«Примаковские чтения-2018». День второй

16:01 31.05.2018 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


30 мая в Центре международной торговли в Москве продолжил работу форум «Примаковские чтения». Организаторы характеризуют эту знаковую встречу российских и иностранных представителей, как «международный форум экспертов, дипломатов и политиков, посвященный памяти ученого и государственного деятеля академика Е.М. Примакова». Председателем Оргкомитета чтений является помощник президента Российской Федерации Юрий Ушаков.

В нынешнем году тема «Примаковских чтений» – «Риски нестабильного миропорядка» и, как заявили тему организаторы, «в фокусе внимания участников форума – сценарии трансформации системы международных отношений, перспективы развития нового миропорядка и его стабилизации, а также важнейшие вызовы и риски региональной и глобальной безопасности».

Репортаж о первом дне конференции «Примаковские чтения» - 2018. День первый» опубликован на портале «Международной жизни».

Второй день «Примаковских чтений-2018» открыл министр иностранных дел России Сергей Лавров, который выступил при переполненном зале, и затем уделил много времени ответам на вопросы участников конференции.

 

Фото автора

На портале журнала «Международная жизнь» опубликованы текст выступления Сергея Лаврова и стенограмма его ответов на вопросы.

 

Фото ИМЭМО

 

Фото автора

Вслед за выступлением Сергея Лаврова участники форума обратились к теме «Есть ли будущее у системы контроля над вооружениями?», которой было посвящено заседание пятой сессии, чьим ведущим (модератором) стал политолог, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Он начал с того, что напомнил: «Мы всегда возвращаемся к основам стратегической стабильности. Пока существуют типы вооружения, созданные в ХХ веке, мы никуда не уйдем от этой темы». Хотя уверенности в том, что наработанного багажа знаний о безопасности хватает, уже нет. Модератор подчеркнул, что весь потенциал, все подходы к обеспечению стабильности, которые были накоплены со времен Первой мировой войны, изменились до неузнаваемости – их уже недостаточно. Ситуация меняется, а подходы все те же. Поэтому «нужно обсуждать то, что может произойти».

И вновь хочу поблагодарить коллег из пресс-служб ИМЭМО и ЦМТ, которые помогли в подготовке обзора работы секций «Примаковских чтений».

В своем выступлении Ричард Берт, управляющий партнер компании «McLarty Associates» по Европе, России и Евразии, отметил, что российско-американские отношения не хуже, чем после Второй мировой, они просто… другие. Он напомнил об «угрозе мировой войны», которая обострилась в середине 80-х годов, и заключил, что «человечеству несказанно повезло, что эскалация конфликта была приостановлена», и сегодня «в наших силах не допустить её». При этом Россия и США развивают вооружения, тратят миллиарды на оборону. И в конечном итоге это приведет к дестабилизации, когда каждый оппонент будет мериться ядерными кнопками, как это было во времена «холодной войны». Сегодня, по его мнению, ландшафт контроля над вооружениями стал значительно более сложным в связи с возможностью использования киберпространства и появлением киберзвукового оружия. В этом контексте необходимы новые творческие подходы к проблеме, нужна модернизация системы контроля над вооружениями. Но это возможно лишь при условии, если Россия и США восстановят отношения. В данный момент атмосфера в Вашингтоне принципиально отличается от ситуации последних 40 лет – есть определенное предубеждение по отношению к России: она видится, как основная внешнеполитическая проблема, и «используется, как карта в американской внутриполитической игре». В администрации США образовалась целая группа экспертов, которая скептически настроена по отношению к России, а президент США Д. Трамп фактически утратил возможности преодолеть нынешние двусторонние разногласия. «Расследование российского вмешательства в выборы в США может привести к импичменту Трампа, поэтому сначала необходимо разобраться с глубоким политическим кризисом в Вашингтоне», - заключил Ричард Берт.

По мнению руководителя Центра международной безопасности ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, академика Алексея Арбатова, «вопрос контроля над вооружениями – это вопрос о том, сохранится ли наша цивилизация в том виде, как мы ее понимаем». Сегодня мы стоим на пороге нового цикла гонки вооружений, который может оказаться хуже, чем в годы «холодной войны». Новые системы оружия размывают различия между ядерными и неядерными системами. Вновь на передний план выходит концепция «избирательной» и «ограниченной» ядерной войны. Кроме того, рассматривается идея о том, что гонка ядерных вооружений будет уже не двусторонней, а многосторонней. Однако, «никакой новой системы контроля над вооружениями невозможно будет построить, если созданные ранее системы будут разрушены». Таким образом, путь к самому разрушительному оружию может быть открыт террористическим организациям. Никакой новой системы контроля вооружений не может быть принято, если не будет сохранен фундамент, который строился в предыдущие годы. Начать необходимо с подтверждения Россией и США на самом высоком уровне положений о том, что «в ядерной войне не может быть победителей», и дополнить их тем, что не может быть никакой «ограниченной ядерной войны». Затем необходимо спасти Договор о ракетах средней и меньшей дальности и перейти к Договору о стратегических наступательных вооружениях, не допустить отказа от Договора о нераспространении ядерного оружия. Перефразируя знаменитую максиму Михаила Булгакова, докладчик подчеркнул: «Разруха происходит в головах политических элит. Навести в них порядок, и сформулировать адекватный взгляд на вооружения – это задача авторитетного сообщества, которое представлено на форуме “Примаковские чтения”».

Ассоциированный партнер «Agora Strategy Group», бывший государственный секретарь Франции по внешней торговле Пьер Леллуш сказал о том, что вопрос о контроле над вооружениями остро встал еще в 1960-х годах, но «мы избежали ядерной войны, конкуренции двух мировых супердержав». Давая оценку существующей системе контроля над вооружениями, он подчеркнул, что она «уже не соответствует новым реалиям, так как является продуктом биполярного мира». Учитывая, что современный мир… аполярен (sic!), необходим многосторонний процесс контроля над вооружениями. Вопрос заключается в том, как организовать его в многополюсной и бесконтрольной системе? Если Европа срочно не выступит против односторонней политики США это будет означать конец суверенности западных стран! А политику США докладчик видит «направленной на разрушение договоренностей в области контроля над вооружениями и нацеленной на распространение правовых нормы своего национального законодательства на другие страны». Еще одна ключевая угроза глобальной безопасности, по словам Пьера Леллуша, связана с новыми технологиями и с появлением киберзвуковых средства доставки вооружений. Особое влияние, о чем сегодня в России мало, кто говорит, оказывают западные частные компании, деятельность которых связана с киберсферой и космосом.

Ракеш Суд, почетный сотрудник индийского исследовательского центра «Observer Research Foundation, дал характеристику динамике в сфере контроля над вооружениями: это – «асимметричность и растущая тенденция к эскалации вооружений». Он отметил: чтобы понять ситуацию, нужно вспомнить «основные принципы ядерного оружия». Первый – пока будет юридический запрет на использование «ЯО» для одних, другие будут им пренебрегать. Второй – если такое «ЯО» оружие существует, рано или поздно оно будет применено. Третий – ядерное вооружение имеет катастрофический и продолжительный эффект. При этом в рамках системы международных договоров складывается непростая ситуация. Технологии вчерашнего дня уже не работают. Стратегические отношения подвергаются серьезному перенапряжению – «перегрузке», поэтому акцент должен быть направлен, в первую очередь, на контроль за распространением ядерного оружия. Необходимо пересмотреть сложившийся баланс между всеми составляющими системы контроля. Пока мировому сообществу трудно ориентироваться в новых реалиях, учитывать произошедшие изменения. Поэтому, на данном этапе – в отсутствии разработанной новой системы контроля вооружений – нужно, по крайней мере, сосредоточиться на снижении рисков применения ядерного оружия.

Научный руководитель Института США и Канады РАН, академик Сергей Рогов заострил внимание на том, что «нужно говорить о центрах силы, а не о полюсах». Вопрос состоит в том, может ли в многополюсном мире существовать режим контроля над вооружениями? В отсутствии «объективного критерия», каким образом будут определяться уровни для Китая, для Индии? Сегодня появились неядерные системы, которые могут поражать стратегические цели. В перспективе высокоточное оружие будет играть все большую роль. Чрезвычайно разрушительной силой обладает кибероружие. Можно ли в этих условиях утверждать, что «стабильность достигнута»? Выступающий задал вопрос: «Каков возраст самого контроллера за вооружением?» По его данным – 70 лет. Получается, что молодежь не вовлечена в данные области. Ни один из политических лидеров государств, обладающих ядерным оружием, кроме Владимира Путина, не имеет опыта переговоров в области контроля над вооружениями. Руководители других стран мало разбираются в этой теме и мало ею интересуются. В этих условиях требуется «мозговой штурм» на экспертном уровне с тем, чтобы на ближайшие 8 лет сохранить «матрицу» безопасности в виде остающихся и все еще действующих элементов контроля над вооружениями. Первое – предотвращение опасных военных инцидентов. «Сегодня мы с НАТО стоим лицом друг к другу, и создается такое ощущение, что совершенно забыты договоренности 1972 г. о предотвращении инцидентов». Необходимо их обновить, так как эскалация конфликта может привести к применению ядерного оружия. Сценарий эскалации – вещь очень серьезная, не случайно американская военная доктрина делает акцент именно на этом. Второе – спасение Договора о ракетах средней и меньшей дальности. «Мы не стоим на пороге новой гонки вооружений – мы уже вошли в неё. Надеюсь на восстановление диалога Россия - США в следующем десятилетии» – завершил свое выступление Сергей Рогов.

 

«Россия и ЕС – взаимозависимость или конфронтация?» – такое название получила сессия, в ходе которой были рассмотрены наиболее острые разногласия недавних стран-партнеров. Дискуссию открыл директор Французского института международных отношений (IFRI) Тома Гомар, заявивший, что конфронтация ЕС и России не может продолжать двигаться далее, поскольку наши страны – это, прежде всего, партнёры. Нельзя забывать о том, что большая часть населения России проживает на её европейской территории. «У нас много общего, но наши перспективы сейчас прискорбны. Если Россия продолжит свою деятельность в духе Советского Союза, это будет негативно сказываться на нашем взаимодействии. Европейский Союз, в свою очередь, не имеет права диктовать России условия, и он стремится занять дипломатическую позицию». Общие интересы имеют в такой ситуации величайшую ценность.

Так, у евросчастливцев опять Россия виновата, коли «продолжит свою деятельность в духе Советского Союза»? А в зеркало они давно смотрелись?

Председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер задал вопрос: «Сколько россиян согласилось бы с тезисом, что европейская граница самая безопасная и мирная?» Ведь «Россия не имеет больше нигде такой уверенности в своих партнёрах».

Про Украину «забыл», видно, намеренно… И про Прибалтику «забыл», куда нагнали кучу НАТОвских войск. А про границу России с Китаем и Монголией он и не вспоминал… Так что, отвечаем на его тезис своими соображениями.

Паоло Магри, исполнительный вице-президент Итальянского института международных политических исследований (ISPI), заявил, что взаимодействие Европы и России вовлекает в конфронтацию целый ряд стран, зависимых друг от друга. Логика европейская даже на таких примерах становится трудно воспринимаемая. Докладчик, впрочем, продолжал о том, что «Европа испытывает очень серьёзное давление, ведь торговля с США и Россией несопоставима. Экспорт в Россию на сегодняшний день составляет 4,8% от общего оборота продукции, а в США – 16.9%». При этом он отметил: несмотря на санкции, сотрудничество все равно продолжается – оно «не обязательно должно иметь экономический аспект», ведь «здесь задействована наука и культурные связи».

Заместитель директора по научной работе ИМЭМО им. Е.М. Примакова Алексей Кузнецов процитировал статистику, которая показывает, что Евросоюз остаётся важнейшим торговым партнёром России. На долю ЕС приходится 45% внешнеторгового оборота, а по экспорту Россия сегодня занимает в ЕС 4 место. Основные инвестиции приходят в нашу страну из Германии и Франции, но отмечается стагнация инвестиционной активности. Её показатели сегодня ниже уровня 2014 года. Докладчик отметил, что «у России было много надежд и иллюзий в отношении ЕС»: «Мы рассчитывали на равное партнерство, поскольку Россия, все же, европейская держава. Нашу страну наказывают санкциями, но кое-кого наказывают бомбами. И этот кризис начался не с Украины, а в 2007-2008 годах. Поворот произошёл по причине разногласий в экономических вопросах, а также в области контроля вооружений». Сегодня от контрсанкций России больше всех страдает Германия. Если взять 28 стран – основных партнёров России в Азии и Европе, то объем внешней торговли РФ с ЕС достигает только 45%, то есть, виден разворот России на Восток (там – 55 % объема торговли – С.Ф.). Результатом происходящего может стать «потеря доверия в ЕС, которое будет очень сложно восстановить». Сейчас мы имеем возможность пойти навстречу друг другу, но, если этих шагов не будет сделано, то к 2019 году объем торговли с Азией будет значительно выше, чем с европейскими партнёрами, убежден Алексей Кузнецов.

Профессор политологии в «Barnard College» Колумбийского университета (США) Кимберли Мартен говорил о глобализации, как о перспективе, хотя по другим оценкам эта самая глобализация подошла к своему пределу и перспектив не имеет. Однако, по мнению гостя, «глобализация дает множество возможностей», а Европа и США сегодня очень сильно «отстраняются» от продвижения глобализации, в первую очередь, потому что «Трамп пытается оттолкнуть ЕС». Адепт глобализации сетовал на то, что президент США постоянно «бросает тень сомнения на обязательства в НАТО, а Европа вынуждена сегодня тратить больше и больше средств на военный бюджет». Он продолжал: в данный момент ЕС и НАТО имеют оптимальные возможности сотрудничать по всем направлениям коллективной безопасности. Европа «очень озабочена охраной своих границ». При этом «мы много слышали о том, что ЕС не намерен слепо следовать за США, и ситуация с Ираном демонстрирует это». Удивительное признание американского гостя: «США стоят в оппозиции ко всем странам мира». И тут же пояснение: США сами дистанцируются от всего происходящего по многим пунктам – во внешней торговле, по вопросу Ирана и т.д. «Европа консолидируется, и Трамп спровоцировал этот процесс». ЕС жив и отлично функционирует, несмотря на все заявления о том, что сегодня это «очень слабая и недееспособная структура». Европа становится сильнее, но «она считает, что Россия не заинтересована в международном взаимодействии с политическими партнерами». К. Мартен подчеркнул, что в основе конфликтных ситуаций зачастую «лежит мнение США» о том, что «Россия не хочет соблюдать международные договорённости».

И опять – у них «Россия виновата». Стало плохой традицией, что западники перед своей аудиторией жестко… молчат о собственном нарушении «международных договоренностей» про Украину, про Сирию и про множество иных американо-западных грехов перед людьми и странами в самых разных точках мира в недавние времена.

Сергей Афонцев, заведующий отделом экономической теории ИМЭМО им. Е.М. Примакова, рассказал о динамике отношений в регионе Европы. Он отметил, что, «несмотря на постоянное ужесточение санкций, мы по-прежнему продолжает обсуждать проблемы вместе». Вопрос – каково это сотрудничество? В каком контексте оно происходит? Сегодня «сторонам остается только ждать, что кто-то изменит свою позицию». Но Россия не поменяет отношение к несправедливой ситуации, когда наша страна обвиняется «во всех смертных грехах». Выступавший напомнил, что есть элементарные правила разрешения международных конфликтов, однако на сегодняшний день никто не хочет уступать, и ситуация может разрешиться только, «благодаря здоровому прагматизму». Резюме – «Россия обладает достаточно большим экономическим потенциалом, но мы не намерены убеждать кого-либо в необходимости сотрудничества. Кто заинтересован – сам сделает выводы».

 

Седьмая сессия «Примаковских чтений» получила название «Технологии, меняющие общество: просторы и пределы». Её вел помощник президента России Андрей Фурсенко. Открывая дискуссию, он отметил, что «технология блокчейн формирует у пользователя ответственность перед обществом за ту информацию, которую оно предоставляет». «Техно-оптимисты» при этом говорят, что политика сильно отстает от развития технологий. Есть даже мнение, что государство отмирает в этих условиях нового качества коммуникаций. Однако, «представляется, что отказ от государства – это путь в никуда». Долгое время была модной фраза о том, что именно рынок определит, как нам двигаться дальше. Сегодня же мы говорим о том, что эта роль принадлежит государству – хотя 15 лет назад такая фраза казалась бы крамольной. Один из важнейших вопросов – выстраивание с помощью технологий странами мира с участием других игроков – прежде всего, крупных корпораций – системы взаимозависимости. В основе такой системы должен лежать «принцип признания того, что альтернативы взаимозависимости не существует, что нельзя отделиться от других железной или какой-либо другой стеной».

Михаил Ковальчук, президент НИЦ «Курчатовский институт», заострил ситуацию и заявил, что «мир сегодня находится на грани ресурсной катастрофы», и если двигаться дальше таким же путем, как сегодня, катастрофа неизбежна. Почему? Потому что существующий технологический уклад стал фактором, способствующим приближению катастрофы. И объектом «технологической колонизации» сегодня становятся развитые страны. Решением проблем, которые вытекают из текущего технологического уклада, может стать переход посредством конвергенции знаний к такому «природоподобному» (nature-like) технологическому укладу, который будет гармонировать с биосферой и позволит восстановить нарушенный обмен веществ в природе. Сегодня мы призваны создать новые технологии на базе фундаментальной науки. А государство должно формировать условия для появления «рынков новой продукции». И роль государства в создании нового технологического уклада – ключевая. Мы видим, что «происходит очень мощное вымывание среднего класса». Между тем, искусственный интеллект не сможет изобретать что-то новое, по крайней мере, в обозримой перспективе. Государству при разработке новых образовательных стратегий нужно думать о воспитании творческой и креативной элиты.

Санджой Джоши, председатель индийского исследовательского центра «Observer Research Foundation» обратил внимание на то, что сегодня от доступа к технологиям зачастую зависят вопросы жизни и смерти – например, доступ к мобильной связи необходим, чтобы вызвать медицинскую помощь. «Коммуникационный разрыв» также является сегодня одной из ключевых угроз мировой стабильности. При этом технология блокчейн может выступить в качестве инструмента стабилизации миропорядка. Вместе с тем, новые технологии подрывают многое из прежнего, сложившегося годами уклада жизни многих стран. Большим вызовом для государств становится необходимость адаптации к новым реалиям, и, хотя сегодня мы наблюдаем рост национализма, но «со временем стоит ожидать роста взаимозависимости стран в сфере современных технологий».

Наоки Танака, президент «Исследовательского центра международных проблем государственной политики» (Япония) напомнил, что недавно было утверждено «новое законодательство в области защиты данных в ЕС», одним из ключевых аспектов которого является предоставление пользователям права исправлять либо стирать свою персональную информацию. Японские компании также приняли этот комплекс мер регулирования и даже переносят его на китайский рынок. Япония – страна со стареющим населением, и ей требуется «микроцелеполагание» для предоставления необходимых услуг в области здравоохранения, и государство здесь покрывает риски разработки соответствующих технологий.

Отметим, что в который раз, и на этой секции, разговор идет о более массивном участии государства в осуществлении ключевых программ общества – от России до Японии.

Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков акцентировал внимание слушателей на следующих тезисах: в вопросах технологического развития нужно исходить из того, что в нем участвуют все ключевые игроки – наука, бизнес, система образования; в предыдущие годы вместе с РАН удалось пройти этот путь, а Академия Наук России взяла на себя роль «квалифицированного заказчика исследований»; на международной арене нужно кооперироваться по тем направлениям, где у нас есть высокие компетенции, и там, где мы видим наибольшие вызовы; акцент необходимо делать и на развитии инфраструктуры, и на развитии тех компетенций, которые необходимы России для вхождения в ведущие международные проекты. Нужно определить форматы взаимодействия и задать некоторые практики, выработать для себя систему государственной поддержки такого рода кооперации. Роль государства (sic!) должна быть определяющей.

Мэтью Барроуз, директор Центра стратегического прогнозирования Атлантического Совета, считает, что в условиях «новой нормальности» технологии помогут преодолеть целый ряд ресурсных ограничений. Речь идет о таких аспектах, как энергетика, продовольствие, доступ к чистой воде. Существуют опасения, что США скатываются к идее «национализации технологий», поскольку не исключают, что Китай превзойдет их в области искусственного интеллекта. При этом технологии развиваются с такой скоростью, что правительства, зачастую, не понимают картину событий – показателен пример вызова хозяина Facebook Марка Цукерберга на отчет в Конгресс США. Представляется, что если академическое сообщество разработает свод норм и правил в области технологий, это, возможно, будет способствовать установлению «новой нормальности». Государство (опять – государство, на плечи которого попавший в кризис крупнейший транснациональный бизнес хочет возложить расходы по своему спасению – С.Ф.) должно обеспечить гражданам возможность обучения в течение всей жизни, оно должно подталкивать к этому бизнес. Между технологическим сообществом и государством есть огромный культурный разрыв, который способствует возникновению проблем, говорит американский, очень уважаемый эксперт.

А слушаешь его, и удивляешься – неужели даже ведущие эксперты оттуда видят мир столь «плоско»? Что-то давно в США не вспоминали о «государстве», педалируя тему «свободы предпринимательства». А теперь вон как «заголосили» – без господдержки, мол, будущего нет… И это – очень важный маркер нынешних «Примаковских чтений». Возможно, даже это – самой главный вывод для сегодняшней мировой политики и экономики: «Без государства – никак».