ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Стратегии борьбы с изменением климата и декарбонизации в эпоху COVID-19: взгляд из России и ЕС

18:43 07.12.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

В Москве прошла Российско-европейская конференция по климату. За три для ведущим отечественным и зарубежным стейкхолдерам удалось обсудить климатическую политику и следующие шаги по реализации Парижского соглашения в России и ЕС, корпоративные стратегии декарбонизации, механизмы пограничного углеродного регулирования, а также обозначить области взаимного интереса и потенциального сотрудничества между Евросоюзом и Россией в борьбе с изменением климата.

Мероприятие было организовано при финансовой поддержке Инструмента партнерства Европейского Союза и немецкого Федерального министерства окружающей среды, охраны природы и радиационной безопасности (BMU) в рамках Международной климатической инициативы (IKI).

Россия присоединилась к Парижскому соглашению в прошлом году. 4 ноября 2020 года президент России Владимир Путин подписал Указ «О сокращении выбросов парниковых газов» с целью снизить количество выбросов к 2030 году до 70% от уровня 1990 года. На ближайшее будущее в стране запланировано несколько важных «климатических» событий, включая разработку «Стратегии низкоуглеродного развития России до 2050 года» и принятие законодательной базы по выбросам парниковых газов. Евросоюз, в свою очередь, принял обязательство к 2050 году полностью отказаться от ископаемых энергоносителей и начал обсуждение еще более амбициозных целей в отношении сокращения выбросов парниковых газов к 2030 году на 55%. Как отметил посол ЕС в России Маркус Эдерер, в нынешних реалиях всем международным игрокам крайне важно обмениваться опытом и взглядами на глобальную климатическую угрозу. Российско-европейская конференция по климату –  первое настолько крупное мероприятие, организованное ЕС за его пределами на тему изменения климата. По словам посла, именно она является символом той важности, которую Евросоюз уделяет России как партнеру по борьбе с климатическими изменениями. «ЕС и Россия являются крупнейшими партнерами в экспорте и импорте энергоносителей, поэтому все меры по декарбонизации будут отражаться на наших экономических связях. Сейчас мы стоим на перепутье как энергетических отношений, так и на перепутье наших отношений в целом. Нам необходимо говорить, чтобы разрешить все наши недопонимания и преодолеть страх перед переменами. Мы вынуждены быть амбициозными не только из-за угрозы изменения климата, но и в силу особой важности этого вопроса в отношениях между Европейским союзом и Россией», – пояснил М. Эдерер.

«ЕС и Россия стоят на перепутье как энергетических отношений, так и на перепутье отношений в целом. Нам необходим диалог» (Маркус Эдерер)

Исполнительный заместитель председателя Европейской Комиссии, курирующий Европейский Зеленый Курс Франс Тиммерманс считает, что климатические изменения – один из самых больших вызовов современности. По его словам, повышение температуры уже приводит к катастрофическим последствиям, так, например, в этом году впервые в ноябре не замерзло море Лаптевых и увеличилось количество лесных пожаров.

«Европейский зеленый курс, очевидным образом представляет собой механизм, позволяющий контролировать текущий климатический кризис» (Франс Тиммерманс)

«Ясно, что если температура поднимется выше, то мы подойдём к точке невозврата и не сможем контролировать эффект. Заявленная цель Парижского соглашения - не допустить превышения глобальной среднегодовой температуры на планете к 2100 году более чем на 2°С от доиндустриального уровня и сделать все возможное для удержания потепления в пределах 1,5°С (в настоящее время средняя температура на 0,75°С выше, чем среднегодовые показатели в 1850-1900 гг., – прим. автора). Именно этому посвящён зеленый курс», – объяснил исполнительный заместитель председателя ЕК.

Эксперты Европейской комиссии пришли к выводу, что для выполнения целей Парижского соглашения странам Евросоюза необходимо стать углеродонейтральными к 2050 году. В прошлом году ЕК разработала план, который при помощи промежуточных шагов должен был помочь достичь цели 2050 года. Он предполагал, что к 2030 году уровень выбросов необходимо сократить на 40 %. Однако последние подсчеты показали, что этого недостаточно, потому что тогда к 2050 году количество выбросов сократиться всего на 60%, поэтому было решено повысить промежуточные цели на 55% к 2030 году. По словам Ф. Тиммерманс, это будет сложно, но выполнимо. «Нам необходимо было заручиться поддержкой населения и обеспечить справедливость климатического перехода. Для этого мы стали комбинировать долгосрочные цели и краткосрочные задачи», – пояснил эксперт. 

Одной из таких краткосрочных задач является введение трансграничного углеродного регулирования (ТУР). На данный момент многие в России видят в зеленой экономике негативные последствия от введения углеродного налога, называя это явление зеленым протекционизмом. «Я полностью понимаю эти соображения. Все этого боятся. Необходимо избегать любых шагов, которые приведут к проявлению протекционизма в любой стране. Если мы приняли обязательства по Парижскому соглашению и потом принимаем конкретные шаги, которые способствуют реализации этих обязательств, то ЕС вообще не нужно будет вводить эти трансграничные меры, но, если мы принимаем экстренные действия, а внешние игроки нет, мы рискуем утечкой выбросов (перенос производства в страны и регионы с меньшими ограничениями и, следовательно, с меньшими издержками, - прим. автора) и увеличением конкуренции», – отметил куратор Европейского зеленого курса.

Г-н Тиммерманс еще раз подчеркнул, что в отношениях между ЕС и РФ энергетический переход будет очень важен: «Нам необходимо понять, что у ископаемого топлива нет будущего. Наша задача – обеспечить то, чтобы те страны, которые зависят от него, получили возможность преобразовать свои экономики. Судьба Евросоюза и России очень связана в этом аспекте. Проблемы отражаются на обеих сторонах, поэтому необходимо обязательно найти позитивную динамику как для импорта, так и для экспорта энергоносителей».

Примеру ЕС последовали многие страны: Китай объявил о своих планах к 2060 году стать углеродонейтральной страной. Премьер-министр Японии Ёсихидэ Суга заявил, что к 2050 году страна также доведет объем выбросов углекислого газа (CO2) до нулевого уровня. Вслед за Японией достичь углеродной нейтральности пообещала Южная Корея. Позитивным сигналом является также и то, что новая администрация Джозефа Байдена намерена вернуть США в Парижское соглашение. «Все страны вместе должны хорошо подготовиться к конференции сторон в Глазго, и нам бы очень хотелось активизировать сотрудничество с Россией, чтобы мы вместе смогли убедить мир, что вызов глобального потепления важен», – подытожил Франс Тиммерманс.

Советник президента России, специальный представитель президента Российской Федерации по вопросам климата Руслан Эдельгериев отметил, что климатические переходы не только в России, но и в других странах должны быть плавными, параллельными и взаимовыгодными, потому что барьеры и сдерживание каких-то стран приведут к конфликтам, а это точно не цель Парижского соглашения. «Мы с озабоченностью наблюдаем за вводом трансграничного углеродного регулирования против отдельных государств-экспортеров продукции. ТУР на начальном этапе может негативно сказаться и на России, поэтому мы на берегу должны гармонизировать свои действия. Потому что если мы не будем взаимодействовать на начальном этапе, то мы не выйдем к той глобальной цели, которую мы заявляем – глобальное снижение выбросов», – подчеркнул он.   

«Климатические проекты должны быть вне санкций» (Руслан Эдельгериев)

По его словам, Европейский зеленый курс является весьма амбициозным проектом по перестройке экономики данного интеграционного объедения, однако изменение климата – это общая проблема, и она не может решаться в одиночку. Все действия должны соответствовать нормам ВТО и Парижского соглашения.  «Мы должны допустить не снижение экономики, а её рост в каждой отдельной стране, поэтому наши совместные действия с Евросоюзом должны только позитивно сказываться на экономике», – подчеркнул Руслан Эдельгериев

Заместитель Генерального директора по климатическим действиям Европейской комиссии Клара де ла Торре отметила, чтоЕС уже продемонстрировал успешное совмещение уменьшения выбросов и экономический рост. С 1990 года ВВП ЕС вырос на 62%, в то время как сокращение выбросов составило свыше 25%. «Некоторые скептически относятся к нашим планам, считая их слишком амбициозными и дорогими, но именно у нашего поколения есть возможность разумно инвестировать в зеленую экономику. Адаптация к уже наступившим последствиям изменения климата является нашей главной задачей. В начале следующего года ЕС планирует представить новую программу адаптации к изменению климата, которая поможет и другим странам», – отметила она.

Также г-жа де ла Торре рассказала, что в Евросоюзе считают, что Россия должна ставить перед собой более амбициозные задачи по борьбе с изменением климата: «Глобальное потепление невыгодно всем. Это структурная угроза процветанию российской экономики. Это не значит, что нужно перенимать стратегии друг друга, потому что у каждой страны своя специфика, свои активы, свои отправные точки, но мы уже готовы работать с Россией, помогать ей получать выгоды от инвестирования в климатически нейтральное будущее».

«Россия сознательно привержена целям Парижского соглашению, но при этом мы понимаем, что этот документ имеет рамочный и добровольный характер. В нем мало конкретики, особенно в части механизмов снижения заявленных целей. Многое будут зависеть от того какие решения будут приниматься на национальном, европейском и мировом уровне по вопросу климатических ограничений», – отметил председатель Комитета по энергетике Павел Завальный. По его словам,на данном этапе Россия владеет современными технологиями низкоуглеродной энергетики, включая атомную, и водородными технологиями. Недавно правительство России утвердило дорожную карту по развитию водородной энергетики до 2024 года. Согласно энергостратегии до 2035 года, Россия планирует экспортировать к 2024 году 0,2 млн. тонн «чистого» водорода, а к 2035 году – 2 млн. тонн.

«Углеродные сборы не должны использоваться в политических целях как орудие дискриминации» (Павел Завальный)

В свою очередь генеральный директор Федерального министерства окружающей среды, охраны природы и ядерной безопасности Германии (BMU) Карстен Зах заявил, что Берлин готов предложить Москве помощь в создании инфраструктуры для транспортировки водорода в страны Европейского союза. По его мнению, одним из маршрутов его доставки в Европу может стать «Северный поток-2». «Мне кажется, что в долгосрочном периоде –больше водородного сырья будет поставляться по "Северному потоку-2". Разумеется, будет переходный период», – уточнил он.

К. Зах обратил внимание на то, что в Европе все больше потребителей и компаний заинтересованы в водороде. В этом вопросе он видит большие перспективы сотрудничества Германии и России. «Россия является крупнейшим поставщиком энергоносителей. И поскольку спрос будет смещаться в сторону водорода в интересах России и Германии, а также Евросоюза создавать соответствующую инфраструктуру и схему поддержки этого сектора энергетики», – добавил генеральный директор Федерального министерства окружающей среды, охраны природы и ядерной безопасности Германии.

О плюсах использования мирного атома подробно рассказал директор Блока по развитию и международному бизнесу госкорпорация «Росатом» Кирилл Комаров. Во-первых, средний выброс в течение жизненного цикла ядерной энергии составляет 12 г на кВт и уступает только ветрогенерации (11 г на кВт). А, во-вторых, эту технологию можно успешно комбинировать с другими. В Росатоме эту концепцию называют «Зеленый квадрат». Стратегия определяет четыре ключевых низкоуглеродных источника электроэнергии – гидро и атомная отвечают за обеспечение базовой нагрузки энергосетей, а ветер и солнце за период пиковых нагрузок. «Мы твердо уверены в том, что атомная энергетика и возобновляемые источники энергии являются не конкурентами, как это очень часто сейчас пытаются представить, а являются дополняющими составными частями низкоуглеродного энергобаланса. Мы все знаем, что возобновляемые источники энергии вследствие высокой зависимости от погодных факторов, безусловно, не в состоянии обеспечить базовую нагрузку энергосети, но они – эффективные поставщики электроэнергии в пиковые периоды нагрузки, в то время как роль атомной энергетики и гидрогенерации обеспечить именно базовую нагрузку. Конечное решение о том, как комбинировать эти источники, безусловно, зависит и от географических, и экономических и даже социальных параметров каждой страны в целом», – пояснил К. Комаров.

Однако, если проанализировать показатели не только России и Евросоюза, но и остальных государств, то можно увидеть, что страны с огромным потенциалом развития возобновляемых источников энергии такие как ОАЭ, Египет, Саудовская Аравия, Узбекистан и многие другие всё больше и больше вкладываются в развитие именно ядерной энергетики, поскольку прекрасно понимают необходимость создания гармоничного энергобаланса.

«Мы разделяем мировой приоритет климатической повестки и понимаем свою ответственность за её реализацию. Мы твердо убеждены, что атомная энергетика необходима для эффективного решения поставленных целей, поскольку на сегодняшний день это, по сути, единственный источник низкоуглеродной энергии, который гарантирует бесперебойную генерацию электроэнергии вне зависимости от погодных или климатических условий» – отметил К. Комаров. По словам эксперта, при формировании своего зеленого курса России, конечно, очень интересно посмотреть на европейский опыт, анализировать уже существующие документы и стандарты, однако реализация зеленого курса должна учитывать и региональную специфику, и доступные природные ресурсы и, безусловно, историческую структуру генерации страны. «Мы, конечно же, уважаем позицию тех стран, которые по каким-то причинам принимают решение об отказе от атомной энергетики. Хотя до конца всё равно их не понимаем, поскольку видим низкую стоимость атомной электроэнергии и минимальный ущерб для климата. Однако хотели бы чтобы и выбор, сделанный нашей страной, уважался в том числе и в Брюсселе. У каждой страны должна быть возможность выбора из тех источников электроэнергии, которые доступны в рамках «Зеленого квадрата», – подчеркнул директор Блока по развитию и международному бизнесу госкорпорации  «Росатом».

«Главное, что мы верим в то, что климатическая повестка является долгосрочным стратегическим вектором мирового развития и что только в партнерстве, с учетом специфики интересов и реалий каждой страны, мы сможем реализовать эту непростую задачу. Мы должны найти сбалансированное решение всех целей устойчивого развития, а не реализовывать только одну», – констатировал Кирилл Комаров.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати