ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Новый энергетический переход в условиях постпандемического мира

10:10 24.12.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: resourseglobalnetwork.com.

В рамках экспертного проекта «Россия и мир: профессиональный разговор», организованного совместно Институтом мировой экономики и международных отношений Российской Академии наук (ИМЭМО РАН) и агентством «Интерфакс» состоялась встреча на тему «Энергетический переход и постковидный мир». Специальным гостем мероприятия стал заместитель председателя правительства России Александр Новак. В состоявшейся по итогам его выступления дискуссии выступили отечественные и зарубежные специалисты в области энергетики.

В своем выступлении Александр Новак отметил, что на исходе 2020 года мировой нефтяной рынок все еще неустойчив и подвержен постоянным колебаниям. В частности, на его состояние оказали значительное влияние сообщения о новом штамме коронавируса, обнаруженном в Великобритании, и предпринятые в ответ на них решения властей целого ряда стран об ограничении авиасообщения. При этом спрос на нефть восстанавливается медленнее, чем это ожидалось изначально, после серьезного спада, наступившего весной текущего года. «Изначально ожидалось, что показатели будут более высокими. Сейчас они выросли на 15-17 баррелей в сутки, однако относительно того, что происходило до пандемии, общее снижение спроса составило около 6-7 баррелей в сутки. Вторую волну пандемии никто не мог предсказать с точностью ни в марте, ни в мае, хотя она и носит сравнительно более мягкий характер», - заметил вице-премьер.

А.Новак считает, что пандемия коронавируса привела к серьезным изменениям в жизненном укладе всей планеты. Не исключено, что они могут стать необратимыми. Ярким примером тому могут служить дистанционные встречи. «По-видимому, экономическое восстановление будет занимать больший период времени, чем планировалось нами изначально, и ориентировочно займет 2-3 года», - отметил чиновник.

Вице-премьер российского правительства напомнил, что в рамках достигнутой в апреле сделки «ОПЕК плюс» страны картеля, Россия и ряд других производителей «голубого топлива», не входящих в ОПЕК, достигли соглашения о сокращении добычи суммарно на 9,7 млн. баррелей в сутки на два года – с 1 мая 2020 года до начала мая 2022 года. «По мере восстановления спроса добычу нефти необходимо увеличивать. Уровень снижения беспрецедентен, и для стран-экспортеров это крайне важно, в том числе и для России», - подчеркнул А.Новак.

Удастся ли странам-участницам соглашения «ОПЕК плюс» проводить согласованную политику с Соединенными Штатами после прихода в Белый дом Джозефа Байдена? В ответе на этот вопрос А.Новак был осторожен. Он, в частности, отметил, что команда нового американского президента уделяет особое внимание использованию возобновляемых источников энергии и актуальной климатической повестке. Возможно, эти приоритеты окажут определенное влияние на добычу нефти в США, но говорить о том, какие именно решения будут приниматься, пока рано.

В отличие от нефтяного сектора, газовая отрасль восстанавливает свои позиции значительно быстрее. В частности, по данным, озвученным А.Новаком, цены на спотовых рынках восстановились до уровня 210 долларов за 1 тыс. м3 газа. «Такого быстрого восстановления никто не ожидал. В летние месяцы подземные хранилища газа (ПХГ) были заполнены больше, чем в предыдущие годы. Но к середине декабря отбор газа идет активнее, и мы находимся на более низком уровне, чем планировалось изначально. Это не может не влиять и на уровень цен. По итогам 2020 года общемировой уровень сокращения потребления газа достиг 3%. Не исключено, что в следующем году газовый рынок будет восстановлен в полном объеме», - заметил вице-премьер.

В то же время снижение спроса на электроэнергию в России составило всего 2%, хотя изначально отечественные эксперты предполагали более пессимистический вариант – от 4 до 6%. «Что касается окончательной цифры, то в целом мы ожидаем снижения спроса в 2020 году на 2,7% по сравнению с предыдущим. Это сравнительно неплохой результат, в особенности по сравнению с изначально ожидавшимся», - пояснил А.Новак. По словам вице-премьера, спрос на электроэнергию как конечный вид энергии продолжит расти на фоне развития зарядной инфраструктуры для электромобилей, роботизации, цифровых и облачных технологий.

Свою позицию высказал и лауреат Нобелевской премии мира, член Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия» Рае Квон Чунг. По его словам, Россия играет важную роль в глобальной диверсификации мирового энергобаланса, согласно которой должно снизиться использование ископаемого топлива. Ключевую роль здесь могли бы сыграть технологии улавливания углерода с одновременным ростом производства водорода. Результаты подобных научных исследований представлены в докладе ассоциации «Глобальная энергия» «10 прорывных идей в энергетике на следующие 10 лет». «России необходимо подумать над тем, как реструктурировать и трансформировать энергетический ландшафт в предстоящие годы. Необходимо воспользоваться новыми прорывными технологиями, появившимися в последнее время. Российское правительство и международные компании, представленные в вашей стране, могут уделить время и изучить их. В Корее планируют перейти к безуглеродной экономике к 2050 году. С этой целью нами была разработана амбициозная стратегия. Это открывает дополнительную возможность для экспорта водорода, производимого в России и других странах, в качестве нового сырьевого ресурса», - заявил Рае Квон Чунг.

Между участниками сессии состоялась дискуссия, посвященная перспективам перехода к использованию возобновляемых источников энергии. Сам А.Новак выразил мнение, что в ближайшие два десятилетия не стоит ожидать снижения доли углеводородов в мировом энергобалансе больше, чем на 15%, тогда как сейчас она составляет 85%. Существующий в настоящее время энергетический баланс в России он назвал вполне экологичным и энергоэффективным. «В нашей стране 19% энергии генерируют атомные электростанции, 18% - гидроэлектростанции, и только 1% приходится на возобновляемые источники. Доля последних возрастет до 4%. При этом 50% в энергобалансе приходится на природный газ, а 14% - на уголь. Поэтому «углеродный след» в нашей стране меньше, чем в США, Китае, Австралии, Индии», - пояснил А.Новак.

По словам вице-премьера российского правительства, актуальной задачей для нашей страны на фоне наметившегося энергоперехода должна стать монетизация углеводородных запасов. «Нефть, газ, уголь дешевеют, и в первую очередь это происходит из-за развития новых технологий. Но, если раньше все эти запасы считались нерентабельными для добычи, то теперь ситуация изменилась, и они становятся привлекательными с инвестиционной точки зрения», - подчеркнул эксперт.

В свою очередь, главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов отметил, что перспективы энергетического перехода будут зависеть, прежде всего, от факторов неопределенности. На них оказывают влияние три основные группы: потребители, регуляторы и инвесторы. Модель потребления энергии меняется, появляются факторы новой мобильности. Ярким примером может служить каршеринг, получивший особое распространение среди представителей молодого поколения, которое все чаще отказывается от собственного автомобиля в пользу общественного транспорта или такси. «Новый энергетический переход требует огромных средств. Инвестиции необходимо откуда-то взять. Это значит, что за него будет платить в первую очередь потребитель. Вопрос, насколько он готов отказаться от энергетического комфорта в пользу принципиально иной модели потребления. Вспомним, из-за чего начались выступления «желтых жилетов» во Франции? Поводом для их начала стало решение ввести новый налог на дизельное топливо», - заметил А.Громов.

Не менее важный фактор, влияющий на перспективы энергоперехода – поведение регуляторов. Курс на построение углеродно нейтральных обществ в Евросоюзе и таких странах, как Япония, Китай, Южная Корея в ближайшие десятилетия будет определять логику деятельности энергетических компаний и их долгосрочного планирования. Определенные шаги на этом пути уже делаются. Например, введение запретов на продажу автомобилей с двигателями внутреннего сгорания на территории ЕС. Интерес инвесторов смещен в сторону «зеленой» энергетики, но стоит помнить, что доходность проектов в этой сфере редко превышает 5%, хотя в нефтегазовой сфере она достигает показателей в 15%. «Тем не менее, инвесторы идут в эти проекты с возобновляемой энергетикой. Во-первых, потому, что в условиях глобального энергетического перехода все меньше верят в перспективы нефти и газа на горизонте 10-15 лет, а большая часть крупных нефтегазовых проектов с высокой доходностью предполагает окупаемость инвестиций, начиная с этого временного отрезка. Во-вторых, современные инвесторы стремятся к более коротким срокам возврата вложенных средств», - считает А.Громов.

По мнению декана факультета международного энергетического бизнеса Российского государственного университета нефти и газа им. И. Губкина Елены Телегиной, пандемия COVID-19 привела к форсированию энергетической трансформации. Подобные изменения происходили и раньше, но стоит помнить о том, что только в 1970-х годах нефтегазовый сектор стал той самой доминантой, благодаря которой обеспечили свой рост ведущие мировые экономики. «Первый энергетический переход был связан с переходом от биомассы к углю, второй – с широким использованием нефти, третий – природного газа. Сейчас речь идет о перспективах четвертого перехода. Пандемия привела к резкому усилению цифровизации, технологий искусственного интеллекта. Кроме того, потребительское поведение в настоящее время направлено на максимально распределенные отношения в энергетике. Это ведет в перспективе к усилению позиций сторонников «зеленой» энергетики, особенно у представителей молодого поколения, которое считает, что способно участвовать не только в покупке энергии, но и в ее генерировании», - резюмировала Е.Телегина.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати