истории военных действий, СМИ было объявлено ​​официальной военной целью. Это случилось после того, как РТС отклонил требование НАТО транслировать через сербские передатчики шесть часов телепередач западных СМИ каждый день. Альянс также объяснил свое решение назначить РТС в качестве официальной цели, назвав его частью «военного механизма, который занимается пропагандой, не сообщая правду сербской общественности о военных событиях».

Ракеты попали в здание РТС в начале третьего ночи, в технический центр телецентра, так называемый «мастер», из которого все сигналы передавались на передатчики. Мастер находился на втором этаже старого телевизионного здания на Абердаревой улице, всего в 20 метрах от студии №1 на первом этаже, где телеведущий Бобан Ковачевич в прямом эфире читал последние новости. Он позже рассказывал, что вдруг исчезло электричество, наступила полная темнота, и все вокруг него начало разрушаться. Он был весь в пыли и окутан дымом, и едва с помощью света от экрана мобильного телефона, который он случайно взял с собой, ему удалось прорваться к заваленному выходу из студии.

ФОТО: Бобан Ковачевич

К сожалению, погибли 16 дежурных сотрудников - техников, операторов, монтажеров, визажистов, охранников. Еще 16 человек получили серьезные ранения.

Автор этого текста также работал в ту ночь в здании телецентра в качестве заместителя руководителя иновещания РТС, и, по крайней мере, трижды за эту ночь проходил по лестнице рядом с мастером, в который попали натовские ракеты. В здании РТС на своем рабочем месте находилась и журналистка Ангелина Вучич, мать нынешнего президента Сербии Александара Вучича. По счастливой случайности она выжила: взрывом ее лишь отбросило на 10 метров.

В ту ночь нам, тем, кто работали в телецентре, никто из руководителей заранее не посоветовал или приказал покинуть здание. В то время Вучич был министром информации в сербском правительстве, и он, конечно же, не позволил бы своей матери пострадать, если бы у него были данные о том, что здание будет разбомблено.

Однако от иностранных журналистов к нам поступали неофициальные сигналы о том, что что-то подобное произойдет. В то время практически все иностранные телевизионщики в Белграде, освещавшие агрессию, использовали технику РТС. Арендованные помещения в здании РТС находились у американских «Си-эн-эн» и «Эн-би-си», поскольку в начале апреля им было запрещено использовать спутниковую связь из других мест, кроме здания РТС. Вскоре иностранцам стало ясно, что это здание не является безопасным местом, особенно после заявления официального представителя НАТО Дэвида Уилби ( David Wilby ), который открыто пригрозил, что государственные СМИ в Югославии будут атакованы «если они не прекратят врать».

Уже 6 апреля иностранным журналистам их начальство рекомендовало избегать здания по адресам Таковска, 10 и Абердарева, 1 (соединенный комплекс зданий РТС ) и не ходить на уже запланированные вечерние перегоны для отправки материалов по спутниковой связи. Однако в то время слухов о том, какие объекты будут разбомблены в предстоящий период было много, и было много сомнений в их достоверности. Съемочные группы «Си-эн-эн» и «Эн-би-си» совсем покинули телецентр за несколько дней до бомбардировки РТС. После этого даже тем, кто не был непосредственно предупрежден об опасности, все стало ясно.

Сегодня остается неясным, по каким причинам сотрудники РТС остались на своих рабочих местах, или почему, подобно коллегам из других сербских СМИ, они не были переведены в другие помещения: в условиях военного времени программы можно было транслировать из любого подвала в Белграде.

Интересно, что иногда иностранные журналисты получали противоречивую информацию от своих руководителей. На следующий день после первой рекомендации не посещать здание РТС, 7 апреля, иностранные журналисты были отправлены в Приштину для съемки здания почты, взорванного накануне вечером. По возвращении из Приштины редакторы сказали своим журналистам, что им и дальше не рекомендуют находиться в здании РТС, но, если они прибудут до полуночи, они смогут войти туда и отправить свой материал через спутник. Соблазн получить кадры из Приштины, первые с начала бомбардировок, был слишком велик для редакторов, и вполне возможно, что некоторые из них могли отсрочить бомбардировку, пока работа не будет выполнена. Во время этого совместного отъезда из Белграда в Косово несколько иностранных журналистов звонили в свои редакции проинформировать их о поездке, одновременно, потребовав поставить в известность о своих перемещениях командование НАТО, чтобы автобус с журналистами не попал под обстрел.

Через несколько месяцев после прекращения агрессии глава международного отделения «Си-эн-эн» Исон Джордан заявил, что был проинформирован в начале апреля Пентагоном о готовящемся налете на РТС за несколько часов до планируемой атаки. Он тогда поддал протест командованию НАТО из-за опасности для иностранных журналистов, которые все еще находились в здании телецентра. В день, когда это произошло, самолеты выпустили ракеты по другим целям.

До сих пор открытым остается вопрос, было ли руководство РТС проинформировано руководителями «Си-эн-эн» или, по крайней мере, их журналистами, о потенциальной опасности. Сами американские журналисты не имели контактов с менеджерами РТС, но у руководства государственного телецентра Сербии были деловые контакты с «Си-эн-эн», между которыми существовал договор о сотрудничестве. В любом случае можно предположить, что во время этих «деловых контактов» были также моменты, когда американцы могли передать сербскими коллегами предупреждение.

До сих пор бомбардировка РТС остается темой, о которой иностранные журналисты, работавшие тогда в Белграде, говорят крайне неохотно, очевидно, чувствуя вину за то, что они не предупредили своих сербских коллег об опасности.

Даже югославский министр информации Горан Матич в середине апреля привозил иностранных журналистов из пресс-центра югославской армии посетить здание РТС, чтобы показать им, что там работают люди. Всего в здании телецентра каждую минуту находилось до сотни человек. Правда, число дежурных в ночные смены было сокращено, а в редакции иновещания каждую ночь дежурили лишь сотрудники–мужчины, пытаясь хоть как-то уберечь своих коллег-женщин.

Руководство РТС тогда молчало, сотрудники оставались работать в здании, которое находилось под угрозой уничтожения, а иностранные журналисты отправили через спутники последние свои материалы вечером 22 апреля.

Удар крылатыми ракетами по зданию РТС был нанесен 23 апреля. Тела погибших несколько дней вытаскивали из-под руин взорванного объекта.

ФОТО: 1999 Белград, здание телеведения, Автор Зоран Милованович

Впрочем, вещание было прервано менее, чем на сутки. Уже на следующий день трансляции возобновились из студийного комплекса в Кошутняке, откуда ранее выходили в эфир развлекательные программы и игровые шоу

После 23 апреля агрессор начал уничтожать передатчики, откуда транслировались сербские радио и телевизионные каналы. Разбомблены телецентры в городах Нови Сад и Приштина, а также почти все передатчики по всей Сербии, включая телебашню на горе Авала, один из символов Белграда.

ФОТО: Телебашня Авала, фото Зоран Милованович

Чтобы уничтожить передатчик на пике Плячковица, возле города Вране, на юге Сербии, натовцы использовал даже боеприпасы с обедненным ураном. Но и это был не конец. Американские ракеты разорвали деловой центр Уще (Устье) в Белграде (бывшее здание ЦК компартии Югославии), из которого транслировались программы восьми белградских радио и телеканалов.

ФОТО: Здание бывшего ЦК, 27 апреля 1999, фото Зоран Милованович

В то же время базирующийся в боснийской Тузле батальон по психологическим операциям НАТО, запустил работу мощных передатчиков, через которые транслировали свои программы радиоканалы на сербском языке с территории Боснии, Хорватии, Венгрии, Македонии и Албании. Они использовали те же частоты, на которых транслировались передачи Радио Белграда. Поэтому официальному белградскому радио всегда приходилось вещать с дикторами, чьи голоса были хорошо знакомы слушателям, чтобы отличаться от программ, подготовленных агрессором, которые распространяли дезинформацию. Известный диктор Радио Белграда Жарко Обрачевич вспоминал позже, что у него почти не было выходных во время трехмесячной агрессии.

Шестнадцать человек были убиты в здании РТС в ночь с 22 на 23 апреля. На памятнике, устроенном семьями в парке Ташмайдан, помимо их имен написано только: «Почему?» И вопросов много. Семьи убитых сотрудников РТС считают, что НАТО является непосредственным «исполнителем убийства» и что «соучастниками» в этом преступлении являются тогдашние руководители РТС и руководство государства, которые сознательно пожертвовали сотрудниками, хотя знали, что здание телецентра будет разбомблено.

ФОТО: Памятник погибшим сотрудникам РТС

Генерал югославской армии в отставке Срето Малинович говорит, что преступник - это тот, кто выбрал РТС для военной цели, но также недопустимым считает и то, что руководство телецентра не приняло меры для защиты людей, особенно если существовали определенные приказы или данные о возможной бомбардировке. Руководство РТС несет ответственность за бездействие, потому что они оставили своих сотрудников стать побочным ущербом для несоответствующей пропагандистской цели, говорит Малинович.

В 2000 году американская правозащитная организация «Хьюман Райтс Вотч» заявила, что нет никаких оправданий бомбардировке здания телецентра в Белграде. Международная федерация журналистов также после агрессии осудила бомбардировку этой гражданской цели, подчеркнув, что натовские ракеты открыли эпоху нападений на СМИ в зонах военных действий по всему миру.

Генеральный директор РТС Драголюб Миланович был приговорен в 2002 году к десяти годам тюремного заключения за то, что он не переместил всех людей и технику из объектов на резервные позиции. За преступление никто из руководства НАТО ответственности не понес. Они до сих пор продолжают утверждать, что нападение на РТС было оправданным, приводя различные противоречивые объяснения. Специальная комиссия Гаагского трибунала, которая также рассматривала случай бомбардировки РТС, не предложила прокуратуре в Гааге возбудить уголовное дело против Североатлантического альянса.

Разрушенная часть здания РТС до сих пор не восстановлена. Она осталась стоять как постоянное напоминание о преступлении натовского агрессора и несправедливости безумного времени. И прямо напротив здания телецентра, в парке Ташмайдан, с памятника 16 жертв НАТО разносится вопрос «Почему?»

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати