ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Мир перед лицом «второй волны» COVID-19

09:07 10.10.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: GETTY IMAGES

Что именно следует называть «второй коронавирусной волной» и насколько этот термин вообще правильный – вопрос спорный. Но всплеск заболеваемости действительно наблюдается во всем мире.  По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый день фиксируется около 300 тыс. новых случаев заражения.

Как воспринимают сегодняшнюю ситуацию с ростом инфицированных в России и других странах, а также какие вызовы несет с собой «вторая волна» обсудили эксперты во время круглого стола «Россия и мир перед / в ситуации «второй волны» пандемии COVID-19» на площадке пресс-центра ТАСС.

Кризис второй волны проходит во всех странах по-разному. Как отметил генеральный директор Центра политического анализа Павел Данилин, цифры, касающиеся пандемии коронавируса, анализировать крайне сложно, а особенно затруднительно сравнивать ситуацию в разных странах, так как данные совершенно не релевантны.

«Современные аналитики могут вполне заявить: мы знаем, что ничего не знаем о коронавирусе. Мы не можем анализировать данные, так как не знаем кто и как считает. На сегодняшний момент не существует совершенно никаких критериев общей оценки», – объяснил он.

Фрагмент из презентации Центра политического анализа

Другими словами, мы наблюдаем кризис статистики: за 9 месяцев пандемии не было выработано общего подхода. «Солидарность ответа на вызовы коронавируса может быть только если у нас есть понимание угрозы, а у нас нет даже солидарности в её оценке», – подчеркнул аналитик.

Политолог, руководитель проектов «Германо-российского форума» Александр Рар рассказал, что в Германии ситуация с коронавирусом лучше, чем в других странах Европы, но все же наблюдается прирост заболеваний (в день фиксируется около 4 тыс. новых случаев заражения).  

«В коронавирусе много политики» (Александр Рар)

А. Рар обратил внимание на то, что коронавирус во многих странах становится инструментом воздействия на политику и экономику. В частности, эксперт отметил, что в Германии сегодня в топе находятся политики, которые выступают за жесткую борьбу с коронавирусом, делают акцент на здравоохранение, и совсем не заботятся об экономической ситуации в стране. «Это очень странно, но это действительно так», – сказал он.  На данный момент коронавирус более опасен для экономики ФРГ, чем для ее жителей. Министр экономики Германии Петер Альтмайер недавно заявил, что массивные ограничения, введенные правительством Германии на фоне первой волны пандемии коронавируса, привели к беспрецедентному обвалу ВВП страны во втором квартале 2020 года. Согласно промежуточному прогнозу Министерства экономики ФРГ, ВВП страны в нынешнем году сократится на 5,8% –  это самый мощный экономический спад в послевоенной истории страны.  

В свою очередь глава экспертного совета Экспертного института социальных исследований, политолог Глеб Кузнецов отметил, что в контексте пандемиипроисходит интересное изменение парадигмы, связанной со знаниями о COVID-19. Во-первых, по его словам, произошла «кардинальная замусоренность» темы в научном смысле. «Сегодня каждый ученый или человек в белом халате может где угодно опубликовать свое мнение и его воспримут за чистую монету. Экспертам до сих пор не удалось выработать научный консенсус, который существует по всем другим болезням. Десятки тысяч публикаций по теме не создают понимания, а затуманивают его», – заметил политолог. Во-вторых,нет никакого нового знания по сравнению с апрелем 2020 года. «Фактически процесс со знанием напоминает ход самой эпидемии: первый квартал происходило накопление знаний, потом мы вышли на плато, а сейчас наблюдаем деградацию знания. До сих пор не понятно, кто такие «бессимптомники», насколько устойчив иммунитет у уже переболевших инфекцией. Ни на один из острых вопросов весны мы до сих пор не получили ответов», – констатировал Г. Кузнецов. Отсутствует не только качественное понимание проблемы, нет так же и новых предложений. Все это приводит к расхождению подходов как внутри страны, так и на международном уровне, считает глава экспертного совета Экспертного института социальных исследований.

Г. Кузнецов обратил внимание, что новые знания не получают хода: вне политических заявлений не разбирается провал масочной политики в Испании, не рассматривается «кейс Израиля», когда слабый всплеск первой волны привел к более сильной второй волне. Нет также настоящего неполитизированного анализа кейса Швеции и ее изначальной политики отказа от карантинных мер.

Кроме этого, по словам политолога, произошло повсеместное изменение отношения государства к самому процессу борьбы с пандемией. «Во многих странах уже не обещают новой помощи, а призывают к гражданской сознательности, а также прибегают к мерам полицейского администрирования: в Париже, например, требуют переписывать посетителей ресторанов, в Ирландии запрещают обслуживать внутри помещения», – заметил Г. Кузнецов.

В итоге наука и знания находятся в кризисе. Также, по словам Глеба Кузнецова, мы можем наблюдать крах медицинской системы: в научном смысле замедление прогресса, а в практическом смысле лишение помощи миллионов людей, болеющих другими заболеваниями (в мире, по разным оценкам, в 4 раза меньше продиагностировано онко-заболеваний этим летом по сравнению с прошлым годом, до 50 % исследований прекращены или отложены). Государства на уровне риторики перестали обращаться к науке, стали руководствоваться научно-популярным подходом (исходя из примитивной логики, когда надо что-либо делать). «Социально-экономические и политические последствия второй волны будут более масштабны, чем у первой», – спрогнозировал Г. Кузнецов. 

Однако председатель совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий полагает, что COVID-19 – это триггер, который всего лишь ускорил те процессы, которые и так разворачивались в мире.

«Давно шли разговоры о том, что биполярность рушится, исчезает ценностная организация мира. Коронавирус подсветил неспособность многих работать вместе. Мы наблюдаем фрагментацию, видим большую сложность в решении глобальных проблем», – сказал эксперт.

Отдельно А. Быстрицкий остановился на важной теме вакцинирования и предложил задуматься над следующим примером: «Представим, что вакцин несколько и придуманы они в разных странах. Может ли так получится, что страна Х не будет пускать к себе никого кто не привит вакциной x, а страна Y не будет пускать к себе привитых вакциной х?  Какой орган будет в состоянии повлиять на эту ситуацию? Неясно, особенно, когда страны демонстрирует кризис взаимодействия».

«Мы наблюдаем крайне острую, и от страны к стране различающуюся реакцию на коронавирус и непредсказуемость действий», – констатировал председатель совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Вторая волна COVID-19 в России

Россия демонстрирует последовательный рост заболеваний (по данным на 8 октября, на территории РФ зарегистрировано 11 493 случаев заражения). Как рассказал генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров, последние два месяца стала снижаться доля тех, кто боится последствий пандемии, в первую очередь экономических, и стал расти процент тех, кто боится самого вируса.  

Фрагмент из презентации ВЦИОМ

«Мы выходим на вторую волну страха перед вирусом» (Валерий Федоров)

По даннымроссийского репрезентативного опроса (ежедневно опрашивают 1600 человек в 500 городах и поселках на территории 80 регионов РФ) интерес к коронавирусной тематике растет. В мае 36% респондентов говорили о том, что их внимание привлекла пандемия, затем в июне это цифра снизилась до 24% и июле упала до 10%. Тенденция на снижение сохранялась до первых недель сентября. Рывок произошел буквально между 24-25 сентября, когда за одну ночь доля тех, кто следит за коронавирусной темой, выросла с 8 до 13%. По последним данным на 28 сентября порядка 16% россиян обеспокоены «второй волной» COVID-19, и эта цифра продолжает расти.

Сейчас на первом месте у россиян страх заболеть (43%), и с большим отрывом – боязнь экономических рисков: потеря работы (14%). Но в тоже время большинство жителей России выступили против повторных жестких ограничений и карантинных мер (36%).

Глава исследовательской группы «Циркон» Игорь Задорин объяснил это явление социально-психологическим состоянием россиян. По его словам, пандемия COVID-19 – это не столько медицинское явления, сколько явление комплексное: информационное, экономическое и социальное.

Современное общество в России, да и во всем мире в целом, находится в состоянии пандемического шока: информационный поток беспрецедентен, это первое инфекционное заболевание, которое напрямую влияет на экономические процесс и грозит большими социальными потрясениями – никогда не было такой тотальной изоляции, всегда говорилось о изоляции исключительно больных.

«Это первая пандемия в прямом эфире» (Игорь Задорин)

В связи с этим, социолог отметил, что мы можем наблюдать снижение уверенности в завтрашнем дне. «Пандемия страха поразила всю страну и случился рост психических расстройств. Особенно печально, что последние исследования показывают рост депрессии у детей», – сказал И. Задорин.

Современное общество приведено в состояние фрустрации, зависимости, потери определенности и разделено внутри самого себя. У него нет иммунитета к разобщенности. Этим человечество будет болеть долго и мучительно, независимо от того, будет ли вторая волна сильнее первой или нет.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати