ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Американо-китайское противостояние: Индия и QUAD

10:12 06.04.2021 • Канвал Сибал, индийский дипломат и политолог, посол Индии

Флаги стран – участниц группы QUAD

По просьбе редакции журнала «Международная жизнь» Канвал Сибал, известный международный обозреватель, который являлся государственным секретарем МИД Индии, а также послом Индии в России, Турции, Египте и Франции, комментирует новые инициативы США в Юго-восточной Азии.

Судя по её «Временному руководству по национальной стратегической безопасности» (INSSG) (март 2021 г.), администрация Байдена намерена действовать жестко по отношению к Китаю по многим направлениям. Проблемы прав человека в Синьцзяне и Тибете, угрозы Тайваню, ограничение автономии Гонконга, посягательства и территориальное давление в Восточном и Южно-Китайском морях, вопросы свободы судоходства и пролета, сохранение свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона, несправедливая торговая практика, «воровство технологий», устойчивость критически важных цепочек поставок, новые технологии, установление стандартов для 5G, новая конкурентоспособная промышленная стратегия США и так далее.

В то время как Трамп оттолкнул союзников и ослабил возможности Америки справиться с вызовом Китая, администрация Байдена пытается говорить с Китаем с позиции силы. Для этого он в первую очередь стремится восстановить доверительные отношения с Японией, Южной Кореей и Австралией. Поступая таким образом, США косвенно признают свою ослабленную мощь и свою неспособность в одиночку противостоять вызову Китая. С этой точки зрения, они обратилась к Европе для координации политики в отношении Китая еще до прихода к власти Байдена, но Европа пошла вперед, чтобы подписать Всеобъемлющее инвестиционное соглашение (CAI) с Китаем, чтобы защитить свои собственные независимые и конкурентные интересы в Китае. После напряженной американо-китайской встречи на Аляске США продолжили свои усилия по координации с Европой, но столкнулись с сопротивлением со стороны Германии и Франции, в частности, которые хотят сохранить свою стратегическую автономию в отношениях с Китаем, полагая, что политика США при Байдене останется эгоцентричной, и что «слишком много воды утекло под мост» для американо-европейских отношений, чтобы просто вернуться к эпохе «до Трампа».

Время проведения виртуального саммита «четверки» QUAD (США, Австралия, Индия и Япония) перед встречей на Аляске также должно было сигнализировать Китаю о том, что страны-единомышленники собираются вместе, чтобы сдержать то, что они считают все более агрессивной политикой Китая. После телефонных переговоров на уровне министров иностранных дел в феврале 2021 года нынешний виртуальный саммит стал важным шагом вперед в политической консолидации «четверки». Индия решила присоединиться, хотя ранее воздерживалась от слишком быстрого продвижения отношений в «четверке» в связи с тем, что ей необходимо справиться со стрессами, которые связаны с ее взаимоотношениями с Китаем. Но после противостояния в восточном Ладакхе Индия осознала, что Китай не отвечает взаимностью на уступки. Визит министра обороны США Ллойда Остина в Индию совпал с американо-китайской встречей на Аляске.

Во «Временном руководстве по национальной стратегической безопасности» (INSSG) Индия стратегически не отнесена к той же категории, что и союзники США, такие как Япония, Республика Корея и Австралия. Вызов Китая ощущается в первую очередь в западной части Тихого океана, где у США есть базы, развернутые вооруженные силы и мощное военно-морское присутствие. Проблема Китая в Индийском океане пока не рассматривается в таком же порядке, но партнерство с Индией, с ее значительными военно-морскими активами и географическим положением, с упором на важнейшие морские пути сообщения в регионе, имеет важное значение для будущего. Индия рассматривается как поставщик «сетевой безопасности», который вписывается в шаблон «разделения бремени». В этих целях США продемонстрировали свою готовность создать в Индии возможности для наблюдения за морем через предоставление оборонных платформ, обмена разведданными, проведения все более сложных военных учений с участием Японии и Австралии, а также использования основополагающих соглашений между Индией и США, связанных с обороной, которые предусматривают взаимное сотрудничество, работоспособность и совместное использование геопространственных данных.

Хотя в совместном заявлении, опубликованном на саммите «четверки» QUAD, Китай непосредственно не упоминается, Китай, конечно, обсуждался, и каждый лидер поделился своим мнением. По данным советника по национальной безопасности США Джейка Салливана, Китай, о котором, по его словам, ни один из лидеров не питал никаких иллюзий, обсуждался на встрече, но не был в центре ее внимания. В обсуждениях фигурировали политика Австралии, ситуация вокруг островов Сенкаку (Дяоюйдао- прим. ред.) , пограничный конфликт с Китаем. По его словам, QUAD сейчас является важной частью архитектуры Индо-Тихоокеанского региона. Инциденты кибербезопасности, затрагивающие членов QUAD, также обсуждались, включая атаки на энергетический сектор Индии. Салливан отверг рассуждения о том, что QUAD является военным альянсом, однако заявил, что на уровне лидеров и рабочих групп необходимо проработать, как QUAD может перейти от проблем свободы навигации к более широким вопросам региональной безопасности. Видимо, на Аляске китайцы негативно отреагировали на упоминание США о своем диалоге с Индией.

Участники саммита справедливо посчитали, что «четверка» должна иметь более широкую повестку дня, чем просто обсуждение Китая, и Индия старательно поддерживала эту точку зрения. Индия осознает тот факт, что США, а также Япония и Австралия имеют глубокие экономические связи с Китаем, которые можно выборочно ослабить, чтобы ограничить доступ Китая к передовым критически важным технологиям, в которых Китай имеет внешнюю зависимость. Это – поставки полупроводников, блокировка китайских инвестиции в чувствительные области и т.д. Но это все не может быть резко снижено, учитывая гигантский вес Китая в мировой экономике. Политика США выглядит как использование «решительной» конкуренции, сотрудничества и конфронтации – по мере необходимости. Вклад Индии в политику «четверки», помимо аспекта безопасности на море, будет связан с отводом от Китая критических цепочек поставок, использованием демократической среды Индии для привлечения большего количества инвестиций из США и передачи технологий, что ускорит рост Индии в интересах благосостояния населения её своего народа. Не говоря уже о том, что это закроет развивающееся отставание от Китая.

Именно с этой точки зрения следует рассматривать решение о наращивании потенциала Индии по вакцинам. Три экспертные группы, созданные саммитом QUAD по вакцинам, критическим технологиям (5G, ИИ, квантовые вычисления, биология человека) и изменению климата, расширяют повестку дня QUAD, открывая двусторонние возможности для Индии с США, помимо создания зачатков новых структур сотрудничества. В соответствии с индийским мышлением и акцентом на более широкую повестку дня лидеры «четверки» пообещали «реагировать на экономические последствия COVID-19 и проблему здравоохранения, бороться с изменением климата и решать общие проблемы, в том числе, в киберпространстве, критических технологиях, борьбе с терроризмом». А также развивать инвестиции в области качественной инфраструктуры, гуманитарной помощи и помощи при стихийных бедствиях, а также в морских делах. Решение о производстве американской вакцины в Индии совместно с компанией «Biological E Ltd.» для поставки одного миллиарда доз в Индо-Тихоокеанский регион было принято при финансовой поддержке Японии и поддержке Австралии в области доставки. Третья группа будет заниматься критически важными и новейшими технологиями для облегчения сотрудничества по международным стандартам и инновационным технологиям будущего.

Опасения Китая по поводу саммита «четверки» и укрепления стратегических связей Индии с США не имеют под собой никаких оснований. Китай получил огромную выгоду от капитала и технологий США и своих союзников для подъема и развития. Приобретенная им экономическая мощь и его военная мощь была использована для территориальной экспансии в западной части Тихого океана, а во всем мире через «Один пояс – один путь», не говоря уже о Индийском океане. Теперь, когда политика и амбиции Китая защищены, у Китая после противостояния в Ладакхе нет оснований предупреждать Индию, чтобы она не сближалась с США. Даже сейчас США являются крупнейшим экономическим партнером Китая, и Китай старается ослабить американское давление на него. Его критика «избирательной многосторонности» в равной степени применима к группе Россия-Индия-Китай, БРИКС, а также к ШОС. В нашем регионе создана группа Китай-Пакистан-Афганистан-Непал, в которой Непал вообще странно выглядит.

«Ощетинившаяся» встреча на Аляске демонстрирует, что надежды Китая на то, что смена администрации в США может снизить напряженность и найти какое-то решение этой проблемы, пока что опровергается. Китай рекламировал встречу на Аляске как стратегический диалог, а США это категорически отрицали. В ответ на суровую критику государственного секретаря Блинкена по поводу нарушений Китаем по различным вопросам «международного порядка, основанного на правилах», член Политбюро Ян Цзечи жестко нанес ответный удар, осудив демократию США, осудив расизм Америки, назвав ее «чемпионом кибератак». Он отверг представление о том, что «западные нации представляют мировое общественное мнение» и, что более важно, заявил: у США не хватало квалификации, чтобы говорить с Китаем с позиции силы – и сейчас и даже 20 или 30 лет тому назад. Ян Цзечи, возможно, намеревался сказать все это наедине, но чувствовал себя вынужденным сделать это публично, чтобы показать отечественной и международной аудитории, что Китай не намерен подвергаться издевательствам, и будет относиться к США на равных. Если бы он отреагировал кротко, это нанесло бы удар по престижу Китая и его самооценке. Похоже, что после публичной ссоры обе стороны спокойно приступили к обсуждению пунктов повестки дня, возникли серьезные разногласия по поводу Тайваня, и это вызвало опасения США, что он может стать «горячей точкой», если Си Цзиньпин будет полон решимости добиться воссоединения силой «в случае необходимости». Американская сторона не взяла на себя обязательство встретиться снова, несмотря на настойчивые попытки Ян Цзечи получить ответ.

Учитывая, что Китай и Россия находятся в центре внимания правительства Байдена, неудивительно, что обе страны сомкнулись в рядах против США. Лавров и Ван И отвергли призывы США к «порядку, основанному на правилах» и предложили провести саммит пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН «в целях налаживания между ними прямого диалога о путях решения общих проблем человечества в интересах поддержания глобальной стабильности». В условиях резких разногласий США с Китаем и Россией, неясно, чего конкретно может достичь саммит «пятерки», особенно, с учетом того, что представительный характер Совета Безопасности ООН в его нынешнем составе ставится под сомнение во многих частях мира.

К сожалению, сейчас может обрести форму новая версия «холодной войны». В развивающемся сценарии очень важно, чтобы диалог между Индией и Россией был усилен, чтобы последствия новых событий, в которых вынуждены действовать две страны, были лучше поняты на двусторонней основе.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати