Обзор зарубежных СМИ

13:49 21.05.2018 Диана Гамидова,


Снижение темпов развития блока вызывает страх структурных сдвигов в целом.

Автор: ClaireJones.

Впечатляющий подъем в еврозоне явил собой одну из неожиданных историй 2017 года. Экономисты обеспокоены тем, что этот год может преподнести значительно менее приятный сюрприз.
Опросы потребительского доверия и сбор данных о производстве указывают на то, что рост в первой четверти года скорее всего будет ниже, чем ожидалось ранее.
Вопрос в том является ли снижение темпов развития результатом влияния разовых факторов или началом более серьезных изменений. Многое будет зависеть от производительности Германии, двигателя европейской экономики, на долю которого приходится почти треть регионального объема производства.
Некоторые экономисты обеспокоены тем, что тут задействованы структурные факторы. Некоторые предполагают, что замедление могло произойти по причине того, что стремительный подъем не оставил возможности для дальнейшего увеличения потенциала для немецкого бизнеса.
Также осложнилась ситуация и на экспортных рынках.
Дискуссии пронизаны страхом ущерба, причиняемого торговыми войнами в общем и напряжением в отношениях США и Китая в частности. Опасения вызывает то, что торговый конфликт между администрацией Трампа и Пекином может нанести вред еврозоне сразу по нескольким направлениям: вызвать протекционизм на экспортном рынке европейских производителей, снизить уверенность и навредить глобальным производственно-сбытовым цепочкам.
«Существенно возрос риск возникновения крупных торговых барьеров,» - заявил господин Крамер, главный экономист в «Коммерцбанке». Добавив, что это та причина, по которой он ожидает меньшего роста «не только в США, но также и для основанной на экспорте экономики Германии и еврозоны в целом.»

Источник: Financial Times, April 23, 2018.

 

«Клевая Германия».

Германия вступает в новую эпоху. Страна становится более  разносторонней, открытой, неформальной и модной.
Послевоенная история Германии развивалась циклами в приблизительно 25 лет. Сначала наступила эра реконструкции. Следом, с конца 1960х, федеральная республика начала открыто признавать ответственность за развязывание войны. Последний цикл, начавшийся в 1990х, Германия воссоединилась, вновь став нормальной страной, и избавилась от некоторых оков прошлого. Теперь колесо истории вновь делает свой оборот.
Самая крупная перемена связана с политикой «открытых дверей» Ангелы Меркель, направленной на беженцев, в результате которой в страну прибыло 1,2 млн новых мигрантов в 2015-16 гг. Это явилось подтверждением того, что некогда однородное немецкое общество трансформировалось в «плавильный котел». Патриархальная культура стала более сбалансированной с гендерной точки зрения: за последние 15 лет доля женщин трудоспособного возраста, задействованных на рабочих местах, возросла с 58% до 70%.
Это расшатало общество, которое долгое время поощряло стабильность, вскрывая культурные разногласия между теми, кто принимает новую Германию и теми, кто изо всех сил держится за старые порядки; между городскими и сельскими избирателями;  между молодежью и пожилыми людьми.
Результат определит будущее крупнейшей экономики Европы. Это также окажет влияние на ситуацию за пределами Германии. Страна пытается справиться с возникновением более многообразного общества в то же самое время, когда той же проблемой обеспокоены и другие государства. То, в какое русло будет направлен этот переход в Германии, может задать остальным образец для подражания.
Новая Германия может стать новым видом силы. Она остается удручающе предрасположена к мировоззрению маленькой страны: не желает тратить достаточно средств на оборону, чтобы противостоять перекосам, порожденным активным сальдо торгового баланса и принимать на себя совместное несении бремени в еврозоне. Тем не менее, признаки движения вперед присутствуют.
Тем временем, проблемы беженцев расширяет немецкие горизонты. На прошлогоднем саммите Группы двадцати в Гамбурге канцлер продвигала идею «Договора с Африкой» с целью ускорить развитие и улучшить государственное управление на континенте.  Переоцененный и недофинансированный, этот проект намекает на то, какую роль нормализованная Германия может сыграть в качестве объединяющего и стабилизирующего фактора.
Ключевое значение будет иметь фигура приемника госпожи Меркель. Ее неоспоримый, реактивный стиль отвечал требованиям своего времени.  Однако новая Германия нуждается в новом типе канцлера: инициативном на родине, амбициозном за пределами страны и обладающем навыками, необходимыми для убеждения немецких избирателей в том, что подобные амбиции имеют под собой основания.
При наличии грамотного руководителя, едва ли остаются сомнения в потенциале страны. Сегодня, как и в прошлом, было бы большой ошибкой недооценивать Германию.

Источник: The Economist, April 14, 2018.

Обстановка накаляется.

С начала военных действий в Сирии в 2011 году,  Израиль нанес по меньшей мере 100 трансграничных ударов.  Большинство были направлены на автоколонны, перевозящие оружие и склады, принадлежавшие «Хизболле», ливанскому шиитскому движению, поддерживаемому Ираном.
Десятилетиями Израиль вел теневую войну с Ираном, который спонсирует ливанских и палестинских марионеток, которые наносят удары по еврейскому государству.  Однако в последние месяцы война вышла на новый уровень: Израиль и Иран сошлись в прямом противостоянии на  сирийской земле.
Биньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля,  слишком много поставил на его личные отношения с российским президентом Владимиром Путиным. Они часто встречаются и беседуют. Но руководители израильских служб безопасности начинают осознавать, что Кремль никак не проявит себя в сокращении роли Ирана в Сирии. Господин Путин посвятил себя обеспечению выживания режима Башара Асада. Российская авиация обеспечивает ему непреодолимую мощь, однако по причинам, связанным с внутренней политической ситуацией, он не стремится бросать в бой российские войска.
Вместо этого режим Асада обратился за помощью к шиитским вооруженным группировкам, часто состоящим из афганцев, сформированных и организованных Ираном в качестве пушечного мяса. «Путин уважает Нетаньяху и военную мощь Израиля и предпочитает координировать свои действия с Израилем,» - говорит израильский шпион. «Но для обеспечения его интересов в Сирии, он больше нуждается в Иране на данный момент.»
В прошлом Израиль заверял Россию в том, что у него нет намерений нанести ущерб режиму Асада до тех пор, пока его собственные интересы в Сирии не ставятся под угрозу. Эта линия начинает меняться. Израиль намерен не допустить увеличения присутствия Ирана в Сирии, даже если в ходе таких действий возникнет угроза российскому протеже в Дамаске.

Источник: The Economist. April 14, 2018.

 

По мере того, как отношения с Трампом становятся все более напряженными, Европа задумывается о том потеряна ли Америка навсегда.

Автор: Griff Witte, Michael Birnbaum

С 20 января 2017 года европейские лидеры обеспечивали связи с США, регулярно поглядывая на часы, с нетерпением считая часы до того момента, когда истечет президентский срок Трампа и надеясь на то, что за это время самой сути западного альянса не будет нанесен непоправимый ущерб.
Однако по мере того, как агрессивная риторика Трампа, направленная на самых близких союзников Америки, трансформировалась во враждебные действия этой весной, новый страх захватил европейские столицы.
Трамп может оказаться не аномалией, которую можно просто переждать. Вместо этого смешение одностороннего подхода, национализма и протекционизма, которые воплощает Трамп, может явиться новой американской нормой.
Даже до избрания Трампа европейцы ощущали, что традиционная роль Вашингтона как гаранта безопасности и стабильности на континенте постепенно сводится на нет, и как сформированные послевоенным периодом связи исчезают вместе с поколениями, которые их выковали.
До сегодняшнего дня ключевые лидеры избегали открытого конфликта с президентом США, стараясь вместо этого успокоить его или, по крайней мере, уговорить. Кроме всего прочего, они стремились сохранить крепкие взаимоотношения, если не с самим лидером, то хотя бы с официальными лицами на разных уровнях внутри правительства США, чтобы после его ухода остался фундамент для выстраивания новых связей.
Такая стратегия преобладает и по сей день. Однако последовательные неблагоприятные шаги, кульминацией которых явилось решение Трампа выйти из иранской ядерной сделки, привели к ухудшению трансатлантических отношений до уровня, который не наблюдался со времени вторжения в Ирак в 2003 году.
Трамп отдаляется от самых близких союзников Америки и, судя по всему, сами американцы не против.
Европейцы стали вслух высказывать предположения о том, следует ли им действовать соответственно.
По словам Йорга Лау, редактора международного отдела немецкой газеты «Die Zeit», будет ли в президентском кресле Трамп или какой бы то ни было другой американский президент, «приоритеты США изменились и почему бы им не измениться? Это не то, на что мы должны жаловаться. Это факт, который следует принять.»
Европа спокойна, богата и пришло время, сказал он, континенту самому позаботиться о собственной безопасности.
«Мы практически можем благодарить Трампа,» - сказал Лау. «Он донес до Европы идею о том, что мы должны проснуться.»

Источник: The Washington Post, May 19, 2018
https://www.washingtonpost.com/world/europe/as-tensions-with-trump-deepen-europe-wonders-if-america-is-lost-for-good/2018/05/18/6f90c56e-587f-11e8-9889-07bcc1327f4b_story.html?utm_term=.f85031ddedb6

 

Необходимое к прочтению издание, посвященное человеческим жертвам в Сирийском конфликте.

Автор: Gideon Rachman

В 2016 году Евросоюз прекратил подсчет жертв в Сирии. Такое решение было принято из практических соображений. Однако оно также является показательным касаемо потери интереса мировой общественности к сирийской войне.
Иностранные правительства и войска продолжают вовлекаться в сирийский конфликт с катастрофическими последствиями. Но рядовые граждане западных государств давно перестали следить за ходом военных действий. Они отключились поскольку конфликт выглядит пугающим, непонятным и, скорее всего, бесконечным – с мириадами группировок и отсутствием телегеничных «хороших парней», за которых можно поболеть.
В результате запад не смог сосредоточить свое внимание на одной из крупнейших гуманитарных и геополитических катастроф последнего десятилетия.
Нет лучшего способа вновь сфокусировать свое внимание на Сирии, чем чтение книги Рании Абузейд (Rania Abouzeid). Независимый журналист, освещающий войну в Сирии с самого начала, Абузейд рассказывает историю конфликта через истории жизни отдельных людей.
То, что могло остаться стандартным журналистским приемом, имеет триумфальный успех благодаря высокому профессиональному уровню и деликатности присущим писательскому стилю автора, глубине представленных ею докладов и необычная природа историй, которые она рассказывает. В результате чего ее книга больше напоминает роман, нежели обычную работу репортера.
В процессе написания книги автору неоднократно приходилось одиночные поездки в зону военных действий, где разворачивались события, ужасающие уровнем насилия и жестокости. В отличие от предыдущего поколения военных корреспондентов, Абузейд устояла перед искушением поместить саму себя в сердце истории или кичиться своей отвагой.
Труды Абузейд породили экстраординарную книгу, которая заслуживает того, чтобы ее прочло как можно большее количество людей. Однако, чтобы собрать заслуженную аудиторию, ей придется преодолеть непреходящее стремление западного общества закрыть глаза на непрекращающиеся ужасы, которыми наполнены события в Сирии.

Источник: The Financial Times, April 23, 2018.

Ключевые слова: обзор СМИ

Версия для печати