ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Выборы в Таджикистане: что дальше?

13:40 15.10.2020 • Юрий Меньшиков, редактор

В Пресс-центре МИА «Россия сегодня» прошла онлайн-конференция «Итоги президентских выборов в Таджикистане – сквозь призму российско-таджикских отношений».

Выборы президента Таджикистана прошли 11 октября. В них участвовали пять кандидатов, в том числе действующий глава государства Эмомали Рахмон, который одержал убедительную победу. Эксперты обсудили особенности и результаты электоральной кампании, состояние партнерских связей России и Таджикистана, потенциал интеграционного сотрудничества, перспективы и форматы двусторонних отношений.

Открывая конференцию, заместитель председателя Комитета Госдумы России по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Казбек Куцукович Тайсаев, который непосредственно присутствовал на выборах в Таджикистане, поделился своими впечатлениями о технической организации выборов и ходе их проведения. На выборах он в качестве наблюдателя присутствовал не только как депутат Госдумы, но и как член Межпарламентской Ассамблеи СНГ (МПА СНГ). От МПА на выборах были представители других государств-участников СНГ. 

По словам депутата, подготовка и проведение выборов были осуществлены без существенных замечаний: участки открылись вовремя в 6 часов, правоохранительные органы, медицинские работники, сотрудники избирательных комиссий на участках – все сработали четко. Явка, по выводам наблюдателей, была высокой. Не было отмечено серьезных нарушений в ходе голосования. При допуске на выборы по биометрическим данным подтасовать их результаты было невозможно. Можно утверждать, что выборы прошли легитимно, и выбор, который сделал народ, соответствует его реальным настроениям.

На вопрос, как результаты выборов отразятся на общей геополитической обстановке в Центральной Азии, в частности, на безопасности в регионе, а также на отношениях Таджикистана и России ответил директор Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана, главный научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Андрей Анатольевич Казанцев. Начав с последней части вопроса, он отметил, что можно уверенно говорить о преемственности внешнеполитического курса вновь избранного президента Рахмона в отношении всех основных игроков. В настоящее время у Таджикистана два ключевых стратегических партнера – Россия и Китай. С точки зрения Москвы, принципиальных разногласий с Пекином на сегодняшний день нет. Согласованы два масштабных проекта: российский Евразийский Экономический Союз (ЕАЭС) и китайский «Один пояс − один путь». При этом нужно понимать, что в рамках новой большой игры позиции Китая в Таджикистане относительно России усиливаются, хотя это и не жесткая конкуренция. Душанбе пока не определился с членством в ЕАЭС. Возможно, если Узбекистан решит стать членом этого интеграционного объединения – это подтолкнет Таджикистан к такому же шагу.

В международно-политическом плане сотрудничество России и Таджикистана будет осуществляться прежде всего по линии ОДКБ. Усложнение обстановки в регионе (хаос в Киргизии, Аль-Каида и ИГИЛ в Северном Афганистане) было одним из факторов переизбрания Рахмона, который ассоциируется в стране со стабильностью. Говоря о безопасности, эксперт информировал, что для Таджикистана сейчас возникают новые форматы ее обеспечения в конкурентном режиме с ОДКБ – это консультации с Китаем, Пакистаном и Афганистаном. Еще одним внешнеполитическим фактором, который способствовал переизбранию Эмомали Рахмона была быстрая нормализация отношений с Узбекистаном после прихода там к власти президента Шавката Мирзиёева.

Российско-таджикские отношения в экономической части долгое время были построены на валютных перечислениях из России от таджикских трудовых мигрантов, что составляло значительную часть ВВП (около 30 %) страны. В настоящее время по ним нанесен двойной удар: из-за ковидного кризиса многие мигранты не могут найти работу, а те, кто нашел, вследствие падения курса рубля по отношению к доллару, не могут восполнить нехватку средств в бюджете Республики.

Экономические аспекты геополитической игры в Таджикистане осветил руководитель Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Эдуард Геннадьевич Соловьев. Он обратил внимание на растущее влияние Китая в этой стране и в регионе в целом, которое обеспечивается увеличением инвестиций в значимые инфраструктурные проекты – строительство авто- и железнодорожных магистралей, гидроэлектростанций, добычу полезных ископаемых.

По его словам, Россия инвестирует, причем немного меньше по объему, чем Китай, в менее масштабные и доходные проекты − финансовые услуги, связь. Это позволяет Китаю укреплять свои позиции в конкурентной борьбе с Россией в Центральной Азии, но эта конкуренция сглаживается, как уже говорилось, сопряжением проектов ЕАЭС и «Один пояс − один путь».

Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, заведующая отделом экономики Института стран СНГ, главный редактор научно-аналитического журнала «Геоэкономика энергетики» Аза Ашотовна Мигранян более подробно остановилась на экономических аспектах ситуации в Таджикистане. Она высказала точку зрения, что фактор стабильности, который сыграл, по справедливому мнению ее коллег, положительную роль в переизбрании Рахмона, в дальнейшем может оказать негативное влияние на экономическое развитие страны, как фактор консервации. Это подтверждает модель экономики Республики. Эксперт привела пример, когда в прошлом различные международные экономические институты и структуры пытались продвинуть в Таджикистане идеи развития малого и среднего бизнеса, формирования конкурентной среды. Из этого ничего не получилось именно вследствие желания сохранить традиционную систему отношений. А.Мигранян выразила надежду, что Эмомали Рахмон в течение своих следующих семи лет для подтверждения легитимности своего президентства сможет провести экономические реформы по разрешению большей свободы предпринимательской активности и снижению административного давления на бизнес.

Второй очень важный аспект стабильности – это то, что она позволяет формировать инвестиционные потоки. Здесь у таджикской экономики есть серьезный риск повторить ошибку туркменской экономики, когда Республика может попасть под моно-внешнюю кредиторскую задолженность, где монополистом будет выступать Китай. На сегодняшний день внешняя задолженность Таджикистана по объему распределена более-менее равномерно между разными кредиторами (Россия является одним из ведущих). Но анализ структуры кредитов и инвестиционных вливаний показывает, что со стороны Китая они жестко оговорены, очень прагматичны, и направляются в высокодоходные отрасли, где срок окупаемости достаточно короткий с контролем по осваиванию средств. Таким образом, Китай формирует зоны своего инвестиционного влияния в наиболее доходных отраслях – энергетике, добыче полезных ископаемых. Россия же, как и другие партнеры Таджикистана, вкладывает средства в области социально-гуманитарной и инфраструктурной направленности, которые не характеризуются высокой степенью отдачи.

В этой связи эксперт считает, что Таджикистану следует обратить внимание на диверсификацию своих связей с целью обеспечения экономической безопасности страны. В экономическую безопасность А.Мигранян включает финансовую, продовольственную безопасность и безопасность импортных операций. Она также отмечает риск деградации экономики в связи с экспортом трудовых ресурсов, который все больше сокращается из-за пандемии и ухудшения экономической ситуации в России, что приводит к уменьшению поступлений от доходов мигрантов в Республику. Резюмируя, аналитик высказала мнение, что только при снятии вышеперечисленных проблем и рисков Эмомали Рахмону удастся сохранить стабильность на семь лет его предстоящего руководства страной.

Подводя итоги обсуждения, координатор экспертной платформы «Большая Евразия» Сергей Иванович Масаулов солидаризовался с мнением коллег, что итоги выборов были ожидаемыми и что именно сложная ситуация в стране привела к переизбранию президентом Таджикистана Эмомали Рахмона. Аналитик также выразил точку зрения, что его избрание на новый семилетний срок – это фактор стабилизации, который выходит за рамки Таджикистана и будет действовать на региональном уровне. Для России это означает, что она уже не будет охвачена непрерывной дугой нестабильности от Запада через Юго-Запад до Юга.

То, что своим преемником Рахмон видит своего сына Рустама Эмомали − мэра Душанбе и председателя верхней палаты парламента, у экспертов не вызывает сомнения. Они также считают, что действующий президент передаст сыну власть, только когда будет уверен, что стране не грозят потрясения.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати