ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Вхождение Прибалтики в СССР глазами советской внешней разведки

10:46 08.10.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Резиденты сообщают… Сборник документов о политичесой обстановке в Литве, Латвии и Эстонии (август 1939 г. – август 1940 г.). – М.: Фонд «Историческая память», 2020.

В Москве состоялась онлайн-конференция, в рамках которой было представлено документальное издание «Резиденты сообщают… Сборник документов о политической обстановке в Латвии, Литве и Эстонии, август 1939 г. – август 1940 г.», выпущенное фондом «Историческая память». Выпуск этого издания приурочен к 80-летию вхождения стран Прибалтики в состав СССР. Сборник вводит в научный оборот ранее неизвестные документы советской внешней разведки. Они существенно дополняют представления о советской политике в Прибалтике, сложившиеся при ознакомлении с вышедшим три десятилетия назад классическим сборником документов МИД СССР «Полпреды сообщают…», и открывают новые перспективы для осмысления политики Кремля в прибалтийском регионе.

В сборник вошли рассекреченные документы из пяти архивов: Архива Президента Российской Федерации, Российского государственного военного архива, Особого архива Литвы, Государственного архива Латвии и филиала Эстонского государственного архива. Подавляющее большинство из них публикуются впервые.

Как отметил составитель сборника документов, директор фонда «Историческая память», научный сотрудник Института российской истории РАН  Александр Дюков, в книгу включены документы как обобщающие, которые готовились буквально в нескольких экземплярах и клались на стол И.Сталину, К.Ворошилову, В.Молотову и впоследствии наркому обороны С.Тимошенко, так и первичные – переписка и информация из агентурных дел прибалтийских резидентур НКВД. Рассекречены они были уже достаточно давно. Ряд историков в России и в странах Прибалтики использовали эти документы, но их научной публикации не состоялось. Не в последнюю очередь это произошло потому, что эти документы очень сильно меняют наше представление о том, что происходило в этих странах. В некоторых изданиях стран Балтии, например, Латвии, уже анонс выпуска этой книги вызвал публикации, выдержанные в стиле «Москва вновь приоткрыла архивы Лубянки».

«Вопреки этим утверждениям, в нашем сборнике нет документов, которые происходят из закрытых архивов. Все они взяты из общедоступных хранилищ, и любой исследователь может убедиться в том, что они не подвергались какому-либо тенденциозному отбору. Мы делали ставку на публикацию наиболее репрезентативных документов и не делали отбора по каким-либо темам, которые могли бы быть неприятными. Этот труд – не закрытый «чёрный ящик», оно вполне верифицируется и имеет значение для познавательных целей», – подчеркнул А.Дюков.

Что можно узнать из документов, представленных в сборнике? Во-первых, вопреки мнению, которое до сих пор довольно широко распространено в историографии как отечественной, так и зарубежной, в период после введения в Литву, Латвию и Эстонию в 1939 году контингентов советских войск после подписания Договоров о взаимопомощи между СССР и странами Прибалтики, резидентуры НКВД не занимались какой-либо подрывной деятельностью, направленной на свержение местных правительств. Об этом напрямую говорится в письме руководителя таллинской резидентуры НКВД СССР Владимира Бочкарева, который отмечает, что у него был строгий запрет на вмешательство во внутренние дела, что оказывало влияние на оперативные возможности. В этот период прибалтийские резидентуры НКВД старались как можно меньше контактировать с представителями местных коммунистических партий и не дать повода властям для обвинения Москвы во вмешательстве во внутренние дела. Напомним, что точно так же поступали и советские дипломаты.

Несмотря на утвердившуюся в современной историографии, в том числе и российской, представлению, согласно которому вплоть до мая 1940 года информация в Москву о каких-либо действиях, направленных против подписанных между СССР и странами Прибалтики Договоров о взаимопомощи, не поступала, это не так. Конечно, если обратиться к классическому изданию тридцатилетней давности «Полпреды сообщают», в котором собраны, прежде всего, свидетельства советских дипломатов, мы увидим, что такая информация по дипломатической линии не шла. Однако теперь, когда стали доступны документы внешней разведки, можно убедиться, что эти сведения поступали в большом объеме. Например, они касались вопроса вербовки эстонских добровольцев для войны в Финляндии против советских войск. В среде высших военных руководителей прибалтийских стран постоянно обсуждалась возможность нападения на советские военные базы. Эти данные советской разведки подтверждаются немецкими документами, и, в частности, найденными польскими историками почти десятилетие назад в военном архиве в Берлине свидетельствами заместителя военного атташе Германии в Эстонии Кёрнера.

Благодаря рассекреченным документам, стало возможно установить имена ключевых агентов, которые сотрудничали с прибалтийскими советскими резидентурами и давали ценную политическую информацию. В Латвии одним из таких людей был отставной генерал Роберт Клявиньш, обладавший весьма широкими контактами в военных кругах. В Литве – граф Виктор Зубов, входивший в круги высшей политической элиты и потому обладавший значительными возможностями для сбора информации и руководитель криминальной полиции Каунаса, входивший в десятку наиболее влиятельных лиц Департамента госбезопасности Литвы, Пятрас Витульскис. Именно благодаря последнему вся наиболее ценная информация была в распоряжении Москвы, а обобщающий бюллетень ведомства иногда оказывался на столе у резидента раньше, чем у литовского президента Антанаса Сметоны. Наконец, в Эстонии одним из ключевых агентов советской разведки был Яан Тыниссон, бывший государственный старейшина (президент) страны в 1927-1928 годах.

То, что удалось узнать об агентуре советской внешней разведки в Прибалтике, показывает, что информация, которую она получала, была полной и достоверной и адекватно оценивалась в Москве. В частности, генерал Роберт Клявиньш сотрудничал с советской разведкой с конца 1939 года. В середине марта 1940 года это сотрудничество стало еще более плотным и именно тогда он сформулировал план, который впоследствии был реализован советским руководством. Разговаривая с советским резидентом в Латвии Иваном Чичаевым, он сказал: «Необходимо вести регистрацию всех фактов враждебной деятельности правительства Латвии против СССР. После того, как накопится достаточное количество этих фактов, предъявить ему ноту с констатацией нелояльного отношения к пакту и потребовать созыва сейма, распущенного в 1934 году, для составления нового правительства. Это необходимо для того, чтобы создать преемственность власти, поскольку сейм был только распущен, а не уничтожен. После этого сформировать новое левое буржуазное правительство, которое, очевидно, объявит новые выборы в сейм. Ноту следовало предъявить в форме ультиматума с соответствующим предупреждением – выдвижением у границ войсковых частей».

Нередко в современной публицистике, так и в некоторых научных трудах утверждается, что СССР собирался захватить страны Прибалтики либо в 1939-м, либо в 1940 году. Документы, которые сейчас вводятся в оборот, причем не только из архива Службы внешней разведки, но и из тематических папок Политбюро, которые непосредственно ложились на стол Сталину, показывают, что решение о введении дополнительных контингентов войск в Прибалтику было принято только в конце мая 1940 года. На фоне стремительных успехов германских войск в войне на Западе в Кремле поняли, что необходимы меры для того, чтобы не потерять этот регион. И тогда советское руководство обратилось к плану, который был сформулирован генералом Р.Клявиньшем тремя месяцами ранее.

В издании «Очерки истории российской внешней разведки» сообщается, что как раз в конце мая 1940 года резидент Иван Чичаев был вызван из Риги в Москву и встречался со Сталиным. По-видимому, это было связано именно с планом генерала Р.Клявиньша. Однако, даже вводя в страны Прибалтики в середине 1940 года дополнительные контингенты советских войск, предъявив ультиматум и сделав ставку на формирование новых просоветских правительств, Москва еще не приняла окончательное решение об инкорпорации Прибалтики в состав Советского Союза. Это решение было принято только в конце июня – начале июля 1940 года.

Документы, включенные в сборник, наглядно показывают, что в странах Прибалтики существовала довольно значительная часть населения, поддерживавшая Советский Союз и испытывавшая просоветские настроения, вплоть до желания вступить в состав СССР. Подобные массовые настроения имели распространение уже в 1939 году, после подписания Договоров о взаимопомощи, но они не нашли тогда никакой поддержки с советской стороны, делавшей ставку на соблюдение Каунасом, Ригой и Таллином их обязательств перед Москвой.

В июне 1940 года, после введения в страны Прибалтики дополнительных контингентов советских войск, эти настроения еще более активизировались, можно сказать, вышли из-под контроля. Сейчас нередко можно услышать утверждения, что включение Прибалтики в состав СССР проводилось в противоречии с волей населения. Конечно, спустя восемьдесят лет, сложно с математической точностью сказать, сколько именно людей было за вхождение в Советский Союз, а сколько против. Однако можно констатировать, что весьма значимая часть населения прибалтийских республик поддерживала эти идеи. В странах Прибалтики сохранялись и устойчивые антигерманские настроения. В свою очередь, русские в Прибалтике выступали против ограничений в правах и насильственной ассимиляции.

Означает ли это, что все документы по событиям 1939-1940 годов давно опубликованы? Нет, это не так. Есть источники, которые в обязательном порядке должны быть опубликованы для понимания событий 1939-1940 годов. Они хранятся не в России, а в Особом архиве Литвы, в закрытом фонде агентурных дел. Это дела агентов советских резидентур в Прибалтике, в частности, Пятраса Витульскиса, графа Виктора Зубова и многих других. Инициатива их закрытия принадлежит Департаменту государственной безопасности Литвы. Как отметил А. Дюков, задача современных историков – требовать рассекречивания этих важных документов. Литовская сторона в настоящее время препятствует ознакомлению ученых и широкой общественности с этими делами. «Такой подход имеет, по-видимому, вполне прагматичное объяснение: информация, которая содержится в этих источниках, не укладывается в имеющийся в странах Прибалтики официальный нарратив», – пояснил он.

Советник МИА «Россия сегодня», руководитель Института внешнеполитических исследований и инициатив, член Российского исторического общества Вероника Крашенинникова подчеркнула, что выход нового сборника документов важен в силу трех обстоятельств. Во-первых, опубликованные в книге документы позволяют исследователям восстановить реальную картину событий, происходивших в 1939-1940 годах в прибалтийских странах. Во-вторых, они нейтрализуют мифы, появившиеся задолго до распада СССР. Например, автором концепции «двух оккупаций Прибалтики» (нацистской и советской) был глава «советского» отдела в МИД ФРГ при канцлере Конраде Аденауэре Борис Мейснер. И, в-третьих, книга наглядно демонстрирует уроки истории, актуальные и сегодня для всех, кто хочет их выучить.

В.Крашенинникова напомнила, что в середине 1930-х годов сложное экономическое и политическое положение в странах Прибалтики привело к тому, что в них были установлены авторитарные режимы этнократического типа. Они были не самыми жестокими в Европе, где существовали и более правые диктатуры. Однако гражданские свободы здесь были ограничены, а политическое руководство Литвы, Латвии и Эстонии взяло курс на сближение с Берлином. Это не могло не вызвать беспокойство в Москве, которая хотела добиться нейтралитета Прибалтики и безопасности Ленинграда.

О том, какое большое внимание уделялось «прибалтийскому плацдарму» лично Сталиным, упоминает в опубликованной на страницах сборника личной беседе с главой Компартии Литвы Антанасом Снечкусом первый заместитель наркома НКВД СССР Всеволод Меркулов. В Москве рассматривали балтийские государства как трамплин, необходимый стратегам нацистского рейха для прорыва к Ленинграду, захвата этого города и соединения усилий с финнами, у которых были свои экспансионистские планы в отношении СССР. С июня 1940 года стало ясно: даже если в Прибалтике будут у власти правительства, дружественные Советскому Союзу, в тот день, когда сложится невыгодная для СССР обстановка в Европе, Берлин при помощи своей агентуры организует в этих странах восстания и с помощью диверсантов и какой-то части местных вооруженных сил нападут на базы Красной Армии, блокируют или уничтожат их и через 48 часов будут стоять у города на Неве. Если же эти государства станут частью СССР, то нападение на них уже не будет казаться немцам незначительной авантюрой, а станет началом большой войны, к которой Гитлер еще не готов.

Главный редактор «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований» Владимир Симиндей напомнил, что 7 июня 1939 года в Берлине были подписаны германо-эстонский и германо-латвийский договоры о ненападении, которые сопровождались направленными против СССР секретными клаузулами. В январе-феврале 1940 года представители эстонского военного руководства рассматривали возможность нападения на советские военные базы.

Тесные связи политических кругов стран Прибалтики с Германией подтверждались агентурными сообщениями. В частности, советскому руководству стало известно, что начальник Департамента госбезопасности Литвы Аугустинас Повилайтис в конце 1939 - начале 1940 годов дважды посещал Берлин, где вел переговоры с высокопоставленными представителями Главного управления имперской безопасности (РСХА) о возможном нацистском протекторате над Литвой. Таким образом, постоянно заявляя о необходимости сохранения суверенитета своих стран, политические элиты Прибалтики де-факто сделали все, чтобы потерять его в пользу нацистского рейха.

Уполномоченный Министерства иностранных дел России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Григорий Лукьянцев высоко оценил вышедший сборник документов. «Мы все чаще сталкиваемся с фактами откровенной фальсификации истории. К сожалению, год 75-летия Великой Победы не стал исключением. В частности, все большее распространение получает тезис о так называемой «двойной» оккупации, равной ответственности СССР и нацистской Германии за развязывание Второй мировой войны. Предпринимаются даже попытки подвергнуть ревизии итоги работы Нюрнбергского трибунала 1945-1946 годов. Более того, наши оппоненты остро реагируют на историческую правду. В этих условиях сборник документов, подготовленный Фондом «Историческая память», имеет огромное значение. Используя рассекреченные материалы, опубликованные в нем, наши дипломаты смогут доказательно вести дискуссию и отстаивать интересы нашей страны», – отметил он.

К сожалению, вряд ли можно надеяться на то, что сборник документов, содержание которого идет вразрез с официальной принятой точкой зрения на события 1939-1940 годов, будет возможно приобрести в странах Прибалтики. Несмотря на это, новое издание будет востребовано как учеными-историками, так и всеми, кого интересуют современные проблемы международных отношений как в нашей стране, так и за ее пределами.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати