О причинах расширения полномочий военных США в Афганистане

10:42 21.06.2016 Георгий Асатрян, востоковед, кандидат исторических наук


Фото USArmy.

Президент США Барак Обама расширил полномочия американских военнослужащих в Афганистане. Об этом стало известно 10 июня из сообщений информационного агентства  Reuter

[1], позже данную информацию подтвердили официальные лица в Госдепе[2] США. Решение Обамы имеет как политико-информационную, так и оперативно-техническую составляющую. Однако данный шаг будет иметь крайне ограниченный эффект и не способен снизить уровень насилия диверсионно-террористической войны в Афганистане. Вашингтон трансформирует свое военное присутствие, придавая ему оптимальный, на его взгляд, формат. Очевидно, США не собираются полностью уходить из Афганистана: будут меняться лишь масштабы, формат и форма присутствия в ключевой точке Среднего Востока.

 

«Страж свободы» и «Решительная поддержка»

 

Начиная с 1 января 2015 года в Афганистане силами сначала 13 тыс., затем 9800 военнослужащих[3], проводятся одновременно две операции: миротворческая миссия (non-combat) США и НАТО «Решительная поддержка» (Resolute Support Mission) и контртеррористическая операция (counterterrorism) США «Страж свободы» (Freedom’s Sentinel).

Первая операция стала преемницей миротворческой операции «Международные силы содействия безопасности», создание которой было регламентировано резолюцией СБ ООН №1386 (2001)[4]. Вторая – контртеррористической операции «Несокрушимая свобода», начатой 7 октября 2001 г. силами специальных операций (ССО) США без мандата ООН.[5]

С 1 января 2015 года в Афганистане проводятся две операции США и НАТО – миротворческая миссия «Решительная поддержка» и контртеррористическая операция «Страж свободы».

Обе кампании были начаты в ответ на теракты 11 сентября 2001 г. Известно, что организатором терактов была названа международная транснациональная террористическая организация «Аль-Каида» во главе с Усамой бен Ладеном. Афганское радикальное военно-политическое и этно-религиозное движение «Талибан», в свою очередь, предоставляло убежище[6] боевикам «Аль-Каиды», одновременно с этим, сделав заложниками мирное афганское население. Классик российской афганистики В. Коргун писал, что из-за политики «Талибана», предоставившего убежище бен Ладену, территория Афганистана превратилась «в крупнейший очаг международного терроризма, его политико-идеологическую и военную базу».[7] Талибы не отрицали, что бен Ладен находится на их территории, но отклоняли любые требования выдать террориста номер один. Согласно заявлениям министра иностранных дел талибского «Исламского Эмирата Афганистан»  В. Мутаваккиля, «никаких конкретных свидетельств преступной деятельности бен Ладена получено не было». Справедливости ради отметим, что позже, после поражения «Талибов» в октябре-ноябре 2001 г. и двухлетнего заключения на авиабазе Баграм В. Мутаваккиля признал, что поддержка бен Ладена и «Аль-Каиды» была ошибкой «Талибана».[8]

Цели нынешней миротворческой операции «Решительная поддержка» обозначены в «обучении, консультировании и ассистировании» (Training, Advising, Assisting) афганских сил безопасности. Одним словом, она не боевая: большая часть военнослужащие США и НАТО не имеют права вступать в прямые боестолкновения с боевиками движения «Талибан» и других группировок. Основная задача большей части находящихся в Афганистане военнослужащих заключается в консультировании и обучении афганских сил безопасности (армии, спецслужб и полиции).

Контртеррористическая операция «Страж свободы» (Freedom’s Sentinel) направлена на борьбу с «оставшимися силами «Аль-Каиды»[9] и предотвращение превращения Афганистана в базу международного терроризма». [10]

 

Оперативно-техническая составляющая

 

Решение расширить полномочия американских военных имеет определенный оперативно-технический формат. Оно позволяет командованию операции «Страж свободы» самостоятельно, исходя из оперативно-тактической ситуации «на земле», принимать решение по боевой поддержке афганцев. Для командования контингента США в Афганистане эта деталь с оперативно-технической точки зрения существенна. То есть американские военнослужащие смогут сопровождать афганских военных в ходе боевых операций наступательного характера, а также принимать участия в боестолкновениях «особой важности» в ночное время суток[11].

Ранее военнослужащие США были ограничены в подобных операциях: они могли лишь в исключительных случаях оборонительного характера сопровождать афганский спецназ и военнослужащих Национального директората безопасности[12] (амнийат). Таким образом, деятельность американских военнослужащих в основном ограничивалась охраной объектов стратегической важности (афганских министерств, военных баз, посольств иностранных государств и т.д.). Одним словом, с оперативно-технической точки зрения, решение Барака Обамы де-юре расширяет полномочия военнослужащих США и одновременно с этим позволяет им действовать, не опасаясь «стать крайними».

Оперативно-техническая сторона вопроса также заключается в том, что после вывода основной части международного контингента из Афганистана, участились диверсионно-террористические атаки талибов на представителей афганской полиции и, в особенности, амнийата. «Талибан» в своих информационно-пропагандистских материалах делает особую ставку на диверсии против представителей сил безопасности, надеясь тем самым снизить боевой дух афганских силовиков. Так, 11 июня в восточной провинции Нангархар было убито пять полицейских, включая шефа местной полиции.[13] Несмотря на прогресс становления и отдельные оперативные успехи, осуществленные при поддержке США, афганские силы безопасности в целом не способны самостоятельно противостоять «Талибану».

Одновременно с этим, в среде афганских инсургентов усиливаются позиции наиболее радикальных сил. Боевики «Сети Хаккани», активно применяющие «живые бомбы», усиливают свое влияние как внутри движения «Талибан», так и в провинциях Хост, Пактия и Пактика. Лидер данной группировки Сираджуддин Хаккани фактически возглавляет военное командование «Талибана», исходя из чего, можно прогнозировать активизацию применения атак террористов-смертников, в том числе в Кабуле.

Расширение возможностей военных также де-юре позволит активизировать военно-воздушную составляющую американского присутствия. Сегодня воздушная кампания США  в целом ограничена применением беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и отчасти боевых вертолетов. Решение президента США позволит американским военным активнее использовать боевую авиацию, включая штурмовики и при необходимости истребители. Хотя автор данной работы полагает, что в этом нет необходимости, и использование боевой авиации в Афганистане будет оставаться на низком уровне.

«Расширение деятельности американской авиации вызовет еще более негативное отношение жителей Афганистана и Пакистана к американским войскам» (Александр Князев)

При всем при этом, США активно обучают афганских военных применять БПЛА: в начале 2016 г. был запущен первый БПЛА, управляемый афганцами.[14] С точки зрения главного оператора беспилотников, ЦРУ США, их использование приносит результаты. В этом смысле будет нелишним привести мнение востоковеда  А. Князева, который  полагает, что  «расширение деятельности американской авиации вызовет еще более негативное отношение жителей Афганистана и Пакистана к американским войскам».[15]

Одновременно с этим, для американских военнослужащих по-прежнему будут сохраняться серьезные ограничения. Применение навыков американских военнослужащих руководством военного контингента должно быть обусловлено «исключительной стратегической важностью». То есть командование операцией должно будет убедить Пентагон в необходимости тех или иных наступательных рейдов.

 

Политическая поддержка Кабулу и этнополитический тупик

С политико-информационной точки зрения, решения Обамы продиктовано необходимостью оказать поддержку Кабулу, придать ему уверенность. Правительство «национального единства» во главе с президентом-пуштуном Ашраф Гани Ахмадзаем и главой исполнительной власти таджиком Абдуллой Абдуллой переживает внутриполитический кризис. Демографическая и экономическая ситуация в Афганистане не показывает положительных тенденций. С уходом большей части воинского контингента, сопровождающих подрядных компаний и сокращением помощи возможность разрешения экономической проблем снижается.[16]

Фото: AssociatedPress (AP).

Этнополитическая и социальная ситуация в Афганистане перманентно тяжелая. Известно, что острые, временами враждебные, противоречия между титульным этносом, пуштунами, и представителями нацменьшинств существовали в Афганистане на протяжении веков. Часто в истории Афганистана встречались периоды острой борьбы за власть между представителями различных племен, конфедераций племен и кланов, которые велись на базе этнического многообразия страны.

Решение Обамы, направленное на расширение полномочий военных США в Афганистане, продиктовано необходимостью оказать поддержку Кабулу, придать ему уверенность.

Конфликт между пуштунами и представителями нацменьшинств (таджиков, узбеков, хазарейцев и др.), к сожалению, давно превратившийся в политико-социальную реальность Афганистана, усиливается. Свидетельством интеграции афганской политики с этнической идентичностью являются результаты всех последних избирательных процессов: результаты выборов, в основном, отражают этнический состав Афганистана.[17] Кроме того, у автора данной статьи есть основания полагать, что в долгосрочной перспективе этнополитическая ситуация в Афганистане, к несчастью, обострится. Специалист по Афганистану О.Нессар отмечает, что в этнической структуре происходят изменения: увеличивается доля нацменьшинств  по сравнению с титульной нацией – пуштунами.[18]

Увеличилась также доля нацменьшинств и в нижней палате парламента (Волеси Джирга) и силовых структурах Афганистана. Учитывая историческую структуру афганского этнополитического баланса, ее чрезмерные и резкие трансформации могут привести к радикализации методов неконвенциональной диверсионно-террористической войны и снижению коридора возможных компромиссов. Национальному самосознанию части оппозиционных пуштунов юго-востока Афганистана наносится урон. Глубокий анализ этих процессов показывает, что данные процессы не выгодны нацменьшинствам Афганистана не меньше, чем самим пуштунам. Наряду с этим усиливаются и противоречия, нередко перетекающие в конфликты, среди представителей национальных меньшинств Афганистана.[19]

Необходимо помнить, что, несмотря на экстремизм и использование неизбирательных и террористических методов талибами, Афганистан в 1990-2000 гг. был превращен в базу международного терроризма именно «волей бен Ладена»[20], а сейчас его уже нет (что, впрочем, не оправдывает талибов и их собственный террор).

 

Усиление давления на инсургентов

 

В связи со всем комплексом сложившихся проблем США не заинтересованы в полной делегитимизации политической власти в Афганистане и выходе ситуации из-под контроля. Именно поэтому Вашингтон трансформирует свою вовлеченность в афганскую кампанию, придает ей, на его взгляд,  оптимальный на данный отрезок времени формат, сохраняя при этом минимальное, но адекватное присутствие.

Сегодня движение «Талибан», несмотря на крайнюю раздробленность и фрагментированность, намного сильнее, чем пять или десять лет назад. Падение в сентябре северной провинции Кундуз и перманентная угроза в стратегически важной южной провинции Гильменд, а также исключительное влияние радикалов на юго-востоке Афганистана в очередной раз показали нынешние возможности талибов.

Таким образом, неожиданная ликвидация 21 июня лидера «Талибана» муллы Мансура при помощи американского БПЛА и решение о расширении полномочий американских военных показывают тактический настрой США на усиление давления на афганских инсургентов.

Ход переговорного процесса, по мнению США, показал невозможность компромисса со стороны «Талибана», а значит тупиковость афганского мирного процесса. Одновременно с этим, необходимо понимать, что без привлечения «Талибана» или, говоря иначе, пуштунского оппозиционного архиконсервативного элемента сельских районов юго-восточных провинций, стабилизация Афганистана в долгосрочной перспективе невозможна.

В этой связи политика Вашингтона и Кабула в отношении афганских инсургентов заключается в «выдергивании» из их среды умеренных или прагматичных лидеров. Параллельно этому, происходит усиление давления на радикальную и непримиримую часть. Ярким примером этой стратегии может служить переговорный процесс с лидером «Исламской партией Афганистана» (Хизб-и-Ислами) Гульбеддином Хекматьяром. Данная группировка ранее находилась в союзе с «Талибаном», однако сейчас ведет мирные переговоры с Кабулом. 

Американская политика в отношении Афганистана имеет лишь одну постоянную характеристику: она постоянно эволюционирует и меняется в зависимости от целого комплекса, как внутренних, так и региональных факторов. Расширение полномочий военных США, по всей видимости, будет иметь крайне ограниченный практический эффект. В краткосрочной и, возможно, среднесрочной перспективе США, в попытке укрепить Кабул, будут усиливать давление на радикальную часть афганских инсургентов. Одновременно с этим будут попытки еще большего дробления «Талибана» и их союзников, привлечения на сторону Кабула провинциальных оппозиционных авторитетов.

Расширение полномочий военных США будет, по всей видимости, иметь крайне ограниченный практический эффект.

Не будет лишним упомянуть, что расширению полномочий военных предшествовало снижение численности международного контингента с 9 800 до 5 500 военнослужащих, которое запланировано к началу 2017 г. Это говорит о том, что США не собираются полностью уходить из Афганистана: будут меняться лишь масштабы, формат и форма их присутствия в ключевой точке Среднего Востока. Что касается переговорного процесса Кабула с движением «Талибан», то здесь необходим глубокий компромисс между всеми сторонами афганского социума.

 



[1] Exclusive: Obama approves broader role for U.S. forces in Afghanistan // Reuters. Jun. 10, 2016. Washington, DC. [http://www.reuters.com/article/us-usa-afghanistan-obama-exclusive-idUSKCN0YW055].

[2] Toner M. C. Deputy Spokesperson Daily Press Briefing. State Department. Jun. 10, 2016 Washington, DC. [http://www.state.gov/r/pa/prs/dpb/2016/06/258369.htm#AFGHANISTAN]

[3] Из  13 000 военнослужащих НАТО 10 000 были из США (Прим. автора).

[4] Резолюции Совета Безопасности ООН от 2001 года.[http://www.un.org/ru/sc/documents/resolutions/2001.shtml].

[5] Мандат  ООН был получен постфактум (Прим. автора).

[6] Что было названо в США и в целом на Западе «тихой гаванью» (safe heaven). Этот термин прочно вошел в оборот западного востоковедения и активно применялся официальными лицами (Прим .автора).

[7] Коргун В. Г. «Афганистан. Ислам и национальный вопрос» // Азия и Африка сегодня. № 6. 2003. С. 32.

[8] Ex-Taliban leader regrets hiding bin Laden // The Washington Times. May 26, 2005. [http://www.washingtontimes.com/news/2005/may/26/20050526-120721-9086r/].

[9]Campbell J. F. Operation Freedom's Sentinel and our continued security investment in Afghanistan. Oct. 1, 2015.

[10] Report on Enhancing Security and Stability in Afghanistan. Report to Congress. Jun. 2015. Washington, DC. Department of Defense.

[11] Например, военнослужащим Германии, расквартированным в свое время в провинции Кундуз, было запрещено покидать территорию военных баз в ночное время суток (Прим. автора).

[12] Национальный  директорат безопасности – главный орган спецслужб Афганистана, осуществляющий как разведывательную, так и контрразведывательную деятельность (Прим. автора).

[13] Макталюн хамса анасир амния бухужур ли даиш фи афханистан // Аш-Шарк аль-Аусат. 11 июня 2016. [http://qps.ru/cNbR9]. (на араб. языке)

[14] Afghan army to fly first surveillance drone next month: US General // Khaama Press. Feb. 19, 2016. [http://www.khaama.com/afghan-army-to-fly-first-surveillance-drone-next-month-us-general-0118].

[15] А. Князев: расширять полномочия ВВС США в Афганистане бессмысленно // Sputnik Узбекистан. 10 июня. 2016. [http://ru.sputniknews-uz.com/migration/20160610/3003930.html#ixzz4BIqVBLil].

[16] См.:  Окимбеков У. В. «Демографические и экологические проблемы современного Афганистана» // Нации и национализм на мусульманском востоке. М.: Институт Востоковедения РАН, 2015  / Отв. ред. В.Я. Белокреницкий, Н.Ю. Ульченко. С. 75-81.

[17] Христофоров В.С. Афганистан. Правящая партия и армия. (1978-1989). М.: Граница, 2009. С. 294.

[18] Нессар О.М. Этноплеменной фактор и политический процесс в современном Афганистане // Нации и национализм на мусульманском востоке. М.: Институт Востоковедения РАН, 2015  / Отв. ред. В.Я. Белокреницкий, Н.Ю. Ульченко. С. 380.

[19] На протяжении последних месяцев в Афганистане продолжается конфликт между лидером таджиков, и.о губернатора провинции Балх Атта Мохаммад Нуром и лидером узбеков, вице-президентом Афганистана Абдул Рашидом  Дустумом. Были зафиксированы несколько случаев вооруженного столкновения людей Нура и Дустума (Прим. автора).

[20] Коргун В. Г. Указ. соч.

Ключевые слова: США Афганистан терроризм Талибан контртерроризм «Аль-Кайда» Ближний и Средний Восток

Версия для печати