ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Антисоветское подполье в Польше: война друг с другом

10:54 17.07.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Согласно официальной польской историографии антисоветское подполье в Польше 1944-1953 годов представляло собой монолитное народное движение, отличавшееся идеологическим единодушием и поддерживаемое подавляющим большинством граждан. Такая картина противоречит реальным фактам, потому что в действительности это подполье не было ни монолитным, ни чрезмерно поддерживаемым народом.

Все подпольные организации, подчинявшиеся во Вторую мировую войну польскому эмигрантскому правительству в Лондоне, принято коллективно называть Польским подпольным государством (ППГ - Polskie Państwo Podziemne) (1). ППГ появилось в 1939 г., когда Польша как действующее государство прекратила своё существование. В структуру ППГ входило более десятка крупных вооружённых формирований, не считая более мелких. Самыми многочисленными были Армия Крайова, Национальные вооружённые силы, Национальный воинский союз, Конспиративное Войско Польское, Фронт возрождения Польши и др.

Эти группировки зачастую орудовали параллельно, фактически дублируя функции друг друга. Отсюда возникала конкуренция и взаимная вражда, вплоть до заказных убийств. Этот факт всячески затушёвывается официальной пропагандой, ибо портит тщательно отшлифованный миф о польском подпольном братстве, защищавшем страну от «советских оккупантов».

В современной Польше царит культ Армии Крайовой (АК), но редко говорится о неприятии этой структуры другой крупнейшей антисоветской группировкой - Национальными вооружёнными силами (НВС - Narodowe Siły Zbrojne). НВС критиковали политику польского эмигрантского правительства и отказывались подчиниться АК. Польский институт национальной памяти преподносит сегодня несколько случаев ситуативного сотрудничества НВС с АК как доказательство единства их помыслов (2). Но это старательно подобранные факты.

На деле АК ориентировалась на Речь Посполитую после майского переворота Пилсудского 1926 г., НВС – на Речь Посполитую до переворота. АК обвиняла НВС в контактах с гестапо и вермахтом и называла их «бичом общества» за совершаемые грабежи и расправы над населением (3). НВС появились в результате раскола другой антисоветской группировки – Национальной военной организации (НВО). Часть боевиков НВО влилась в состав АК, другая часть отказалась это делать и вместе с другими организациями создала НВС. В их взаимоотношениях превалировало агрессивное противостояние. Доходило до устранения конкурентов. Члены НВС нападали на боевиков антисоветской Польской социалистической партии (PPS-WRN) и Крестьянских батальонов (Bataliony Chłopskie), те отвечали им тем же. Причём Крестьянские батальоны в своё время тоже откололись от АК и боролись с ней за идеологическое и военное доминирование в стране. Таким образом, три самых крупных подпольных формирования (АК, НВС и Крестьянские батальоны) открыто враждовали друг с другом.

В 1944 г. НВС спланировали серию убийств представителей АК и других подпольных организаций. Историкам известны имена жертв (3). Ликвидация вчерашних соратников в борьбе за власть тоже не была исключением. «Своими» были убиты главный комендант НВС полковник Станислав Наконечников-Клюковский, капитан Влодзимеж Жаба и подпоручик Владислав Пахольчик, которые согласились подчиниться командованию АК. 

Боевики Конспиративного Войска Польского по приказу лидера Яна Малолепшего казнили своих солдат, согласившихся выйти из подполья по амнистии. Летом 1945 г. по амнистии из леса вышли тридцать тысяч боевиков т.н. Представительства вооружённых сил в Отчизне (DSZ), в результате чего DSZ бесславно прекратила своё существование. 

Организация «Свобода и Независимость» (WiN), созданная в 1945 г. на базе остатков АК и DSZ, и которая по замыслу создателей должна была продолжить их дело в условиях отсутствия официального признания западными державами политической легитимности польского антисоветского подполья, нередко бойкотировала распоряжения эмигрантского правительства и даже сотрудничала с бандами украинских националистов.

Так в 1946 г., т.е. всего через три года после Волынской резни, во время которой ОУН-УПА истребили 100 тыс. поляков, WiN совместно в едином порыве с ОУН-УПА атакует село Хрубешув (Hrubieszów), где после войны были размещены подразделения советских и польских спецслужб. Так что уже тогда было не до обид и национальной памяти! Политические диспуты между членами разных группировок часто заканчивались взаимным уничтожением. Здесь польское подполье недалеко ушло от украинских националистов из ОУН Степана Бандеры и ОУН Андрея Мельника, также истреблявших друг друга в борьбе за власть. 

Выступление антисоветского подполья в Польше единым фронтом против «советского оккупанта» – это миф, создаваемый Польским институтом национальной памяти на потребу дня. 

Известно, что некоторые польские антисоветские группировки курировали западные спецслужбы. Была ли их конкуренция борьбой не только за власть, но и за финансовые потоки? Точный ответ могли бы дать польские историки, но сделать это им не позволяет идеологическая заданность, да и нынешние польские власти этого не поймут. Не для этого создавался Институт национальной памяти… Очень избирательной национальной памяти!

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://ppp.ipn.gov.pl

2) https://ipn.gov.pl/pl/aktualnosci/41745,Narodowe-Sily-Zbrojne-19421946.html

3) https://zolnierzeprzekleci.wordpress.com/niepoczytalni-nsz-w-oczach-elity-polskiego-podziemia/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати