ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Глобализация как фактор рисков для американского ВПК

10:54 30.09.2022 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

В начале сентября стало известно, что производство американских истребителей пятого поколения F-35 компании Lockheed Martin приостанавливается Пентагоном. Выяснилось, что в магнитах турбонасоса вспомогательной силовой установки истребителя использованы сплавы китайского происхождения. Турбонасос производится компанией Honeywell. Агрегат используется во время наземного обслуживания самолёта и для запуска двигателя. Один из поставщиков комплектующих проинформировал Honeywell, что в магнитах присутствует сплав кобальта и самария, произведённый в Китае[1].

Хотя в штаб-квартире программы F-35 заявили, что китайский сплав не представляет угрозы безопасности с точки зрения возможных кибератак, и что планов по выводу из эксплуатации уже поставленных самолётов пока нет, поставщика сплава решили сменить. По этой причине производственный цикл может быть поставлен под серьезную угрозу. Неизвестно, сколько времени потребуется новому сплаву, чтобы пройти путь от поставщика до производственной линии Lockheed Martin. При худшем для программы F-35 сценарии, потребуется письменное заключение заместителя министра обороны по закупкам Билла Лапланта, о том, что принятие F-35 необходимо для обеспечения национальной безопасности США. Впрочем, не исключено, что «китайский след» будет выявляться и в других компонентах самолёта, более уязвимых с точки зрения кибербезопасности.

Программа разработки и закупок F-35, предполагающая широкую международную кооперацию с американскими союзниками и другими «дружественными» государствами, служит мощным индикатором негативных тенденций в американском ВПК. Активно продвигавшаяся самим же Вашингтоном политика глобализации привела к тому, что США столкнулись с невозможностью выстраивать надёжные цепочки поставок в результате сокращения национального промышленного производства после окончания холодной войны. Ещё в 1990-х гг. начался рост зависимости американского ВПК от цепочек поставок «дружественных акторов» из Восточной Азии, например, из Тайваня. Вместе с тем, часто бывает затруднительно отследить реальную страну-производителя таких компонентов. Также не способствуют надёжности подобной кооперации ситуация в Тайваньском проливе, Южно-Китайском море, турбулентность в отношениях между Сеулом и Токио. Кроме того, Китай обеспечивает потребности более 90 процентов редкоземельных элементов в мире, и без поставок обходиться часто бывает невозможно. В сильной зависимости от подобных поставок находится, к слову, и японская промышленность.

 При этом, проблемы по F-35 возникали не обязательно с азиатскими производителями. Так, в 2019 г. выяснилось, что считающаяся британской Exception PCВ, поставляющая для F-35 печатные платы, в 2013 г. фактически была приобретена компанией, базирующейся в Китае и зарегистрированной на Шэньчжэньской фондовой бирже. Печатные платы Exception используются для производства электронных компонентов, которые контролируют работу основных узлов и систем F-35, таких, как двигатель, освещение, навигация[2]. Впрочем, и сами американские поставщики часто стремятся скрыть китайское происхождение своей продукции, чтобы не потерять выгодные контракты. Примером здесь является скандал вокруг Adventura Technologies - производителя систем видеонаблюдения для Пентагона, использующего дисплеи китайского производства[3].

Осознание подобных проблем происходило с большим опозданием в структурах самого ВПК. Например, в 2003 году Ассоциация аэрокосмической промышленности выступила против предложений о мерах стимулирования использования компонентов американского производства на том основании, что ограничение иностранного импорта не только значительно повысит затраты, но и затруднит доступ ко многим из самых передовых электронных и информационных технологий. Подобные взгляды не только подвергают американские цепочки поставок большему риску, особенно в военное время, но и ставят китайское военное производство в более выгодное положение из-за гораздо более широкого масштаба исследований и разработок, а также мощной промышленной базы.

В результате, американский ВПК столкнется не только с большими трудностями в обеспечении того, чтобы компоненты поступали от «дружественных акторов», но и с борьбой за то, чтобы идти в ногу с достижениями китайской военной промышленности. Между тем, стимулы для маскировки происхождения китайских и других восточноазиатских компонентов в американских системах вооружений будут продолжать расти, поскольку американским производителям становится все труднее и дороже получать требуемые компоненты и редкие виды сырьевых материалов у национальных поставщиков. Проблема, усугубляемая тем, что даже считающиеся сегодня благонадёжными зарубежные поставщики могут в будущем перейти в категорию менее надёжных, как это произошло с Exception PCВ. Ключом к способности американцев производить ведущие мировые системы вооружений во время холодной войны было их центральное положение в цепочках высоких технологий, а также масштаб инноваций. Но США начали практически утрачивать эти позиции примерно с 1990-х годов.

Что касается возможности заимствования китайскими оборонщиками американских ноу-хау, полученных в результате «утечек» из цепочек добавочной стоимости, то и их масштабы не стоит преувеличивать. Так, в китайском истребителе пятого поколения J-20 «Чёрный орёл» воплощено многое из того, что было реализовано на новейших американских истребителях. Однако, была использована собственная «стелс»-технология. При этом, пока основная часть авиапарка J-20 в Китае оснащена двигателями российского производства[4].

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати