ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Махмуд Ахмадинежад: экс-президент хочет возвратиться на президентский пост в Иране?

11:34 15.08.2020 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

В последнее время в СМИ стали появляться материалы об активизации политической деятельности бывшего президента Исламской Республики Иран (ИРИ) Махмуда Ахмадинежада (2005 – 2013). Многие аналитики приходят к выводу, что г-н Ахмадинежад в мае 2021 г. планирует вновь побороться за должность президента страны, что в принципе допускает конституция ИРИ.

Экс-президент ИРИ в последние месяцы разъезжает по провинциям и городам, выступает на собраниях и митингах, сохраняет активность в социальных сетях Твиттер, Инстаграм, которыми пользуется иранская молодежь, и даже имеет собственный сайт http://ahmadinejad.ir/.

Проявляет себя пенсионер Ахмадинежад и на международной арене. В течение нескольких прошедших лет он направлял личные послания и президенту Обаме, и президенту Трампу, и президенту Макрону. Недавно Махмуд Ахмадинежад послал письмо наследному принцу Саудовской Аравии Мохаммаду бен Салману, призвав его положить конец конфликтам на Ближнем Востоке, в том числе в Йемене, и предложив себя в качестве потенциального посредника в любом мирном процессе. Аналогичные послания с призывом покончить с войной в Йемене были направлены Ахмадинежадом лидеру правящего на севере этой страны шиитского движения «Ансар Алла» (хуситов) Абдель Малику аль-Хуси и генеральному секретарю ООН Антониу Гутеррешу.

В июне сего года на очередном митинге в провинции Гилян  Ахмадинежад выступил с резкой критикой президента Роухани, кабинет министров которого одобрил 25-летний план сотрудничества Ирана и Китая. Экс-президент назвал ирано-китайское соглашение «тайной сделкой, с иностранной стороной против интересов страны и нации». Его речь тогда была встречена бурными аплодисментами.[1]

Нельзя не признать тот факт, что экс-президент Ахмадинежад имеет сторонников, которые поддерживают его в ходе провинциальных визитов. Особенно в настоящее время. Либералы-реформаторы во главе с нынешним президентом Хасаном Роухани в сложнейших кризисных социально-экономических условиях, сложившихся в стране во многом в результате жесткой антииранской санкционной политики президента США Трампа, оставляют свои позиции радикалам и консерваторам, которые себя именуют «принципиалистами», то есть защитниками принципов исламской революции и заветов основателя ИРИ аятоллы Хомейни. К ним и относится Махмуд Ахмадинежад, который на протяжении всех семи лет после ухода с президентского поста проявлял себя как критик политики своего преемника президента Хасана Роухани. Экс-президент поддерживал все антиправительственные выступления (но только после ухода с поста в 2013 г.!), был и остается противником ядерной сделки – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).[2]

При этом наибольшей популярностью Ахмадинежад пользуется в небольших городках и сельской местности. Да это и понятно. Его происхождение, биография, а также во многом популистская риторика и популистский имидж соответствуют запросам определенной части населения Ирана.

Махмуд Ахмадинежад родился в семье бедного кузнеца в октябре 1956 г. в деревне Арадан провинции Семнан на северо-востоке страны. Его отец, Ахмад, был глубоко верующим шиитом. Мать – Ханом - считается «сейедой», то есть причисляется шиитами к потомкам пророка Мохаммада. Семья переехала в Тегеран, когда Махмуду был один год.

Родители воспитывали сына в духе правоверного мусульманина. Неудивительно, что еще в детстве он выучил наизусть Коран, и в школе за ним быстро закрепилась репутация трудолюбивого и способного ученика. Он был отличником.

В 1976 году будущий президент поступил в одно из наиболее престижных иранских высших учебных заведений — Тегеранский университет науки и технологий, успешно закончил его с квалификацией транспортного инженера.

В студенческие годы активно участвовал в молодёжном антишахском движении радикально исламского направления. После свержения шаха, будучи на третьем курсе, примкнул к ультраконсервативной исламистской «Организации за укрепление единства университетов и духовных училищ». По некоторым неподтвержденным данным, участвовал в захвате посольства США в Тегеране в ноябре 1979 г. В 1980 году отправился добровольцем на ирано-иракскую войну в составе КСИР. Участвовал в диверсионных операциях в северном и восточном Ираке. В том же году женился на своей сокурснице Азам аль-Садат Фарахи. Она по образованию — инженер-механик.

После увольнения из армии начал политическую карьеру. В конце 80-х годов он возглавлял администрации различных городов в провинции Западный Азербайджан. В 1993 году был избран губернатором провинции Ардебиль. По совместительству, он являлся советником министра культуры и образования Ирана. В 1997 году после победы на президентских выборах либерала – реформатора Мохаммада Хатами был смещен со своей должности и, защитив диссертацию, занялся преподавательской деятельностью. В этот период он часто посещал священный город Кум для встреч с аятоллой Мухаммедом Язди – радикальным представителем клерикальной элиты ИРИ. Аятолла Язди в дальнейшем стал его духовным наставником и сыграл значительную роль в политической биографии Ахмадинежада.

Через шесть лет он вновь вернулся в политику. В 2003 году муниципальный совет Тегерана избрал Ахмадинежада мэром столицы. Возглавив администрацию Тегерана, он свернул большую часть либеральных реформ, проводимых его предшественниками, ужесточил цензуру во всех сферах жизни и политики. Под его эгидой воодушевилась и активизировалась исламская полиция нравов. По указу мэра были закрыты все западные заведения быстрого питания, ужесточены исламские нормы в одежде и быту. Женщинам предписывалось скрупулезно выполнять требования исламского дресс-кода. Мужчинам на государственной службе было предписано не брить бороды и носить рубашки с короткими рукавами.

В июне 2005 года Ахмадинежад выиграл президентские выборы, сделав основой своей программы популистские лозунги «справедливости». В июне 2009 года был переизбран президентом на второй срок, правда, в условиях жесткого противостояния со своими политическими противниками. Оппоненты Ахмадинежада не согласились с объявленными результатами голосования. Начались антиправительственные выступления и демонстрации, получившие название «Зеленое движение», которые были подавлены.

Объективности ради необходимо отметить, что Махмуд Ахмадинежад всегда придерживался аскетического образа жизни и в быту, и на административных постах, которые он занимал. Экс-президент не был замечен и замешен ни в каких коррупционных скандалах, что является редкостью в нынешних иранских условиях.

Наблюдатели, отслеживающие деятельность Ахмадинежада, отмечают несколько удивительных или эпатажных подробностей его жизни – политика и высокопоставленного чиновника. Так:

  • будучи президентом, Ахмадинежад на работу ездил на автобусе;

  • жена президента Азам аль-Садат Фарахи тогда работала уборщицей в медресе;

  • американское телевидение FoxNews спросило президента Ирана Махмуда Ахмадинежада: «Когда Вы смотрите утром в зеркало, что Вы себе говорите?» – «Помни, что ты не больше, чем простой слуга», - ответил он;

  • когда Ахмадинежад впервые вошел в кабинет президента, он очень удивил многих тем, что висевшие там дорогие персидские ковры отдал одной из Тегеранских мечетей, заменив их обычными дешевыми коврами;

  • на момент, когда он стал президентом, его декларация об имуществе включала - автомобиль Пежо504 1977 года и маленький дом в одном из беднейших районов Тегерана, унаследованный им от отца 40 лет назад;

  • еще президент Ахмадинежад поразил своих сотрудников тем, что каждый день приносил на работу в портфеле свой завтрак – несколько бутербродов с сыром и оливковым маслом, приготовленных его женой;

  • при его руководстве любой министр перед назначением на должность обязан был подписать документ из многих пунктов, в том числе, кандидат обязывался не богатеть и согласиться, что его счета и счета его родственников будут пристально проверяться;

  • после отставки Ахмадинежад отказался от президентской пенсии, объяснив это тем, что работал не для пенсии, а для блага народа;

  • На досуге он любит пасти овец и помогать дворникам мести улицы…

Возможно, даже скорей всего – все это поза. Но какая!..[3]

Пропаганда, работавшая в интересах Ахмадинежада, подчеркивала его аскетизм и справедливость, намекая (только намекая! – с имамом сравнивать никого нельзя!) на схожесть его скромности и бескорыстия с чертами лидера исламской революции аятоллы Хомейни.

Здесь возникает вопрос: какие же характерные черты проявлялись в политике президента Ахмадинежада, находившегося восемь лет на втором по значению посту в ИРИ?[4]

Отвечая на это, необходимо понять, какую страну принял в 2005 г. президент, какие процессы формировали обстановку в стране.

Вспомним, что революционные потрясения, экономические эксперименты «тоухидной экономики»,[5] последствия восьмилетней ирано-иракской войны к концу 80-х годов прошлого века привели страну к социально-экономическому упадку. Потенциал жесткой системы, отличающей исламский режим, созданный аятоллой Хомейни, был исчерпан. Это отчетливо понимало клерикальное руководство страны. Для дальнейшего развития и укрепления режима требовались реформы, поскольку встал вопрос экономического выживания Исламской Республики.

Именно в то критическое время на командный президентский пост были выдвинуты прагматики – сначала ходжат оль-эслам[6] Али Акбар Хашеми Рафсанджани[7] (1989 – 1997), затем - ходжат оль-эслам Мохаммад Хатами (1997 – 2005).

За 16 лет президентства двух выдающихся руководителей исполнительной власти в ИРИ, несмотря на все противоречия и ошибки, отступления и провалы, минусы и просчеты, страна действительно окрепла и стала одной из ведущих на Ближнем и Среднем Востоке. Конечно, этому способствовали цены на углеводородные энергоносители – нефть и газ. Так, только с 1998 г. доходы Ирана от экспорта нефти увеличились в четыре раза - с 11 млрд. долларов до 40 млрд. долларов в 2005 году.[8]

Тогда в Иране наметились активизация экономической жизни, увеличение инвестиций, расширение сферы демократии; во внешней политике - прорыв полублокады, выход из самоизоляции, открытость исламского Ирана всему миру, что постепенно изменяло в лучшую сторону образ ИРИ в глазах мировой общественности. И, естественно, служило фактором вхождения ИРИ в мировые политико-экономические процессы и укрепления иранской экономики.

Однако при всех социально-экономических плюсах шестнадцатилетних реформ в них таилась угроза тем самым основам хомейнистской идеологии, которые они и были призваны спасать и укреплять. Реформы (хотели этого их архитекторы и строители или нет), объективно уводили страну и общество от генеральной линии хомейнизма все дальше и дальше.

Этого большинство радикально-консервативного иранского духовенства и их светских соратников допустить не могли. Им нужна была реставрация идей Хомейни, нужна была смена курса двух предыдущих президентов для сохранения своей власти.

Два «мавра» иранской политики – Рафсанджани и Хатами – сделали свое дело: спасли и укрепили режим. Теперь они должны были уйти. И им на смену был призван Махмуд Ахмадинежад.

Президент Ахмадинежад формально - светский человек, инженер, однако при этом он искренне считает самого себя солдатом и прямым посланником мессии - 12-го скрытого имама Махди[9] и уверяет, что находится с ним в постоянном мысленном контакте.[10]

Первые шаги президента Ахмадинежада свидетельствовали, что он прочно встал на путь, предначертанный аятоллой Хомейни. Естественно, что возвращение в политико-идеологическое лоно ортодоксального хомейнизма невозможно без ликвидации любых ростков либерализма, особенно в сфере идеологии. Следуя заветам Хомейни, он запретил в стране западную музыку и фильмы, пресекал любые проявления неисламской культуры и в целом распространил на всю страну все ограничения, которые он вводил, будучи мэром Тегерана.

Выходец из КСИР, президент Ахмадинежад за восемь лет своего президентства сделал много, чтобы политическая и экономическая мощь Корпуса возросла. Прямо и косвенно Ахмадинежад создал преференции для повышения объемов коммерческих бизнес-активов КСИР. Влияние Корпуса стало ощутимо, по крайней мере, в 229 крупнейших холдингах и компаниях гражданской направленности.  КСИР главенствует в строительной, энергетической, нефтехимической, горнодобывающей, машиностроительной, транспортной, телекоммуникационной, торговой, страховой и банковской отраслях.

В результате экономической экспансии КСИР, которую инициировал Ахмадинежад, к 2015 г. добился контроля над 25% - 35% всей иранской экономики и 25% всех капиталов. Ныне это не только мощная военно-политическая, идеологическая и разведывательная организация, но и значительная финансово-экономическая структура.[11]

Ударный импульс в годы президентства Ахмадинежада получила военная промышленность, также находящаяся под эгидой КСИР. В частности, ракетостроение добилось значительных успехов в разработке новых боевых систем, в том числе и для запуска спутников. В 2009 г. к 30-летию ИРИ первый иранский спутник «Омид» («Надежда») с помощью двухступенчатой ракеты-носителя «Сафир-2» («Посланник-2») вышел на орбиту Земли. Иран стал космической державой.

Важнейшим фактором, влияющим на ситуацию в Иране и вокруг него, была и остается иранская ядерная проблема. Для ее решения президент Хатами ещё в 2003 г. инициировал «ядерные переговоры» с Германией, Францией и Великобританией, которые с иранской стороны курировал нынешний президент ИРИ Роухани. При Хатами ИРИ подписала Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Хотя этот документ, расширяющий возможности МАГАТЭ по доступу к ядерным объектам и предусматривающий проведение внезапных проверок, не был ратифицирован меджлисом, Хатами дал распоряжение, во-первых, выполнять его требования, а, во-вторых, приостановить работы по обогащению урана. Что и осуществлялось до 2006 г.

В течение первых месяцев пребывания у руля исполнительной власти президент Ахмадинежад обнулил все положительные результаты, достигнутые его предшественником президентом Хатами по решению иранской ядерной проблемы.

Страна начала наращивать свои ядерные амбиции. Овладевая современными технологиями, Иран настолько продвинулся в своей ядерной программе, курируемой КСИР, что смог сформировать собственный полный ядерный цикл,[12] в первую очередь, создание промышленной инфраструктуры обогащения урана. Это насторожило весь мир. Так, если в начале 2000-х годов у ИРИ было всего 164 центрифуги, то к 2013 г. их число увеличилось почти до 20 тысяч.

В ответ на подобное поведение мировое сообщество усилило давление на Иран, требуя от него обеспечить полную прозрачность ядерной программы и доказать её исключительно мирную направленность. Совет Безопасности ООН принял шесть резолюций, из которых четыре вводили режим санкций.

Иран при Ахмадинежаде начал всё больше скатываться в изоляцию. Президент упорно отказывался от поисков какого-либо компромисса, характерных для внешней политики президентов Рафсанджани и Хатами, и пошел по конфронтационному пути, сделав ставку на демонстрацию силы, как на глобальном, так и на региональном уровне. Порой политическая напряженность вокруг Ирана переходила в новое качество — военное противостояние. Так, администрация Ахмадинежада, не без провокаций со стороны, неоднократно угрожала перекрыть Ормузский пролив. Это влекло за собой подтягивание к границам Ирана крупных военно-морских сил США и их союзников и балансированию на грани войны и мира. Военная напряженность вокруг Ирана продолжала сказываться как на внутриполитической и экономической ситуации в стране, так и на всей системе региональной безопасности. Так  Ахмадинежад, ссылаясь на аятоллу Хомейни, заявил: «Сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью божественной силы в скором времени мир будет жить без США и Израиля».

При президенте Ахмадинежаде наблюдалось охлаждение отношений Ирана и с государствами Европейского Союза, который традиционно был одним из основных торгово-экономических партнеров ИРИ. Остерегались расширенных связей с Ираном большинство стран мира.

Президент инициировал военно-политическую активность ИРИ в Ираке, Афганистане и в странах Персидского залива.

Международная изоляция, которая стала результатом политики Ахмадинежада и действий противников Ирана, нанесла удар по иранской экономике, которая к концу его президентства приблизилась к самым серьезным проблемам. Несмотря на то, что администрация президента М. Ахмадинежада заработала 1 триллион 200 миллиардов долл. в течение восьми лет, половина из которых была получена в качестве нефтяных доходов, это не спасло страну от кризиса.[13]

Но экономический кризис – это не только результат западных санкций. При президенте Ахмадинежаде осуществлялась своеобразная кадровая политика. Активно проходил процесс смещения представителей реформаторов, а затем и умеренных консерваторов-традиционалистов со всех постов в государственном аппарате, наблюдалась постепенная концентрация трех ветвей власти в руках  радикальных сил.

Действия Ахмадинежада расценивались, как попытки ограничить власть и влияние первого поколения исламских революционеров, несколько отодвинуть от власти духовенство и создать новую политическую и бизнес-элиту, продвигая нынешних и бывших относительно молодых сотрудников КСИР в государственные органы и оказывая содействие компаниям, создаваемым вокруг ксировских структур. Такая линия президента вела к усилению вмешательства силовиков в политическую жизнь страны, о недопустимости которого предупреждал в своем политическом завещании  Хомейни.[14]

Одновременно Ахмадинежад продемонстрировал намерения расширить свои права как главы исполнительной власти и ослабить ее подконтрольность со стороны меджлиса и других властных структур, что натолкнулось на противодействие консерваторов-традиционалистов, нежелающих ослаблять свои позиции.

Возможно, именно из-за неуёмных амбиций Ахмадинежада у него в последние годы правления обострились отношения с верховным лидером Али Хаменеи, что в итоге привело к политической изоляции Ахмадинежада и его окружения после 2013 года и не дало вновь баллотироваться в 2017 г. на пост президента.

Однако ситуация в Иране и вокруг него существенно изменилась с того времени. Практический развал СВПД, агрессивные американские санкции, падение цен на нефть и плюс к этому сильно ударившая по ИРИ пандемия короновируса создали условия для реванша радикальных политических сил. Это наглядно продемонстрировали итоги парламентских выборов в феврале 2020 г. Тогда победу с разгромным счетом одержали противники президента Роухани, которые себя именуют «принципиалистами». Они получили 223 места в законодательном органе из 290 возможных.

Из меджлиса ушел умеренный политик Али Лариджани, уступив место председателя парламента генералу КСИР Мохаммаду Багеру Галибафу. Два его заместителя – бывшие члены правительства Ахмадинежада. А всего в иранском парламенте нового созыва, как утверждают наблюдатели, 60 депутатов – близкие люди экс-президента.[15]

Практически все важнейшие должности сегодня в руках радикалов. Среди них есть и потенциальные кандидаты на должность президента. Это и глава судебной власти Ирана аятолла Эбрахим Раиси, возглавляющий наиболее радикально-консервативный лагерь в иранской политике, и секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) контр-адмирал КСИР Али Шамхани, и секретарь Совета политической целесообразности, бывший главком КСИР генерал Мохсен Резайи.

Возможно, в этом лагере готовят какие-то другие фигуры на президентские выборы. Но, судя по всему, вышеназванные политики вряд ли покинут свои вполне высокопоставленные посты и сменят их на «провальную должность» президента. Ведь ясно, что в ближайшем будущем Иран будет оставаться в экономическом кризисе, а президент будет ассоциироваться со всеми проблемами, и — самое главное — держать за это ответ перед избирателями. К тому же иранские консерваторы, по некоторым данным, приберегают популярность аятоллы Раиси для роли следующего верховного лидера.[16]

На сегодняшний день обстановка, пожалуй, благоприятствует Ахмадинежаду. Как утверждают иранские аналитики «общая тенденция во внутренней политике все ближе к методам и стилю Ахмадинежада».

Политик-реформист Хосейн Хани-заде заявил, что Ахмадинежад будет баллотироваться на пост президента: «С началом работы парламента 11-го созыва сторонники Ахмадинежада ведут переговоры с Наблюдательным советом (НС)[17] о возможности его участия в выборах».[18] Неназванный соратник экс-президента уточнил, что «вопрос миновал стадию посредничества и перешел к прямому обсуждению. Ахмадинежад несколько раз беседовал с рядом членов НС, чтобы обсудить свою кандидатуру на президентских выборах».[19]

Однако многие в лагере консерваторов помнят своенравность президента Ахмадинежада. Так, парламентарий - консерватор Якуб Реза-заде полностью отвергает возможность участия экс-президента в выборах 2021 г. Он считает, что Ахмадинежаду нет места на политической арене после того, как он несколько раз заявлял о своем неповиновении верховному лидеру. Г-н Реза-заде сказал: «Когда Ахмадинежад решил не следовать рекомендации рахбара – аятоллы Хаменеи – и участвовать в выборах в 2017 году, Ахмад Джанати (глава НС) заявил, что этот шаг ведет к смуте. Как может человек, не подчиняющийся приказам лидера революции и провоцирующий волнения в стране, снова стать президентом?».[20]

До выборов президента ИРИ остается девять месяцев. Вполне возможно, что за это время появится новый кандидат из консервативно-радикального блока. Но на сегодняшний день кандидатура экс-президента Ахмадинежада - вполне реальная.

Автор данной статьи так подробно разбирал характерные черты личности Махмуда Ахмадинежада и его политики во времена президентства, только потому, что в случае его возвращения на пост президента ИРИ, это, вне всякого сомнения, сформирует главные тренды и особенности внешней и внутренней политики, породит метаморфозы Исламской Республики Иран в самых различных сферах. К этому надо быть готовым.

Конечно, судьба Махмуда Ахмадинежада, его участие в президентской гонке 2021 зависит и будет зависеть от решения верховного лидера аятоллы Хаменеи, ну и, безусловно, от развития обстановки в Иране и вокруг него.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Юлия Юзик. Союз Льва и Дракона. Сайт RT. 23 июля 2020. [Электронный ресурс] – URL: https://russian.rt.com/opinion/767126-yuzik-kitai-ssha-iran

[2] Сайт EaDaily. 03.09.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/09/03/eks-prezident-irana-ahmadinezhad-ya-by-ne-zaklyuchil-yadernuyu-sdelku. ИА Азербайджана Haqqin.az. 03.09.2019. . [Электронный ресурс] – URL: https://haqqin.az/news/157404

[3] ИА Армении Asekose. 14.11.2016. [Электронный ресурс] – URL: http://asekose.am/ru/

[4] Президент ИРИ не является главой государства. Глава государства — верховный лидер (рахбар), которым является духовное лицо, избираемое 86 высшими клерикалами на этот пост пожизненно. Президент Ирана выполняет только представительские функции, а также полномочия премьер-министра. Он не может избираться более чем на два срока по четыре года подряд.

[5] Кратко: «тоухидная» экономика - хомейнистский вариант экономики военного коммунизма.

[6] Религиозный титул, на одну ступень ниже аятоллы.

[7] Позже ходжат оль-эслам Рафсанджани стал аятоллой.

[8] Рамис Юнусов. Иран: 30 лет без шаха. Сайт Континент 4u. 06.03.2009. [Электронный ресурс] – URL: https://www.kontinent.org/iran-30-let-bez-shaxa/

[9] В 975 году н.э. Абу-ль-Касим Мохаммад ибн аль-Хасан аль-Махди в возрасте семи лет, провозгласил себя 12-м имамом, потомком пророка Мохаммада, но потом исчез, и с тех пор считается «скрытым имамом». Шииты, признавая его мессией, называют «Мохаммад аль-Махди» и уверенны, что рано или поздно он явится миру, где будет править семь лет, а потом возглавит силы добра в борьбе против сил зла по исламской версии Апокалипсиса, который приведет к «концу дней», а затем - к началу эры «мира и справедливости».

[10] Маурицио Молинари. Ахмадинежад думает, что он новый мессия. La Stampa (Италия). InoPressa. 18.01.2006. [Электронный ресурс] – URL: https://www.inopressa.ru/article/18Jan2006/lastampa/iran.html

[11] Подробнее см.: Сажин В.И. Корпус стражей исламской революции Ирана – государство в государстве. Журнал Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право, 2017, 10 (3). стр. 83-109.

[12] Полный ядерный цикл включает: добычу урановой руды, обогащение (сортировку) руды и извлечение урана из руды выщелачиванием. Раствор, содержащий уран, концентрируют, превращая его в «желтый кейк», который является исходным компонентом ядерного топливного цикла. Затем происходит обогащение до необходимого уровня (до 3 – 19,75% - для последующего изготовления топливных элементов для исследовательских и АЭС реакторов, до 90 - 95% - для ядерного боезаряда). Отработанное топливо или перерабатывается (по возможности) для дальнейшего использования или складируется с последующим размещением в специальных могильниках.

[13] Хатыноглу Д. Экономические лозунги кандидатов в президенты Ирана. ИА Азербайджана Day.Az. 11.06.2013. [Электронный ресурс] – URL: https://news.day.az/world/407826.htm

[14] Подробнее см. Е.В. Дунаева. Политическое завещание имама Хомейни: вызовы и угрозы исламскому режиму. — «30 лет Исламской республике Иран: основные итоги и перспективы развития». М.: Наука, 2009.С. 74–81.

[15] Мечты Ахмадинежада: может ли тот, кто не повиновался приказам Хаменеи, стать следующим президентом Ирана? Сайт Sasapost (Египет). 25.07.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.sasapost.com/will-ahmadinejad-become-president-of-iran-again/

[16] Юлия Юзик. Возвращение Ахмадинежада. Сайт RT. 12.06.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://russian.rt.com/opinion/754543-yuzik-iran-ahmadinezhad

[17] Наблюдательный совет (НС) состоит из 12 членов, 6 из которых назначает верховных лидер. Остальные 6 членов назначаются парламентом по представлению председателя Верховного суда. НС утверждает кандидатов на ключевые посты, в том числе кандидатов в президенты, члены правительства и парламента. Основная обязанность Совета — проверка законопроектов на соответствие исламскому праву. В случае если имеются разногласия с шариатом, законопроект отправляется на доработку. Кроме того, Совет имеет право наложить вето на любое решение меджлиса.

[18] Мечты Ахмадинежада: может ли тот, кто не повиновался приказам Хаменеи, стать следующим президентом Ирана?

[19] Там же

[20] Там же

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати