ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

США собираются «скупать» разногласия с Турцией?

10:42 26.07.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

Турецко-американские трения из-за покупки Анкарой российских ЗРК С-400 получили новый импульс: 21-го июля Палата представителей Соединенных Штатов единогласно приняла закон о введении санкций против Турции в связи с этой сделкой. Правда, рестрикции могут быть отменены, если покупатель каким-то неведомым  образом избавится от ракетных установок и пообещает не приобретать такие системы в будущем.

Напомним, что первые компоненты ракетных систем поступили в Турцию в июле 2019 года. В ответ Соединенные Штаты, до этого отказавшиеся продавать Анкаре свои ракеты «Patriot», исключил Турцию из программы производства и поставок новейших истребителей F-35, пообещав ввести и ряд других ограничений. Аргументы турецкого руководства о том, что приобретение российских ЗРК – «не прихоть, а необходимость», и что американцы в общем-то сами виноваты, услышаны не были. Наиболее нелицеприятно в адрес Вашингтона высказался лидер «евразийской» партии «Ватан» Догу Перинчек: «С-400 — это не только выбор оружия, но и выбор стратегии. — Турция защищает себя от США… В какую сторону мы ни посмотрим, мы видим американскую и израильскую угрозу. Турция сталкивается с необходимостью вооружаться перед лицом этих угроз».[i]

В Вашингтоне тогда пошли на попятный и согласились продать свои ЗРК взамен российских, но получили из Анкары недвусмысленный ответ: «Обратного пути нет».

Постановка С-400 на боевое дежурство была намечена на апрель этого года, но «в связи с коронавирусом» ее отложили на неопределенный срок, что вызвало поток спекуляций в СМИ. Бывший соратник Реджепа Таййипа Эрдогана и его нынешний политический противник Ахмет Давутоглу в интервью турецкой газете Yeni Çağ даже предположил, что Анкара и Вашингтон могли договориться «за закрытыми дверями» о том, чтобы вообще не вводить в эксплуатацию С-400. А по мнению ряда обозревателей, таким образом турецкий лидер, якобы, хотел выиграть время для принятия окончательного решения, которого у него пока нет. Но я не думаю, что эти комлексы будут лежать на складе,  различные источники сообщают, что Москва и Анкара продолжают переговоры о поставке Турции уже второго полка С-400.

Отношения Турции с Соединенными Штатами в последние годы были осложнены не только сделкой по российским ЗРК, но и отказом американских властей выдать турецкой стороне одиозного проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого в Анкаре подозревают в организации антиправительственного путча в 2016 году, судебным разбирательством против турецкого банка Halkbank – по обвинению в обходе антииранских санкций США, отменой эмбарго на продажу оружия Республике Кипр, поддержкой военно-политических структур сирийских курдов, а также принятием обеими палатами Конгресса резолюции о признании геноцида армян в Османской империи.

Очевидно, осознав, что накал в отношениях с Западом достиг опасной точки, турецкий президент постарался реанимировать отношения с США. Но не с Европой – на этом направлении, пользуясь неповоротливостью европейской бюрократической машины и перманентными сложностями с нахождением общеевропейского консенсуса по внешнеполитическим проблемам, он довольно успешно создает себе имидж непреклонного и бесстрашного национального лидера в глазах избирателей. 29 апреля вместе с символической партией медицинского груза Эрдоган направил личное послание Дональду Трампу, выразив в нем пожелание о том, чтобы «дух солидарности» восторжествовал, наконец, в отношениях двух стран. А после телефонного разговора с Трампом 9 июня, Эрдоган объявил о том, что в американо-турецких отношениях даже может начаться «новая эра».

Последовали ответные шаги: 23 июня генеральный прокурор США (и соратник Трампа) Уильям Барр отправил в отставку прокурора, курировавшего судебное дело против Halkbank’а, и акции последнего в одночасье взлетели на 9%. Похоже, сгладилось расхождение в подходах сторон к Сирии – Вашингтон и Анкара практически перестали критиковать друг друга по «курдскому вопросу». Наблюдатели отмечают рост координации действий Турции и США в Ливии: пока первая открыто усиливает наступательный потенциал армии Правительства национального согласия, вторые уговаривают Халифу Хафтара вывести подчиненные ему войска из нефтеносных районов страны. Попутно помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер защищает Турцию перед Евросоюзом, заяляя что он «в вопросе эмбарго на поставки оружия в Ливию страны Европы выступает только против Турции».[ii]

Кстати, все это не мешает Турции одновременно декларировать необходимость активизации мирных усилий «по созданию условий для долгосрочного и устойчивого режима прекращения огня» в этой стране. Что следует, в частности, из текста совместного заявления по итогам последних российско-турецких консультаций высокого уровня, состоявшихся 21 и 22 июля в Анкаре.

Знаковым событием последнего времени стал организованный в конце июня влиятельной лоббистской организацией - Турецко-американским деловым советом - вебсеминар под красноречивым названием «Пора союзникам стать союзниками: турецко-американская цепочка поставок». Американская сторона в ходе мероприятия стремилась «пробить» новый маршрут для поставок своего СПГ в Восточную Европу через турецкую территорию, попутно предлагая предоставить Анкаре «конкурентоспособный по цене СПГ», дабы ослабить зависимость турецкой экономики от российского газа.

Турция, в свою очередь, попыталась позиционировать себя ни много ни мало в качестве альтернативы Китаю, в частности, претендуя на его место на американском рынке бытовой техники и автомобильных запчастей: «До пандемии в основе единой цепочки поставок глобальной экономики находился Китай. Теперь ситуация меняется. И для таких стран, как Турция, открываются огромные возможности», — без лишней скромности заявил вице-президент страны Фуат Октай. Обсудили и возможное взаимодействие в Африке с целью потеснить на континенте китайские компании.

Вряд ли наращивая активность на международной арене (в Сирии, Ливии, Ираке, на юге Йемена, в Джибути, Сомали, Судане, в акватории Средиземного моря), занимая жесткую позицию в отношении Европейского Союза, Анкара расчитывает лишь на собственные силы. При всем своем кажущемся политическом идеализме Эрдоган - прагматик, и, я думаю, он вел бы себя куда «скромнее», не чувствуя поддержки извне.

Да, Вашингтон периодически грозит Анкаре введением санкций, а то и «уничтожением» экономики, но при этом не спешит претворять угрозы в жизнь: Турция была исключена из программы F-35 еще год назад, но буквально на днях из Сената в Пентагон поступил запрос с требованием объяснить на каком основании турецкая сторона продолжает поставлять компоненты для производства этого самолета. Здесь американцы предлагают половинчатое решение: со ссылкой на военное ведомство издание Defense News сообщило о решении Соединенных Штатов выкупить предназначавшиеся Турции все восемь истребителей.[iii]

Это не все: не так давно в Конгресс было внесено предложение выкупить у Анкары и С-400 и таким образом устранить «проблему». При условии, что на вырученные деньги турки не купят какое-либо другое несовместимое со стандартами НАТО военное оборудование. В МИД РФ эту инициативу расценили как шантаж, а то и угрозу – «вместо честного диалога». Кстати, по условиям российско-турецкого контракта установки не подлежат передаче третьей стороне.

Американские законодатели в целом не жалуют Турцию, но Белый дом и Петагон небезосновательно опасаются потерять стратегического союзника, главным козырем которого в американо-турецкой игре является качество отношений с Москвой. Хотя, по мнению оппозиционного турецкого журналиста Джана Дюндара, «Турецкий президент уже довольно давно ведет опасную игру, настраивая Москву и Запад друг против друга. В итоге он потерял и тех, и других».[iv]

Конечно, это преувеличение, и пока Эрдоган никого не потерял, но он действительно рискует «заиграться», и финал партии в этом случае вряд ли окажется в пользу Турции.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати