ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

«Народная внешняя политика» Байдена и Блинкена

09:05 07.03.2021 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Снимок с экрана телетрансляции речи Э.Блинкена

Недавно в американской печати встретилась аббревиатура BY. Это так сокращенно начали называть финансовый тандем в руководстве США – Байден-Йеллен (Biden/Yellen), в который вместе с президентом входит новый министр финансов и бывшая глава Федеральной резервной системы Джанет Йеллен.

Опираясь на этот опыт, можем ли мы точно также назвать внешнеполитический дуэт в нынешнем американском руководстве – ВВ? И это не будет возвращение к ласковому прозвищу знаменитой когда-то французской актрисы Бриджит Бардо. Это будет кратким напоминанием того, что теперь внешнюю политику США возглавил тандем Байден-Блинкен (Biden/Blinken). И этот тандем в начале марта 2021 года дружно выступил перед американской публикой, представив и ей, да и всему миру, свою новую концепцию внешней политики Соединенных Штатов.

Блинкен обратился с речью из госдепа.

А Байден выдал не слишком большой, но весьма насыщенный, доклад «Renewing America’s Advantages. Interim National Security Strategic Guidance» - «Обновление преимуществ Америки. Временное стратегическое руководство по национальной безопасности», в предисловии к которому написал:

«Сегодня я издаю это Временное руководство, чтобы выразить свое видение того, как Америка будет взаимодействовать с миром…

У нас нет времени, чтобы терять его зря. Простая правда в том, что Америка не может позволить себе больше отсутствовать на мировой арене…

Америка вернулась. Дипломатия вернулась. Альянсы вернулись.

Но мы не оглядываемся. Мы, не оборачиваясь назад, а смотрим в будущее, и всё, что мы можем достичь для американского народа – достигнем вместе».

То есть, перед нами «в двух экземплярах» концентрированная международная стратегия администрации Байдена. Так, давайте заглянем хотя бы в первом приближении в эти документы, появившиеся в самом начале марта 2021 года.

Наверно, по рангу стоило бы начать с президентского «Временного руководства», однако, оставим его на вторую часть материала, как, если хотите, «восклицательный знак» в этом представлении амбиций, желаний и возможностей США на международной арене. Тем более, что сам Блинкен презентовал появление президентского документа: «Позже сегодня президент Байден поделится так называемым «Временным стратегическим руководством» по нашей национальной безопасности и внешней политике».

Популизм Блинкена – новое слово в американской дипломатии

Итак, сначала – что сказал Блинкен в своей первой внешнеполитической речи, названной им «A Foreign Policy for the American People» - «Внешняя политика для американского народа». И это название само по себе очень интересно.

Вы увидите здесь немало популизма, который свойственен, скорее, политикам, борющимся за власть, чем госслужащим такого высокого уровня, как госсекретарь США. Тем не менее, Блинкен именно так позиционирует себя, как слугу народа США. Вам не кажется, что это – нечто новое во дискурсе шефа госдепа?

Пройдемся по пунктам его немаленького выступления:

- Дорогие американцы, моя работа – представлять Соединенные Штаты в мире, бороться за интересы и ценности американского народа. Когда президент Байден попросил меня прийти на службу, он убедился, что я понимаю, что моя работа – служить вам – делать вашу жизнь более безопасной, создавать возможности для вас и ваших семей и преодолевать глобальные кризисы, которые все больше определяют ваше будущее.

- Мы продолжаем разрабатывать более глубокую стратегию национальной безопасности в течение следующих нескольких месяцев. «Временное руководство» излагает глобальный ландшафт, каким его видит администрация Байдена, объясняет приоритеты нашей внешней политики – и, в частности, то, как мы обновим силу Америки, чтобы противостоять вызовам и использовать возможности нашего времени.

- Если мы будем делать свою работу правильно, вы сможете проверить нашу работу и увидеть связи между тем, что мы делаем по всему миру, и целями и ценностями, которые я изложу сегодня.

- Мы определили приоритеты внешней политики для администрации Байдена, задав несколько простых вопросов:

- Что будет значить наша внешняя политика для американских рабочих и их семей?

- Что нам нужно делать по всему миру, чтобы стать сильнее здесь, дома?

- Что нам нужно делать дома, чтобы стать сильнее в этом мире?

Ответы на эти вопросы не такие, как в 2017 или 2009 годах.

- Сейчас другое время, поэтому у нас другая стратегия и подход. Мы не просто продолжаем работу с того места, на котором остановились, как будто последних четырех лет не было. Мы смотрим на мир свежим взглядом.

- Хотя времена изменились, некоторые принципы остаются неизменными. Один из них – это американское лидерство и участие.

- Нравится нам это или нет, но мир не самоорганизуется. Когда США отступают, может произойти одно из двух: либо другая страна попытается занять наше место, но не таким образом, который продвигает наши интересы и ценности (Было бы странно, если бы кто-то продвигал американские ценности и интересы кроме и вместо самих США, а, значит, ни один иной вариант им не подходит кроме собственного мирового доминирования – С.Ф.); или будет также плохо, если «никто не придет», и тогда мы получим хаос и все опасности, которые с ним связаны. В любом случае это плохо для Америки.

- Еще один незыблемый принцип заключается в том, что нам нужно сотрудничество между странами сейчас, как никогда. Ни одна глобальная проблема, которая влияет на вашу жизнь, не может быть решена какой-либо одной страной в одиночку – даже такой могущественной, как Соединенные Штаты.

Итак, вот наш план.

- Во-первых, мы остановим COVID-19 и укрепим глобальную безопасность в области здравоохранения…

- Во-вторых, мы преодолеем экономический кризис и построим более стабильную и инклюзивную мировую экономику. Перед нами стоит двойная задача: защитить американцев от затяжного экономического спада, а также обеспечить безопасность и возможности для максимального числа американцев в долгосрочной перспективе… И под этим я имею в виду хорошие рабочие места, хорошие доходы и более низкие домашние расходы для американских рабочих и их семей… Мы будем бороться за каждое рабочее место в Америке и за права, защиту и интересы всех американских рабочих.

- В-третьих, мы обновим демократию, потому что она находится под угрозой. Новый отчет независимой наблюдательной группы «Freedom House» отрезвляет. Авторитаризм и национализм на подъеме во всем мире. Правительства становятся менее прозрачными и утратили доверие народа. Выборы все чаще становятся очагом насилия. Коррупция растет. И пандемия ускорила многие из этих тенденций.

- То же самое происходит и здесь, в Соединенных Штатах... Здесь свирепствует дезинформация. Структурный расизм и неравенство ухудшают жизнь миллионов людей. Всего два месяца назад наши избранные лидеры стали жертвами насильственной осады Капитолия. И в более широком смысле, американцы становятся все более поляризованными…

- Укрепление нашей демократии является императивом внешней политики. В противном случае мы играем прямо на руку противникам и конкурентам, таким как Россия и Китай, которые используют любую возможность, чтобы посеять сомнения в силе нашей демократии.

- Вопрос не в том, будем ли мы поддерживать демократию во всем мире, а в том, как это сделать… Мы будем стимулировать демократическое поведение. Но мы не будем продвигать демократию путем дорогостоящего военного вмешательства или попыток свергнуть авторитарные режимы силой. Мы пробовали эту тактику в прошлом. Какими бы благими намерениями они ни были, они не сработали. Они оклеветали продвижение демократии и утратили доверие американского народа.

- В-четвертых, мы будем работать над созданием гуманной и эффективной иммиграционной системы… Одна из важнейших составляющих нашей национальной идентичности – это то, что мы – страна иммигрантов... Мы отошли от этой части себя за последние несколько лет. Мы должны вернуться к этому.

- В-пятых, мы активизируем наши связи с нашими союзниками и партнерами. Наши союзы – это то, что военные называют «мультипликаторами силы». Они наша уникальная ценность... Поэтому мы делаем сейчас большой рывок, чтобы восстановить связь с нашими друзьями и союзниками и заново изобрести партнерские отношения, которые были созданы много лет назад, чтобы они соответствовали сегодняшним и завтрашним задачам. Сюда входят страны Европы и Азии, которые были нашими ближайшими друзьями на протяжении десятилетий, а также старые и новые партнеры в Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

- В-шестых, мы будем бороться с климатическим кризисом и совершим революцию в области зеленой энергетики...

- В-седьмых, мы закрепим за собой лидерство в области технологий...

- В-восьмых, мы справимся с самым большим геополитическим испытанием 21 века – нашими отношениями с Китаем. Некоторые страны ставят перед нами серьезные задачи, в том числе Россия, Иран, Северная Корея. И нам приходится иметь дело с серьезными кризисами, в том числе в Йемене, Эфиопии и Бирме. Но проблема, которую ставит Китай, иная.

- Китай – единственная страна, обладающая экономической, дипломатической, военной и технологической мощью, чтобы серьезно бросить вызов стабильной и открытой международной системе – всем правилам, ценностям и отношениям, которые заставляют мир работать так, как мы хотим, потому что он, в конечном итоге, служит интересам и отражает ценности американского народа. (Вот оно – Признание, которое перечеркивает все демагогические пассажи, которые сформулированы в этой речи госсекретаря США Блинкена: «Заставить мир работать так, как мы хотим»! - «Make the world work the way we want it to»! «Исключительность» и «гегемонизм» США вновь проявились во всей красе – С.Ф.).

- Это – восемь главных внешнеполитических приоритетов администрации Байдена… И эти приоритеты – самые неотложные, те, по которым мы должны добиться быстрого и устойчивого прогресса.

- Как обещал президент, на первом месте всегда будет дипломатия, а не военные действия… Американцы справедливо опасаются длительных военных интервенций США за рубежом.

- Конечно, мы никогда не остановимся перед применением силы, когда на карту поставлены жизни и жизненные интересы американцев.

- В будущем, когда нам придется предпринять военные действия, мы будем делать это только тогда, когда цели и миссия ясны и достижимы, соответствуют нашим ценностям и законам и с осознанного согласия американского народа. И сделаем это вместе с дипломатией.

- Наш самый ценный товар, как нации – наши человеческие ресурсы.

- Внешняя политика администрации Байдена будет отражать наши ценности.

- Мы служим американскому народу. И мы сделаем все возможное, чтобы вы гордились.

…Чего больше в речи Блинкена – популизма, желания понравиться публике или намеков на то, что внешняя политика США будет претерпевать значительные изменения в связи очень нелегкой внутренней ситуацией, которую сам госсекретарь охарактеризовал так: «Американцы становятся все более поляризованными…»? Похоже, всего понемногу, но это – взрывоопасная смесь.

Можем ли мы предположить, что Байден и его администрация не уверены в своих национальных тылах? Они же видят, как общество расколото. Они же слышат голос Трампа, который накануне произнес свою речь на Конференции консерваторов, но её моментально – с перепугу, что ли? – убрали из всех возможных источников массовой информации, работающих «под демократами», включая сеть YouTube. Демократы, апеллирующие «ко всему народу», сами чего-то опасаются?

Блинкен, такое впечатление, обращался к публике, как просящий дать ему шанс исполнить «волю масс». Не сильно ли он пытался понравиться американцам новым дискурсом? Не перегнул ли в аргументации? Дело ли это госсекретаря – обсуждать внутреннюю политику и заниматься популизмом? А то выглядит это так, будто без неё – без внутренней политики – и внешнюю политику США уже проводить не получается.

И далее возникает вопрос о прочности американских позиций в мире при такой обстановке внутри страны – чего бы и как бы они не формулировали. Вообще, откровения госсекретаря вызывают реминисценции с возникновением «гласности», когда начинался глубокий кризис в советском обществе, а многие вещи стали называть, переходя на новую лексику, своими именами.

Байден: разговор начистоту

А теперь обратим внимание на документ, подписанный самим Байденом – заявленный в начале нашего комментария, как «Renewing America’s Advantages. Interim National Security Strategic Guidance» - «Обновление преимуществ Америки. Временное стратегическое руководство по национальной безопасности».

И знаете, с чего президент США начинает это руководство? С утверждения, которое сразу же перечеркивает все красивые слова Блинкена – как будто госсекретарь был не в курсе содержания Обращения Байдена к читателям, публикуемого в самом начале «Временного руководства». А, может, действительно, его в известность не поставили – и что там POTUS сформулирует за собственной подписью, госдепу до поры знать не положено?

А, ведь, Байден не отказал себе в удовольствии выдать такой пассаж в самом начале этого «Руководства»: «Ключевое стратегическое предложение: Соединенные Штаты должны возобновить непреходящие преимущества, чтобы мы могли решать сегодняшние проблемы с позиции силы («so that we can meet today’s challenges from a position of strength»). Мы улучшим наши экономические основы; вернем себе место в международных организациях; поднимем наши ценности дома и выступим в защиту их (американских ценностей – С.Ф.) во всем мире; модернизируем наши военные возможности, будем первыми в дипломатии и оживим непревзойденную сеть союзов и партнерств Америки».

И этот документ – уже не реверансы перед публикой, а жесткий план стратегии США при Байдене. Или, во всяком случае, первоначальный эскиз этого плана.

Сразу заметим, что имя России в этом стратегическом документе названо 5 раз, а Китая – 15 раз. Причем, практически повсюду – в негативном ключе.

Байден, конечно, не сам писал этот текст, но его многодесятилетний опыт в международных делах, явно, оказал влияние на содержание документа и его акценты. Обратим на них внимание.

Байден начинает с философских обобщений, переходя к фундаментальным задачам своей администрации и намеренно подчеркивая в первых же абзацах: «And under the Biden-Harris Administration, America is back» - «Под руководством администрации Байдена-Харрис Америка вернулась».

Ну, то, что «Америка вернулась!» Байден сказал уже много раз, а вот то, что она вернулась под руководством дуэта Байден-Харрис – формулировка новая. Не припомнить, когда прежде кто-то из POTUSов именовал свое правление в двух лицах – с вице-президентом.

Что это – желание продемонстрировать единство в команде? Или намек на то, что Камала Харрис, в случае необходимости, «подхватит знамя» и пойдет дальше дорогой, начертанной Байденом? Но, ведь, буквально только что её технично оттерли от информации о готовящейся в Сирии бомбардировке позиций иранских «прокси» «в интересах секретности». И как это всё понимать?

В общем, интересно начинают…

Итак, текст от Байдена – некоторые пассажи:

- Мы не можем делать вид, что мир можно просто вернуть к тому, каким он был 75, 30 или даже четыре года назад. Мы не можем просто вернуться к тому, как было раньше. Во внешней политике и национальной безопасности, как и во внутренней политике, мы должны наметить новый курс. (Просто возвращение к Рузвельту с этим «новым курсом» – С.Ф.).

- Пандемии и другие биологические риски, эскалация климатического кризиса, кибернетические и цифровые угрозы, международные экономические потрясения, затяжные гуманитарные кризисы, насильственный экстремизм и терроризм, а также распространение ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения – все это создает серьезные проблемы и, в некоторых случаях, экзистенциальные опасности.

- Ни одна нация не может эффективно решить эти проблемы в одиночку. И ни одна из этих проблем не может быть эффективно решена без участия Соединенных Штатов.

- Демократические страны все чаще сталкиваются с вызовом извне от антагонистических авторитарных держав. Антидемократические силы используют дезинформацию и коррупцию (Тема «коррупции», похоже, станет у Байдена столь же популярной для давления на другие страны, как и дежурная «защита прав человека» – С.Ф.) в качестве оружия, чтобы эксплуатировать предполагаемые слабости и сеять раскол внутри и между свободными странами, подрывать существующие международные правила и продвигать альтернативные модели авторитарного правления. Обращение вспять этих тенденций необходимо для нашей национальной безопасности. (А это совсем иная политика, чем та, о которой рассказывал Блинкен за несколько часов до этого. Отметим здесь сразу проявившееся разночтение в подходах, и предположим, что Блинкена «подправят». Иначе… – С.Ф.).

- Мы также должны мириться с тем фактом, что распределение власти по всему миру меняется, создавая новые угрозы. В частности, Китай быстро стал более напористым. Это – единственный конкурент, потенциально способный объединить свою экономическую, дипломатическую, военную и технологическую мощь, чтобы бросить устойчивый вызов стабильной и открытой международной системе.

- Россия по-прежнему полна решимости усилить свое глобальное влияние и сыграть разрушительную роль (disruptive role) на мировой арене. (Байден явно смотрит в зеркало, видит там свое отражение, но принимает его – такое бывает… – за образ «разрушительной» России – С.Ф.).

- И Пекин, и Москва вложили значительные средства в усилия, направленные на то, чтобы проверить силы США и помешать нам защищать наши интересы и наших союзников по всему миру. (Вот прямо Пекин и Москва кладут на пути военных сил США некие «препятствия», и янки обижаются, что им мешают что-то «защищать по всему миру»: «Нас-то за что»? – С.Ф.).

- Мы также сталкиваемся с проблемами внутри стран, управление которыми является хрупким, а также со стороны влиятельных негосударственных субъектов (кто бы это мог быть? – С.Ф.), которые могут нарушить интересы Америки. (Даже «хрупкие государства», даже некие «негосударства» вызывают у янки необычный для них тремор – прежде они не заморачивались, если кто-то «мог нарушить интересы Америки». А теперь выводят таких игроков на роли главных «злодеев». Мельчают в Вашингтоне… – С.Ф.).

- Терроризм и насильственный экстремизм, как внутри страны (sic!), так и за ее пределами остаются серьезными угрозами. (Байден прямо признается, что у него дома проблема, как её уже назвали – «внутренние террористы». Посмотрим, удастся ли ФБР пересажать полстраны, голосовавшей за Трампа – С.Ф.).

- Вместе с нашими союзниками и партнерами мы можем модернизировать архитектуру международного сотрудничества с учетом вызовов этого века, от киберугроз до изменения климата, коррупции и цифрового авторитаризма. (Уже завис вопрос о том, а как, собственно, янки, возглавляемые верховным главнокомандующим по фамилии Байден, собираются идти в походов против своих многочисленных врагов в мире, когда в собственном тылу у них творится черте что? – С.Ф.)

- Потенциал будущего огромен,.. и быстрые изменения в технологиях будут определять каждый аспект нашей жизни и наши национальные интересы, но направление и последствия технологической революции остаются нерешенными. Новые технологии по-прежнему в значительной степени не регулируются законами или нормами.

- Америка должна реинвестировать в сохранение наших научных и технологических преимуществ и снова возглавить, работая вместе с нашими партнерами над установлением новых правил и практик, которые позволят нам воспользоваться возможностями, открывающимися в настоящее время в технологиях. (Опять – «возглавить» да установить свои «нормы» и «практики». А, может, это неплохо – всё же знакомо до боли, и понятно, как на это реагировать, опят накоплен… - С.Ф.).

- Наша самая торжественная обязанность – защищать безопасность американского народа (Вспомнил, наконец. В середине документа – С.Ф.).

- Обеспечение нашей национальной безопасности требует от нас (а теперь – внимание: квинтэссенция! – С.Ф.):

- Защищать и лелеять (они там будут «лелеять» – «defend and nurture» – С.Ф.) основные источники силы Америки, включая наш народ, нашу экономику, нашу национальную оборону и нашу демократию дома;

- Содействовать благоприятному распределению власти для сдерживания и предотвращения непосредственной угрозы от противников Соединенных Штатов и наших союзников, ограничивающих доступ к глобальному достоянию или доминированию в ключевых регионах; (У них проблема – им мешают «доминировать в ключевых регионах» и ограничивают «доступ к глобальному достоянию», которое и словами не опишешь – С.Ф.)

- Руководить и поддерживать стабильную и открытую международную систему, опирающуюся на прочные демократические союзы, партнерства, многосторонние институты и правила. (Да, уж... Сформулировали они себе приоритеты… Зато – честно сказано – С.Ф.)

- Соединенные Штаты снова примут участие в международном сотрудничестве… Мы будем действовать быстро, чтобы вернуть себе лидирующие позиции в международных организациях, объединившись с международным сообществом.

- Мы вновь задействуем международную систему, мы будем устранять экзистенциальную угрозу, создаваемую ядерным оружием.

- Мы предотвратим дорогостоящую гонку вооружений и восстановим свой авторитет, как лидера в области контроля над вооружениями. Вот почему мы быстро продвинулись к продлению нового договора СНВ с Россией. Там, где это возможно, мы также будем добиваться новых договоренностей по контролю над вооружениями.

- Мы предпримем шаги для уменьшения роли ядерного оружия в нашей стратегии национальной безопасности, обеспечивая при этом безопасность, надежность и эффективность наших средств стратегического сдерживания, чтобы наши обязательства перед нашими союзниками по расширенному сдерживанию оставались сильными и заслуживающими доверия.

- Мы будем участвовать в конструктивном диалоге с Россией и Китаем по ряду появляющихся новых военно-технологических разработок, которые влияют на стратегическую стабильность. (То есть, будут добиваться односторонних уступок в тех областях, где сильно отстали – С.Ф.).

- Продвигая интересы Америки в глобальном масштабе, мы сделаем… дипломатию своим инструментом первой инстанции.

- Мощная армия, соответствующая условиям безопасности – решающее преимущество Америки. Соединенные Штаты никогда не откажутся от применения силы, когда это потребуется для защиты наших жизненно важных национальных интересов. (А вот это надо запомнить крепко всем, кто внимательно слушал умиротворяющую речь Блинкена – ведь, «жизненно важные интересы» США могут, как это часто уже бывало, проявиться на любом куске земной или морской поверхности – С.Ф.).

- Решения о применении военной силы будут основываться на нашей прочной традиции гражданского контроля над вооруженными силами и здоровых военно-гражданских отношений. (Только что по команде того, кто подписал эту бумагу, отбомбились в Сирии, и никто никого не спрашивал из круга «гражданского контроля», даже вице-президента не поставили в известность. И все у них так – С.Ф.).

- Перед лицом стратегических вызовов, исходящих от все более напористого Китая и дестабилизирующей России, мы оценим соответствующую структуру, возможности и размер сил, и, работая с Конгрессом, сместим акцент с ненужных устаревших платформ и систем вооружений на высвобождение ресурсы для инвестиций в передовые технологии и возможности, которые определят наши преимущества в военной и национальной безопасности в будущем. (А вот это опять – предельно честно – С.Ф.).

- Наша работа по защите демократии не заканчивается на наших берегах. Авторитаризм набирает обороты, и мы должны объединиться с единомышленниками и союзниками, чтобы возродить демократию во всем мире.

 

…Здесь можно прослезиться и завершить обзор «Временного стратегического руководства по национальной безопасности» имени Джо Байдена.

Сделанных по ходу изложения комментариев, наш взгляд, вполне хватает, чтобы разговор подвести к завершению.

По большому счету – перед нами уже практически выработанная в основных узлах и четко изложенная стратегия внешней политики США.

Новелла в том, что власти Вашингтона начали открыто и публично сопрягать свою внешнюю политику с внутренней по той причине, что прежде особых проблем внутри США они сами не чувствовали, а теперь этих проблем – целый «букет». Причем, «букет», не слишком приятно пахнущий.

И ещё они знают – Трамп пережил поражение на выборах и на днях заявил на Конференции американских консерваторов, что Америка не может позволить себе решать проблемы всего мира, а демократов во главе Байденом назвал «марионетками Китая».

Вот в этих условиях этих «высоких отношений» Белому дому надо будет продвигать свое «Временное руководство по национальной безопасности». А почему, собственно, «временное»? Байден что-то подозревает? И потому подстраховывается поддержкой публики?

Не припомнить, когда внешняя политика США носила флер «народной». А теперь – пожалуйста: «A Foreign Policy for the American People».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати