Киевская цензура для украинской литературы

15:23 28.06.2014 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Мало кто себе отдает на Украине отчет, что украинская литература пала первой жертвой украинского национализма. Принесение в жертву политическим дикостям украинских националистов произведений украинских писателей произошло одновременно с закланием произведений их русских собратьев. Украинский национализм, одновременно, разделывался и со «своими», и с «чужими».

Да и разделение на «своих» и «чужих» было надуманным, неестественным. К какой литературе отнести русскоязычные произведения Т. Г. Шевченко – к русской или украинской? К какой литературе отнести произведения галицких писателей, писавших на язычии? Язычие было попыткой соединения местных говоров Буковинской, Галицкой и Угорской Руси с церковно-славянским языком, для перехода, в дальнейшем, к литературному русскому языку. Язычие не было полноценным русским языком, но не было и украинским. В Львовской библиотеке им. В. Стефаника произведения многих галицких авторов, писавших на язычии или на русском, значатся под рубрикой «украинская русскоязычная литература».

Но, несмотря на принадлежность таких произведений к украинской литературе, ни в школьные, ни в вузовские учебники они не попадают. Могут ли современные преподаватели украинского языка и литературы с полным правом сказать, что они отлично знают свой предмет, и владеют соответствующим  комплексом знаний? Отнюдь. В лучшем случае, они знают лишь полпредмета.

Современное тело украинской литературы – это половина тела. Ампутация другой половины произошла еще в советское время, когда из украинской литературы убиралось все, что намекало на существование триединого русского народа (великороссы, малороссы, белорусы). За годы украинской независимости из тела украинской литературы изъяли еще несколько важных частей, и теперь эта литература – набитое шелухой пугало, лишенное жизненно важных органов. Уже не одно десятилетие русофобия считается главным критерием для причисления автора к сонму украинских писателей. В итоге, украинская литература, и так лишенная чуть ли не доброй половины своего наследия, заражается националистическим ядом, и из литературы превращается в шовинистическую агитку.

Новые киевские власти подошли к этому делу с размахом. Уже рябит в глазах от их инициатив и проектов, призванных продемонстрировать низость всего русского и высоту всего украинского, и, главное, их взаимную чуждость, словно речь идет о жителях разных галактик. К делу подключилась даже Служба безопасности Украины, хотя у нее совсем иные задачи. Но на официальной страничке СБУ в Глобальной Сети имеется рубрика «200 лет неканоническому Шевченко» (1).

«Неканонический», в понимании руководства Украины, означает русофобский. Т.е. вся претензия на специфичность и особость избранных произведений Т. Г. Шевченко сведена к примитивному национализму, хотя такой подход мелок и недальновиден.  Я далек от намерения объявлять «великого Кобзаря» пламенным русофилом, но и пламенным русофобом он не был. Скорее, «колебался вместе с линией партии».

Малейшая доля русофильства навсегда закрывает автору дорогу в когорту украинских классиков. У неискушенного обывателя складывается впечатление, что украинская литература – это сборище национал-ориентированных произведений не менее национал-ориентированных авторов. Но это не так.

К сожалению, мало надежды, что в список произведений, рекомендуемых для изучения в учебных заведениях Украины, попадут когда-либо стихотворения из сборника «Незабудька» (Львов, 1873 г.) (2). Открывает сборник стихотворение «Приговор», но финальные его строки «Ой, в городци русски цветы у себе плекаю; кто  не рад им, то байдуже, про того не дбаю» не позволяют причислить его к произведениям украинской литературы, хотя написано оно на одном из самых что ни на есть украинских диалектов.

С произведением «Для Руси все» из того же сборника тоже вряд ли познакомят украинского читателя. Повторяющиеся рефреном слова «Дух же русский юный все» «портят» стихотворение в глазах украинских чиновников от образования.

Таких произведений украинских авторов, на самом деле, предостаточно. Но они погребены под прессом цензуры, придавлены, словно могильной плитой, идеологическими штампами и ярлыками, не позволяющими им занять достойное место среди других литературных работ украинских писателей.

 «Чи ты знаешь, милый друже, житье-роскошь в русских горах над Стрыя водами…?» - так начинается стихотворение «Думка» («Мысль»). Стрый – это в Львовской области. «Русские горы» над Стрыем – это Карпаты. Сегодня это – территория безраздельного хозяйничанья украинского национализма. Но «Думка» написана в конце XIX в., когда господство украинских национал-шовинистов в этих краях не было полным. Тогда люди, жившие на склонах Карпат, еще помнили, что они – Руси дети. Почему те, кто появился позже (украинские националисты), осмеливаются переиначивать то, что было задолго до них? Хронология поставлена с ног на голову, как телега перед лошадью.

Главным доводом украинствующей интеллигенции в пользу их враждебности России и русской культуре были обвинения в подавлении культурной самобытности украинского народа, что выражалось, в их понимании, и в фактах замалчивания произведений украинских авторов.

А что такое действия современных украинских властей, как не жесткая цензура против собственной же литературы? Кто сегодня обедняет школьный и вузовский репертуар уроков украинской литературы, как не сами же украинские власти? Кто сейчас запихивает в пыльные архивы сотни произведений, молчит о них, а тех, кто решается поведать обществу об их существовании, обвиняет в гуманитарной диверсии? Ответ очевиден: Киев

Актуален вопрос издания альтернативных пособий по украинской литературе, куда бы вошли те произведения, которых боится украинское Минобразования. Замалчивание богатого творческого наследия украинской литературы, половинчатое к ней отношение, вивисекция ее тела – в интересах официального Киева, но не в интересах украинского народа, от которого прячут его собственную литературу.

 

1)       http://www.sbu.gov.ua/sbu/control/uk/index

2)       «Незабудька». Утворы стихом и прозою. Выпуск 1 (Львов, 1873)

Ключевые слова: украинская литература Киев

Версия для печати