ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Треугольник «Россия-Китай-США»: фактор Байдена

10:36 11.03.2021 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Международный дискуссионный клуб «Валдай» и Центр по китайско-российскому стратегическому взаимодействию CITIC-фонда по изучению реформ и развития Китая провели онлайн-конференцию, посвященную перспективам экономических отношений между США, Россией и Китаем при новой американской администрации.

C приходом администрации Джозефа Байдена США заново определяются с приоритетами своей политики. Пока не до конца ясно, как будут развиваться отношения этой страны с Китаем и Россией. Участвовавшие в дискуссии эксперты высказали различные мнения насчёт противостояния США и Китая, однако признали верным тот факт, что сдерживание КНР является предметом стратегического консенсуса между республиканцами и демократами, а значит, с приходом Байдена суть политики Соединенных Штатов существенно не изменится.

Модератор дискуссии, программный директор клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик предположил, что с приходом в Белый дом Джозефа Байдена векторы внешнеэкономического и внешнеполитического курса могут претерпеть существенные изменения. Возможными направлениями развития могут стать либерализация экономики и открытие рынков, экологическая проблематика и смена внешнеполитических приоритетов США. Для России актуальным может стать ужесточение Вашингтоном экологических стандартов, а для Китая – технологическое противоборство с Вашингтоном и торговые отношения.

Взвешенную и осторожную позицию высказал профессор Пекинского университета Цао Хэпин. По его словам, несмотря на многочисленные противоречия, большой треугольник «Китай-Россия-США» продолжит играть важную роль в мировой политике. Наиболее перспективной отраслью в ближайшее время останется цифровая экономика, доля которой будет только расти. Если Москва и Пекин смогут объединить свои усилия в этой сфере, то не исключено, что относительный спад США станет неизбежным и длительным.

Китайский эксперт отметил, что политика команды Байдена в отношении России будет существенно отличаться от мер, предпринимавшихся в отношении Москвы его предшественником. Причина заключается в том, что у республиканцев и демократов разные концепции управления страной. Если первые склонны к консерватизму и традиционализму, то вторые в большей мере заинтересованы в продвижении технологий и развитии принципов свободной торговли. Интересно, что при этом у республиканцев больше сходства с идеологией современной России.

Цао Хэпин напомнил, что в настоящее время Россию оценивают в США как препятствие на пути к доминированию Вашингтона. Демократическая партия, как и ее ставленник Байден, воспринимают Россию как главного противника. В свою очередь, Трамп попытался вернуться к консервативной концепции и эпохе Ричарда Никсона, полностью дезавуировав всю политику Соединенных Штатов, начиная с 1980-х годов. Кроме того, он игнорировал роль современных международных организаций в системе глобального управления. Поэтому первое, что сделал новый кабинет демократов – пересмотрел это направление деятельности Трампа.

По словам китайского учёного, во внутренней политике Джозеф Байден руководствуется тремя главными приоритетами:

- обеспечение занятости населения (в особенности национальных меньшинств, которые составляют значительную часть электората Демократической партии);

- создание условий для доступного здравоохранения и медицинского страхования;

- увеличение вложений в области науки и технологий.

На внешнеполитической арене новая команда собирается нормализовать отношения с Североатлантическим альянсом, переживавшие спад при Трампе. Взаимодействие с Брюсселем нужно Вашингтону для того, чтобы сформировать союз в Европе по сдерживанию России, усилению санкций против Москвы и ослаблению ее дипломатической активности.

Одновременно США наращивают собственную активность в странах Восточной и Южной Азии против Пекина, чтобы сдержать социальный и экономический подъем КНР. По-видимому, в Вашингтоне надеются, что сдерживание России и Китая позволит обеспечить доминирование Соединенных Штатов на глобальном уровне.

Правда, на этом пути Байдена ждут большие проблемы как внутри страны, так и вовне. Несмотря на то, что Трамп уже не президент США, «трампизм» как явление в американской политике никуда не ушёл. Нельзя исключать того, что бывший глава государства, опираясь на поддержку аппарата Республиканской партии, будет создавать постоянные трудности нынешнему хозяину Белого дома.

В свою очередь, Россия уже не похожа на ослабленное государство первых постсоветских лет. Её нынешнему руководству в целом удалось остановить негативные тенденции и от падения перейти к подъёму, что не без удовлетворения замечают в Китае.

Наконец, Китай намерен постоянно увеличивать вложения в научно-технологическую сферу, особенно в цифровизацию, доля которой за ближайшие 3-7 лет должна существенно возрасти. Опираясь на свои успехи в космонавтике, КНР намерена развивать космические технологии и спутниковую систему. В этом направлении у Москвы и Пекина есть хороший задел для сотрудничества.

«Для того, чтобы Соединенные Штаты не вернулись к мировому доминированию, Китай и Россия должны вести интенсивную работу по созданию многополярной системы международного сотрудничества с участием стран Европы, Африки и Латинской Америки», - заключил Цао Хэпин.

Исполняющий обязанности директора Института Дальнего Востока Алексей Маслов считает, что давление на Китай при Байдене будет только усиливаться. Единственное, что претерпит изменения – это риторика. В противодействии Вашингтона Пекину будут выделены следующие направления:

- как и при Трампе, при Байдене Соединенные Штаты будут препятствовать доступу КНР к сфере высоких технологий и, в свою очередь, предлагать собственные технологии странам Африки и Латинской Америки;

- критика военного усиления Китая в Восточной Азии;

- под удар попадут страны, которые приняли участие в экономических инициативах КНР, прежде всего «Поясе и Пути». Одновременно в информационной сфере США будут формировать мнение о потенциальной опасности подобных проектов.

«Уже сейчас можно сказать, что США приступили к формированию антикитайской коалиции, чтобы вернуть себе ведущие позиции на мировой арене. Таким образом, место основного экономического противника Вашингтона занимает сейчас Пекин, а не Москва», - заметил А.Маслов.

Учёный отметил, что между Россией и Китаем по-прежнему мало совместных инвестиционных проектов. Наши страны должны развивать сотрудничество в области разработки и внедрения новых технологий, в том числе на базе технопарков.

По словам А.Маслова, сотрудничеству наших стран мешает отсутствие отчетливого понимания того, какой именно мир мы строим, если оценивать его с точки зрения мировой экономики, хай-тека и дипломатического взаимодействия.

«Россия и Китай должны думать о формировании системы глобальной безопасности в жизненно важных сферах: военной, информационной, энергетической и банковской. Москва может выступить инициатором создания новой системы глобальной стабильности. Это исключительно важный шаг, поскольку Соединенные Штаты пытаются ввести новую модель управления миром через провоцирование конфликтов и втягивание в них Москвы и Пекина. Этой тенденции нужен весомый противовес. Возможно, стоило бы создать совместный аналитический центр, где можно было бы формировать наиболее перспективные тактические и стратегические направления сотрудничества», - предложил А.Маслов.

Заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов считает, что отношения России и США в настоящее время определяют два фактора: конфронтация и экологическая повестка. В рамках первого из них Байден собирается делать ставку на формирование многосторонних союзов, направленных на сдерживание Москвы и Пекина, одновременно развивая избирательное сотрудничество с российской стороной в области ядерного нераспространения, борьбы с изменением климата и последствиями пандемии COVID-19.

Д.Суслов отметил, что при Байдене продолжится политика санкций, начатая его предшественниками. Что касается России, то наиболее вероятно введение ограничений против частных лиц и несистемообразующих компаний. В отношении Китая ограничительные меры будут касаться технологических компаний и действий Пекина во внутренней политике (в частности, в Синцзяне и Гонконге).

«Торговую войну с Китаем в США воспринимают негативно, но снимать введенные ограничения они не торопятся. В целом, несмотря на всю критику в адрес Трампа, политика Байдена будет носить меркантилистский и протекционистский характер. В обмен на уступки в Вашингтоне будут требовать корректировки экономической политики Китая в выгодную для Соединенных Штатов сторону», - пояснил Д.Суслов.

Что же касается экологической повестки, то она у США значительно слабее, чем у Евросоюза. Внутри Соединенных Штатов нет взаимоприемлемого консенсуса по экологической проблематике. Напротив, в стране возобладали антинеолиберальные настроения, а республиканцы вообще выступают против того, чтобы ставить тему «зелёного развития» во главу угла. Кроме того, углеродный след США в Европе выше, чем углеродный след ЕС в США. Наконец, введение углеродного налога в Евросоюзе может стать камнем преткновения между Пекином и Брюсселем, спровоцировав очередную торговую войну. В этих условиях Россия и Китай находятся в довольно выигрышном положении. Они могут активизировать собственный климатический диалог и предложить (возможно, в рамках БРИКС) собственную, более справедливую экологическую концепцию остальному миру.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати