ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Япония: уход Ёсихидэ Суга или немного о преемниках «дядюшки Рэйва»

13:08 12.09.2021 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

Известие о решении Ёсихидэ Суга не принимать участие в выборах главы правящей Либерально-Демократической партии Японии (ЛДП), означающее скорое прекращение его карьеры на посту премьер-министра, в целом стало неприятным сюрпризом для США. В ситуации конфронтации Вашингтона с Пекином именно Токио становится ключевым союзником Вашингтона, и непонятная «смена коней на переправе» вряд ли пойдёт на пользу общему делу. Хотя среди экспертов, занимающихся Японией, и распространено мнение, что японская бюрократическая машина работает настолько эффективно, что страна может обходиться вообще без главы правительства, любая неопределённость во внутренней политике может создавать риски и для внешней. Так, в начале пребывания Джо Байдена в Белом Доме ещё в качестве вице-президента, в японо-американских отношениях возник серьёзный кризис, прологом к которому стало сокрушительное поражение ЛДП на парламентских выборах 2009 г[1]. 

Вместе с тем, в Вашингтоне полагают, что есть и хорошие новости. Судя по сообщениям СМИ, там считают, что в Токио подходит к концу «эпоха» Тосихиро Никай, генерального секретаря ЛДП, за которым закрепилось такое почётное политическое прозвище, как «кинг мэйкер». В августе текущего года Тосихиро Никай, возраст которого перевалил за восьмой десяток, поставил пятилетний рекорд нахождения на этом, пожалуй, ключевом партийном посту. Дело в том, что председатель правящей партии в Японии автоматически после своего избрания становится главой правительства, текущее руководство всеми партийными делами осуществляется генеральным секретарём (кандзитё). Однако влияние Тосихиро Никай не ограничено «партийной кухней», его также называют самым «прокитайским» политиком в ЛДП, и такая оценка уже не добавляет ему престижа с точки зрения сегодняшних реалий в японо-китайских отношениях. Однако подобный взгляд на его деятельность выглядит слишком примитивным. Именно с помощью этого политика и его единомышленников Токио поддерживает политические коммуникации с Пекином в наиболее турбулентные моменты двусторонних отношений. В том, что касается политического влияния Т. Никай, то здесь дело даже не в должности, которую он занимает. Т. Никай виртуозно владеет японским искусством закулисной политики, заключающемся в умении переманивать на свою сторону оппонентов, создавать непредсказуемые ситуативные коалиции. Его часто сравнивают с Какуэй Танака, который заслужил прозвище «теневого сёгуна» за свою деятельность на посту генерального секретаря ЛДП (1965-1966; 1968-1971). К. Танака в 1972-1974 гг. занимал и премьерское кресло, его сантименты в адрес Пекина сильно раздражали Вашингтон. Вместе с тем, некогда столь популярный в японской политике стиль «серого кардинала», уходящий своими корнями в традиции средневековья, постепенно исчезает. Таким политикам тяжело даются общение с прессой, использование современных видов коммуникаций с избирателями[2].

Ё. Суга осенью прошлого года оказался в кресле премьер-министра, не будучи фаворитом предвыборной гонки, во многом благодаря усилиям Т. Никай, обеспечившего выгодный для конкретного кандидата порядок голосования. К причинам решения Ё. Суга об отказе от участия в новых партийных выборах следует отнести не только снижение его популярности среди избирателей, подуставших от жизни в условиях ковидных ограничений и от Олимпийских игр, мало похожих на праздник спорта. Здесь сыграло свою роль и недовольство влиятельных партийных функционеров тем обстоятельством, что действующий генеральный секретарь долго пребывает на этой должности и сохраняет, благодаря этому, своё влияние. Сказались и коррупционные скандалы, связанные с людьми из его круга. Ё. Суга был вынужден обсуждать с Т. Никай его уход с должности генсека и даже получил, как сообщается в СМИ, его предварительное согласие. Однако, в итоге, решил сам отказаться от участия в политической гонке[3].

Подобная ситуация может привести к усилению влияния внутри ЛДП бывшего премьер-министра Синдзо Абэ, что скорее выгодно Вашингтону, где полагают, что его взгляд на политику Японии в области безопасности более соответствует интересам США. Администрацию Д. Трампа сильно раздражали комплиментарные высказывания в адрес Т. Никай со стороны китайского руководства. Например, в 2019 г. глава МИД Китая Ван И заявил, что «Т. Никай всегда последовательно способствовал развитию двусторонних отношений, в особенности, дружеских обменов между двумя народами, и прилагал для этого огромные усилия. Китайская сторона ценит такие жесты»[4]. Команда Дж. Байдена, как известно, настроена по отношению к Китаю не менее решительно. Однако, «старую гвардию» японской политики списывать пока рано. Т. Никай «ещё в игре».

Что касается возможных кандидатов на пост-премьер министра Японии, то в настоящее время о своём желании участвовать в предвыборной гонке уже заявили Фумио Кисида (64 года) и Санаэ Такаити (60 лет). Пока официально не объявил о своём старте Таро Коно (58 лет), популярность которого среди населения оценивается как наиболее высокая.

 Ф. Кисида поставил рекорд нахождения в должности министра иностранных дел Японии (2012-2017 г.), именно он объявлял в марте 2014 г. о введении Японией санкционных мер в отношении России. После ухода из МИД Ф. Кисида успел короткое время побыть исполняющим обязанности главы оборонного ведомства Японии. Накануне выборов он начал высказывался весьма напористо по ряду чувствительных вопросов международной повестки.

В интервью агентству Никкей, состоявшемся накануне объявления действующим премьер-министром решения об отказе выставлять свою кандидатуру на партийных выборах, Ф. Кисида заявил о том, что курс в отношении Пекина должен стать высшим приоритетом для японского правительства. Япония, по его мнению, в деле защиты «базовых ценностей, свободы и демократии» должна работать в тесной кооперации с другими участниками «Quad», а также с ЕС. Политик выразил мнение, что в ситуации, когда Вашингтон и Пекин ведут борьбу за экономическое доминирование, Японии, США, Тайваню и Южной Корее нужно обеспечивать надёжность производственных цепочек по таким стратегически важным товарам, как, например, полупроводники.

Что касается военных вопросов, Ф. Кисида заявил о поддержке популярной среди японских «ястребов» идеи обладания Японией возможностями для нанесения превентивного удара по пусковым установкам ракет, расположенным на территории КНДР и Китая. С. Абэ, будучи премьер-министром, собирался внести ясность в данный вопрос, но не успел, а Ё. Суга положил его «под сукно».

Не забыл Ф. Кисида и про действующего генерального секретаря ЛДП, предложив ограничить пребывание политиков на этом посту тремя сроками. Однако это высказывание оказалось несколько опрометчивым, поскольку Ф. Кисида сейчас имеет серьёзные проблемы с поддержкой даже среди близких к нему однопартийцев и ему, возможно, еще придётся обратиться за помощью к «кинг мэйкеру»[5].

Таро Коно, также как и его конкурент, занимал в правительстве С. Абэ должность министра иностранных дел, побывал он и на посту шефа оборонного ведомства. В нынешнем правительстве Т. Коно занимается вопросами вакцинации. Фамилия этого претендента на премьерское кресло во многом является знаковой для истории отношений между Москвой и Токио. Его дед, Итиро Коно, был министром сельского и лесного хозяйства в правительстве Итиро Хатояма, отвечая, в том числе, и за рыболовство. Будучи одним из ключевых участников переговоров о нормализации отношений между нашими странами, он оказался главой первой японской правительственной делегации, посетившей Москву в послевоенный период (1956 г). Хотя в Японии члены одной политической династии разделяют общие подходы к ключевым вопросам внешней политики, в данном случае сложно спрогнозировать, как это могло бы повлиять на российско-японские отношения. В случае династии Абэ, это сработало. Однако, ожидания позитивных перемен в связи с приходом в 2009 г. на пост премьер-министра Японии внука вышеупомянутого Итиро Хатояма (Юкио) не оправдались. Биография Т. Коно тесно связана с США, где он, в частности, получал образование.

Популярность Итиро Коно среди японских избирателей может ещё больше возрасти после заявления Сигэру Исиба, ещё одного потенциального участника предвыборной гонки, об отказе от участия в выборах и о его просьбе к избирателям поддержать кандидатуру Т. Коно[6].

В ситуации, когда решение Ё. Суга уйти в отставку спутало все карты оппозиционным партиям, стротившим свои предвыборные стратегии вокруг критики действующего премьер-министра, фактор внешней конкуренции скорее не имеет для ЛДП решающего значения, и партийные боссы могут объединиться вокруг более слабой фигуры.

И Ф. Кисида, и Т. Коно хорошо известны в Вашингтоне и в Москве по переговорам в формате «два плюс два». Ещё один претендент, Санаэ Такаити, занимавшая пост министра внутренних дел в правительстве С. Абэ, привнесла в выборы некоторую интригу. Она уже заявила, что «мы должны быть готовы к новой войне», подразумевая при этом риск возможных атак против Японии в киберпространстве и в использовании космоса в недружественных по отношению Японии целях. С. Такаити позициирует себя как твёрдая сторонница подходов С. Абэ к вопросам политики и экономики. Среди её конкретных предложений стоит упомянуть предложение создать государственные ведомства по вопросам кибербезопасности и предотвращению утечек чувствительных технологий в Китай[7].

Впрочем, её шансы победить являются весьма низкими. В интервью «Известиям» политолог Коити Накано высказал мнение, что её участие в выборах связано с планами С. Абэ сыграть против Т. Коно. С Такаити должна сплотить правых парламентариев и «передать» свою поддержку Ф. Кисида[8].

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати