ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Президент Зеленский против писателя Булгакова

10:43 09.02.2021 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Запрет украинскими властями продажи произведения Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита" - практическое отражение процесса искусственного формирования того, чего не существует – нет, не украинцев, а «украинской нации» в её нынешней официальной версии. Эта версия подразумевает, что украинская нация является многовековой исторической данностью, обладает ценностной завершённостью и культурно-цивилизационной самодостаточностью.

В реальности Украина на уровне государственной политики проходит сейчас через мучительный процесс отречения от общерусского самосознания и трансплантации чуждой большинству граждан идеологии противостояния своему прошлому - русскому миру, исторической частью которого Украина является. Официальный Киев объяснил запрет на ввоз выше упомянутого издания Булгакова тем, что издатель причастен к распространению идеологии, возвеличивающей Россию, с чем Киев не может согласиться. При этом странным образом утверждается, что доступ к литературной классике для украинского читателя якобы остаётся беспрепятственным (1).

Это неправда. В современной Украине невозможно рассчитывать на издание романов Булгакова "Окаянные дни" или "Дни Турбиных". В них слишком откровенно показана неприглядная сторона власти тех, кто сегодня причислен к пантеону героев - УНР, петлюровщины и зарубежных контролёров Петлюры (панской Польши). Та же история с рассказом "Тайному другу" из цикла "Записки на манжетах", с рассказом "Киев-город" и др.

Отношения самостийной Украины с киевлянином Булгаковым и его писательским талантом двояки. Президент Виктор Янукович называл его украинским писателем, но антипетлюровские повести Булгакова прятали от читателя. Киевлянин Булгаков своим творчеством показывает, во-первых, что настоящий Киев - это русскоязычный Киев, где русский язык мирно сосуществует с малорусским (украинским) языком до тех пор, пока на политической сцене не появляются национал-шовинисты, озабоченные удавлением русского языка в тисках политической бюрократии. Во-вторых, Булгаков, русскоязычный киевлянин, представляет собой модель национальной идентификации, совершенно чуждой идеологии нынешней самостийной Украины. И, в-третьих, произведения Булгакова подрывают идеологические основы одного из конституирующих праздников украинской самостийности - День соборности, отмечаемого ежегодно 22 января в память об объединении Украинской Народной Республики (УНР) и Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР).

День соборности был введён президентом Леонидом Кучмой не от хорошей жизни. Народу самостийной Украины, разобщённому противоречивой идеологией, требовался объединяющий символ, показатель единства Украины и её граждан от Карпат до Одессы. Акт объединения (Акт злуки) УНР и ЗУНР был превращён в такой символ.

Получилось плохо, поскольку идеологический центр тяжести этого далёкого события лежал в западной части страны. "Злука" нравилась жителям Тернополя, Ивано-Франковска, Львова. Жителям Одессы, Донецка, Севастополя она была неинтересна. Символ объединения получился слабый, рассчитанный на узкий круг идеологически избранных граждан. События 2014 г., нежелание Крыма и Донбасса жить в составе Украины, продемонстрировали очевидную несостоятельность самого понятия соборности (целостности) Украины. Соборность для современной Украины - это идеологический мем, а не факт.

Случай с Булгаковым заставляет искать ответ на вопрос "Кого можно считать украинским писателем?". В украинские писатели зачисляли даже Антона Павловича Чехова, но по каким критериям? Булгакова назвали украинским писателем по факту рождения в Киеве. Но тогда его взгляды, изложенные в романах, являются взглядами представителя украинского народа, однако киевский официоз отказывается их считать таковыми. Для киевского официоза взгляды Булгакова враждебны и нежелательны.

Но раз украинские власти сочли возможным называть Булгакова украинским писателем, значит, русский язык его произведений - не помеха тому, чтобы считаться украинцем. Миллионы жителей Украины, называясь украинцами, разговаривают по-русски. Тогда таким же украинским писателем является и Гоголь: тоже родился на Украине, но писал по-русски.
И чем тогда Тарас Шевченко, литературная икона украинской культуры, не русский писатель? Он писал по-малорусски, но сокровенные личные дневники - по-великорусски.

Если Шевченко - не русский писатель (украинские националисты утверждают именно так), почему украинским писателем называют Марко Вовчок (Марию Вигилянскую)? Русская, родилась в России, но писала по-малорусски.

Если маркером, разделяющим писателя русского от писателя украинского, служит язык произведения, почему Шевченко только украинский писатель, если он писал и по-русски? Почему польские писатели XIX в., писавшие про Украину, выделены в отдельную "украинскую школу" польской литературы (2)? Из-за тематики произведений? Но почему Генри Хаггарда никто не относит к "африканской школе" английской литературы? Или Василия Яна к "монгольской школе" русской литературы? Надуманность термина "украинская школа" польской литературы" очевидна. Термин идеологически нагружен, а смысл существования самой "школы" заключался в производстве литературных работ, в романтическом свете изображающих совместный культурно-политический быт поляков и украинцев.

Прозападные власти Украины благосклонно относятся к польским авторам "украинской школы", и не спешат выделять в отдельную "украинскую школу" русской литературы того же Гоголя или Булгакова. Хотя те писали по-русски про Украину также как польские авторы писали про неё по-польски. Шевченко тогда можно было бы отнести к русской школе украинской литературы ведь он писал про Россию и про Украину в контексте её пребывания в составе Российской империи. Но украинские националисты первыми выступят против наделения великого Кобзаря статусом зачинателя русской школы украинской литературы.

Вывод таков: звание украинского писателя даётся автору, главным образом, за его идеологические убеждения. Гоголь не украинский писатель, а Шевченко украинский. Булгакова пытались переварить и сделать украинским, но не получилось. Киевлянин Булгаков остаётся неуместным для создаваемого сегодня пантеона украинских литераторов.

Отличительной чертой украинских авторов является неизбывная привязанность к псевдонимам регионально-этнического и натурхозяйственного происхождения. Александра Кулиш стала Ганной Барвинок, Павел Губенко - Остапом Вишней, Мария Вилинская - Марко Вовчком, Михаил Драгоманов - Украинцем, Лариса Косач - Лесей Украинкой, её мать Елена Косач - Оленой Пчёлкой, Освальд Бургардт -Юрием Клёном. При этом Бургардт был украинским немцем и гитлеровским коллаборационистом по совместительству, но это не помешало властям самостийной Украины причислить его к лику украинских писателей.

Принадлежность автора к национальной литературе, на мой взгляд, должна определяться его принадлежностью к её эстетическим традициям. Но принадлежность авторов к украинской литературе определяется на Украине в наши дни идеологической, но не эстетической традицией. Пропуском в пантеон литературных светил становится русофобия и сопутствующие настроения. Как писал Булгаков, сказывается "тлетворная близость к местам, где зарождались всякие Тютюники". Украинская литература в своем своеобразии имеет ярко выраженную черту, подмеченную и Адамом Мицкевичем, и Виссарионом Белинским, и Николаем Гоголем - склонностью к сюжетам сельского характера, где "дёгтю больше, чем поэзии" (Гоголь). В булгаковских произведениях «дёгтя» нет, есть талант и правда времени, но он, по иронии судьбы и решению киевской власти, не вписывается в современные идеологические стандарты украинской литературы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

1) https://mon.gov.ua/ua/news/rozyasnennya-shodo-rishennya-derzhkomteleradio

2) https://interaffairs.ru/news/show/26655

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати