ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Встреча министров обороны НАТО. Чего ожидать России?

11:39 22.02.2021 • Юрий Меньшиков, редактор

Недавно состоялось заседание Совета НАТО на уровне министров обороны, в ходе которого были обсуждены вопросы разработки и принятия новой военной стратегии, увеличения бюджета альянса, вывода сил НАТО из Афганистана и расширения миссии в Ираке. Конечно же, обсуждалась и Россия. Перед встречей официальный представитель Пентагона заявил, что наша страна несет угрозу для всех членов альянса, включая США, и «использует военную силу для достижения своих целей».

О результатах министерской встречи, обсужденных на ней вопросах, а также о текущем состоянии отношений России с НАТО и США, а также о вызовах для России от непредсказуемых действий альянса шла речь на проведенной в Международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» онлайн-конференции.

В мероприятии приняли участие декан факультета мировой политики, заведующий кафедрой международных организаций и мировых политических процессов МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Сидоров, проректор по научной работе Дипломатической академии МИД России Олег Иванов, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев и профессор НИУ ВШЭ, главный научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Андрей Казанцев.

Андрей Сидоров, отвечая на вопрос модератора о том, к каким изменениям в отношениях России и НАТО может привести принятие альянсом обновленной стратегической концепции, заметил, что пересмотр военно-политической доктрины Организации происходил постоянно, начиная с момента ее учреждения в 1949 году. После распада Советского Союза и упразднения Организации Варшавского договора в 1991 году была проведена адаптация целей и задач Североатлантического альянса к новым реалиям. Последние изменения в стратегическую концепцию были внесены в 2010 году, исходя из наметившейся тогда тенденции к стратегическому партнерству между нашей страной и западным военно-политическим блоком. В настоящее время стратегия натовских стран − 4-ая по счету − сфокусирована на противостоянии и сдерживании России. Главным изменением является внесение в нее положения о том, что «Россия и Китай − главные противники НАТО». В этой связи можно говорить о начале коллективным Западом новой «холодной» или «гибридной» войны против России, что на деле означает возобновление периода длительного противостояния.

Ответ политолога дополнил Олег Иванов. Он указал на нюансы в натовском определении «главного противника» в отношении РФ и КНР: если Россия – это «угроза», то Китай – скорее «соперник». При этом, общим для обеих стран является то, что они не вписываются в систему ценностей Запада и не хотят играть по его правилам. Другой важной составляющей обновленной стратегической концепции Североатлантического альянса, по мнению внешнеполитического аналитика, вероятно будут вопросы изменения климата, а именно, тема борьбы за Арктику с целью освоения ее природных богатств. Эксперт также коснулся аспекта наращивания военной мощи НАТО. С 2014 года оно происходит и на доктринальном уровне с принятием документа под названием Readiness Action Plan («План повышения боеготовности»), и на военно-техническом, включая перевооружение и переоснащение вооруженных сил альянса. При этом особое внимание уделяется двум регионам: Балтике и Черному морю. Конкретно это выражается в том, что в странах-лимитрофах Прибалтики + Польша дополнительно развернуты моторизованная бригада и четыре мобильных батальона НАТО. На Черном море интенсифицировались провокационные действия ВМС и ВВС НАТО с использованием военной инфраструктуры прибрежных государств-членов и «союзников» альянса. На прямой вопрос модератора, рассматривает ли объединенный Запад Арктику в качестве региона наращивания военного присутствия, Иванов ответил, что «да, рассматривает».

Владимир Евсеев, говоря о военно-политических мерах, которые Россия может противопоставить угрозам, которые представляет ее национальной безопасности военная доктрина НАТО после ее ревизии, отметил, что их спектр достаточно широк. Так, наша страна уже начала процедуру выхода из Договора по открытому небу (ДОН), что стало очень неприятной новостью для европейских членов НАТО (США вышли из ДОН годом раньше, но они рассчитывали на разведданные своих сателлитов в Европе). Это особенно важно, в первую очередь, для Калининградской области, над которой польские самолеты-разведчики в последние годы вели активный мониторинг военной структуры и специфики деятельности российских вооруженных сил. Другим важным шагом, продолжая тему Калининградской области, с точки зрения военного эксперта, станет развертывание там мотострелковой дивизии. Он подчеркнул, что раньше таких крупных российских воинских формирований там не было. Дивизия по своим задачам и вооружению будет выполнять оборонительные, а не наступательные функции, что выбивает у западных аналитиков-пропагандистов «козыри» аргументации о, якобы, агрессивном характере этого решения России. Еще одним направлением, ослабляющим угрозу НАТО интересам России, является расширение нашего военно-морского присутствия в Средиземноморском регионе. Положения доктрины Монтрё о правилах морского судоходства в этой акватории позволяют РФ это делать, и наша страна с этой целью уже начала усиление военно-морской группировки в Черном море. Военный эксперт подчеркнул, что сдерживающим фактором, в складывающихся обстоятельствах, при несоизмеримых военных потенциалах России и НАТО, несомненно, является наличие у нас тактического ядерного оружия. И готовности его применить в случае необходимости.

На вопрос, о сроках ухода натовских и американских солдат из Афганистана и его возможных последствиях, свою точку зрения представил Андрей Казанцев. Он напомнил о том, что Операция «Решительная поддержка» (Resolute Support Mission) НАТО и США началась в Афганистане 1 января 2015 года, и поначалу планировалась как «небоевая». Затем, в рамках естественных для Исламской Республики Афганистан (ИРА) условий (всеобщая бедность, коррупция, этническая и религиозная раздробленность и воинственность) натовские и американские военные оказались втянутыми во внутренние афганские столкновения. Попытки вывести свои войска из Афганистана Соединенные Штаты предпринимали еще при президенте Бараке Обаме. Особенно решительные шаги на этом направлении предприняла дипломатия Дональда Трампа. В результате, в 2020 году между его администрацией и лидерами движения «Талибан» было подписано соглашение о выводе иностранных военных контингентов из ИРА уже в 2021 году. Условием этого было прекращение насилия в стране. Но насилие не прекратилось, да и не может прекратиться с учетом того, что структура «Талибана» не предусматривает жесткую централизацию и, соответственно, обязательное выполнение указаний «сверху». В результате, генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг выдвинул лидерам талибов ряд условий, при выполнении которых НАТО уйдет из Афганистана к 1-му мая. По сути, это прежние условия – прекращение террористической деятельности. Эксперт отметил, что в самой Организации среди государств-членов нет единства по вопросу о сроках и условиях вывода. Так, очень осторожную позицию занимает Германия, опасаясь нового наплыва беженцев. Соединенные Штаты взяли паузу для формулирования своей позиции. Что касается России, то по заявлению Президента В.Путина, которое он сделал в октябре 2020 года, мы не возражаем против присутствия НАТО и Соединенных Штатов в Афганистане. Одновременно наш МИД считает, что во внутриафганском урегулировании основная роль должна быть отведена крупным региональным игрокам – Ирану, Пакистану, Турции, ОАЭ и, может быть, Индии.

При подведении итогов обсуждения, эксперты отметили, что определить будущие контуры отношений Россия – НАТО даже в среднесрочной перспективе представляется весьма сложным. Это, в первую очередь, связано с ослаблением позиций США в мире и, собственно, в самом альянсе. С другой стороны, происходит укрепление России и Китая, появление новых независимых «фигур» на мировой шахматной доске, таких как Индия и Турция. А также с возникновением «невоенных проблем» − изменением климата, энергетической безопасностью, предотвращением массового голода, эпидемиологической безопасностью и других тематик, несвойственных для «подведомственной» ответственности военно-политического блока, каким является НАТО. Но на которые ей придется реагировать.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати