ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Персидские мотивы в мемуарах Джона Болтона

10:58 06.07.2020 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

23 июня 2020 г. в нью-йоркском издательстве Simon & Schuster вышла книга бывшего советника американского президента США Джона Болтона[1] «Комната, где это произошло: Мемуары Белого Дома» (The Room Where It Happened: A White House Memoir). Еще до официального выхода книги в свет, она стала скандально сенсационной. Её автор г-н Болтон в течение 17 месяцев и одного дня – с 9 апреля 2018 г. по 10 сентября 2019 г. занимал пост советника Дональда Трампа по национальной безопасности.

Характеризуя свою должность, Болтон пишет в книге: «Одна из привлекательных сторон должности советника по национальной безопасности - это огромное количество и объем проблем, с которыми вы сталкиваетесь». И все 519 дней своего пребывания в Белом Доме, по его словам, он был погружен в эти проблемы, которые составляли суть внешней и внутренней политики президента Трампа в этот период.

Болтон находился в самом центре событий, споров, скандалов, стремясь через влияние, которое обеспечивалось его должностью, воплотить в жизнь свои довольно агрессивные идеи, базирующиеся на жестком радикализме. Британская газета The Times так характеризует Болтона: «Ястреб «холодной войны», Джон Болтон долгое время пользовался - в буквальном смысле - в широком спектре американского и международного общественного мнения репутацией безумного воинствующего фанатика, в качестве зловещего инструмента радикального правого крыла внешнеполитического истеблишмента Республиканской партии.

В отличие от многих республиканцев, которые вынесли уроки из хаотичного исхода иракской войны, энтузиазм Болтона по поводу использования силы для достижения внешнеполитических целей не был ослаблен. Иран, Северная Корея, Венесуэла. Как бы там ни было, он хотел разбомбить их, говорили его критики».[2]

В книге Болтон вскрывает политическую кухню Белого Дома, показывает противоречивые процессы принятия решений, не избегая резких характеристик чиновников администрации Трампа и самого президента.

Естественно, книга Болтона вызвала жесткую отрицательную реакцию со стороны команды Трампа. Президент в своем твиттере написал, что мемуары представляют собой «сборник лжи и выдуманных историй». Трамп назвал «абсолютным вымыслом» заявления, которые ему приписывал его бывший помощник по национальной безопасности и подчеркнул, что Болтон «просто пытается отомстить за свое увольнение».

Надо отметить, что 16 июня еще до выхода книги администрация Трампа попыталась заблокировать ее выпуск, ссылаясь на то, что Болтон, написав её, нарушил подписанное им соглашение о неразглашении тайны, что было одним из условий его работы в Белом Доме. И тем самым он поставил под угрозу национальную безопасность США. Однако федеральный судья Ройс Ламберт отклонил этот иск администрации, и книга вышла в свет.

Джон Болтон в своих почти 600 страничных мемуарах затрагивает многие вопросы внешней политики, которую осуществляла администрации Дональда Трампа в бытность Болтона на посту советника. Здесь многообразные аспекты: и Россия, и Китай, и Европа, и НАТО, и Северная Корея, и Ирак, и Израиль, и многое другое… Но центром политических устремлений Болтона, несомненно, была Исламская Республика Иран (ИРИ). В плане иллюстрации политико-географических интересов советника по безопасности  показательна статистика упоминаний в тексте книги различных стран. Итак: ИРИ – 755 упоминаний, Россия – 532, Северная Корея – 425, Китай – 361, Венесуэла – 360, Европа – 145, Афганистан – 143, Ирак – 124, Израиль – 100, Саудовская Аравия – 21.

Конечно, это формальный подход, но всё же эти цифры отражают акценты, которые автор делает в книге, исходя из своего «ястребиного» понимания глобальных и региональных угроз. Болтон пишет: «Я долго и упорно размышлял о национальной безопасности Америки в бурном мире. [Угрозы]: Россия и Китай на стратегическом уровне; Иран, Северная Корея и другие изгои - претенденты на ядерное оружие; вихревые угрозы радикального исламистского терроризма на бурном Ближнем Востоке (Сирия, Ливан, Ирак и Йемен), Афганистан и за его пределами; и угрозы в нашем собственном полушарии, такие как Куба, Венесуэла и Никарагуа».

При этом Джон Болтон, ссылаясь на Стратегию национальной безопасности США, которая в число главных угроз включает Китай, Россию, Северную Корею и Иран, не соглашается с тогдашним министром обороны Джеймсом Меттисом,[3] который определял ИРИ, всего лишь, как «угрозу четвертого уровня». В своей книге Болтон утверждает, что Иран представляет первостепенную угрозу, в чем и упрямо пытался убедить своих коллег в приведенных беседах и спорах.

В этой связи представляется обоснованным остановиться на «иранской линии» мемуаров Джона Болтона, не затрагивая другие, многочисленные, причем не менее важные темы книги. Иранская тематика, так или иначе, пронизывает все воспоминания Болтона.

Основные «персидские мотивы» Болтона концентрируются в книге вокруг Совместного всеобъемлющего плана (СВПД), выхода из этой ядерной сделки США, введения санкций против ИРИ, включения Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в список террористических организаций, военно-политической активности Тегерана в Сирии, опасности сотрудничества Ирана и Северной Кореи в ракетно-ядерной сфере, а также необходимости ответного удара США на антиамериканские действия на Ближнем Востоке.

Приведем цитату, правда достаточно длинную, из книги Болтона, которая полностью демонстрирует своеобразные взгляды бывшего советника по национальной безопасности США на СВПД. «Наиболее ощутимым проявлением проблем был Иран, в частности ядерная сделка 2015 года, которую Обама считал венцом своего достижения. Сделка была плохо задумана, отвратительно согласована и подготовлена, и полностью выгодна Ирану: невыполнима, непроверяема и неадекватна по продолжительности и масштабам. Хотя предполагалось, что эта сделка позволит устранить угрозу, исходящую от иранской ядерной программы, она этого не сделала. Фактически, сделка усугубила угрозу, создав видимость решения, отвлекая внимание от опасностей и снимая экономические санкции, которые причинили значительный урон иранской экономике, в то же время,  позволяя Тегерану действовать практически беспрепятственно.

Кроме того, сделка не рассматривала всерьез другие угрозы, которые представлял Иран. Имеется в виду его программа баллистических ракет (тонко замаскированные усилия по разработке средств доставки ядерного оружия); его продолжающаяся роль в качестве главного мирового банкира международного терроризма; его другая пагубная деятельность в регионе, осуществляемая благодаря вмешательству и растущей мощи Сил специального назначения «Кодс», военно-диверсионного подразделения КСИР, действующего за рубежом - в Ираке, Сирии, Ливане, Йемене и других местах». Как можно было не увидеть пользу, которую принесла всему мировому сообществу ядерная сделка с Ираном, просто поразительно. Это противоречит реальным фактам и показывает тенденциозность мышления Болтона.

И далее: «Я долгое время считал, что ядерная угроза Ирана, хотя и не столь развитая в оперативном плане, как угроза Северной Кореи, была столь же опасной, потенциально даже более опасной из-за революционных теологических навязчивых идей, мотивирующих ее лидеров. <…> И по прошествии сорока лет пыл исламской революции в Иране не ослабевал ни у политических, ни у военных лидеров».

Джон Болтон всегда боролся против ядерной сделки, исключительно с позиций глубоко сидящего в нем антииранизма. При этом у президента Трампа приоритетом в этой борьбе было уничтожение достижений предыдущего президента Барака Обамы, к которым, безусловно, относился и СВПД. Еще во время президентской кампании 2016 года Трамп неоднократно называл сделку с Ираном «худшей сделкой в истории».

Советник Болтон упорно советовал президенту выйти из СВПД «до тех пор, пока существует нынешний режим Ирана» и на протяжении всех дней пребывания в должности настойчиво добивался этого решения Трампа. «Что касается Ирана, то я настоятельно призывал его [Трампа] продвигать идею о выходе из ядерного соглашения и объяснил, почему применение силы против ядерной программы Ирана может быть единственным долгосрочным решением» - откровенно пишет в своей книге Болтон.

Теперь ясно, что именно он сформулировал для президента приведенную выше негативную характеристику СВПД, которую Трамп неоднократно повторял и ею обосновал свое решение о выходе США из ядерной сделки.

Выход Соединенных Штатов из СВПД стал неизбежным, когда Трамп уволил госсекретаря Рекса Тиллерсона[4] и советника по национальной безопасности Г.Р. Макмастера[5], которые считали, что США должны остаться в сделке, и заменил их радикалами - Майком Помпео[6] и Джоном Болтоном соответственно.

«Потребовался месяц, чтобы разорвать иранскую ядерную сделку, показав, как легко это сделать, когда кто-то берет события в свои руки», - пишет Болтон, явно намекая на свою главную роль в этом якобы разумном для США акте.

Джон Болтон до и после принятия решения Трампа о выходе из СВПД активно работал с европейскими союзниками, убеждая присоединиться к действиям Белого Дома. В том числе и по вопросу о введении санкций против ИРИ. Автор мемуаров был сторонником самых жестких санкционных мер против этой страны.

Раскрывая внутреннюю кухню, вот что пишет об этом Болтон: «Франция, Германия и Великобритания потратили свое время, пытаясь спасти иранскую ядерную сделку, а не оказывать давление на аятолл. Ни они, ни американцы, поддерживавшие сделку Обамы, никогда не верили, что односторонние санкции США могут опустошить иранскую экономику, хотя именно таков был их эффект. Они выступали против того, чтобы доказывать это более наглядно, делая санкции еще более жесткими. Соответственно, успехи в ужесточении санкций были неоднозначными. Если бы мы, сторонники жесткой линии, убедили Трампа надавить на Мнучина,[7] мы бы увидели еще более драматический экономический спад в Иране, но этому не суждено было случиться. Трамп мог бы инициировать политику, но его отсутствие последовательности, стойкости и решимости неизменно подрывает ее. Так было и с иранскими санкциями». И далее (уже на уровне пророка): «Следующая администрация должна исправить подход Мнучина, чтобы все знали, что санкции - это экономическое оружие, которое мы будем эффективно использовать…».

В мемуарах Болтон критикует Трампа и Мнучина, которые, по его мнению, «не были заинтересованы и не желали проводить санкционную политику решительно и последовательно».

Серьезные дебаты в администрации вызвала идея о признании КСИР террористической организацией. Как всегда, Болтон настаивал на этом, мотивируя свою позицию тем, что КСИР контролирует ядерную и ракетную программы Ирана и оказывает  поддержку радикальным исламским движениям.

Д.Трамп, по его словам, выражал при этом озабоченность тем, что принятие такого решения может спровоцировать Тегеран на удар по американским силам в Ираке и Сирии (и это, как утверждал Болтон, была позиция осторожного генерала Меттиса). В свою очередь, советник Болтон советовал, чтобы предотвратить это надо «или обеспечить большую защиту нашим войскам или вывести их, чтобы сосредоточиться на главной угрозе - Иране». Его личное разочарование столь велико, что он практически восклицает: из-за «окопавшийся бюрократии [надо понимать, в Белом Доме. В.С.] потребовалось почти два года, чтобы Революционная гвардия была признана иностранной террористической организацией».

Его одержимость этой темой прямо беспредельна. Например, еще одна важная тема в сочинении Болтона – Сирия и сирийская политика США. Но эта арабская страна опять же интересует советника под углом зрения борьбы с ИРИ. «Сирия - стратегическая интермедия, и тот, кто там играет свои роли, не должен отвлекать нас от Ирана, нашей реальной угрозы».

«Наши [американские] приоритеты, - пишет Болтон, - заключаются в уничтожении ИГИЛ [запрещена в РФ] и выводе всех иранских сил. Мы не боролись с гражданской войной в Сирии, нашим приоритетом был Иран». Это довольно интересное откровение для понимания роли США в этой стране и регионе в целом.

При этом Дж. Болтон являлся ярым противником вывода войск США из Сирии, что, по его мнению, привело бы к значительному росту иранского влияния в этой стране.

Интересный пассаж в книге, посвящен переговорам с президентом России Владимиром Путиным, в том числе по Сирии. Так, делясь своими впечатлениями о Путине, Болтон пишет: «Путин произвел на меня впечатление абсолютно спокойного, уверенного в себе человека, какими бы ни были внутренние экономические и политические проблемы России. Он был прекрасно осведомлен о приоритетах национальной безопасности Москвы. Мне не хотелось оставлять его одного в комнате с Трампом».

По сирийской проблеме и вопросу ухода ИРИ из Сирии Болтон в составе американской делегации имел беседу с российским президентом. Автор книги пишет: «По словам Путина, цель России заключается в укреплении сирийского государства для предотвращения хаоса, какой возник в Афганистане, а у Ирана более обширные цели…..Если иранцы уйдут, кто будет защищать сирийские войска от крупномасштабной агрессии со стороны сирийской оппозиции и ее западных сторонников? Путин не намерен заменять иранские войска российскими, и не хочет, чтобы Иран сказал ему: «Давайте, теперь вы воюйте в этом внутреннем сирийском конфликте». Он хочет прийти с США к полному пониманию по Сирии».

Большую озабоченность Болтона вызывает военно-политическое сотрудничество Ирана с Северной Кореей. «Я объяснял, - пишет советник президента, - некоторые связи между двумя государствами-изгоями, включая продажу Северной Кореей ракет «Скад» Ирану более двадцати пяти лет назад; их совместные ракетные испытания в Иране после 1998 года <…> и их общую цель разработки средств доставки ядерного оружия».

Обо всём этом Болтон неоднократно сообщал Трампу. В результате на радость Болтона президент поручил своим разведывательным службам провести тщательный анализ и доложить о своих выводах.

Хотя, считает Болтон, он не уверен, что Трамп понял суть проблемы и исходящую от неё опасность, которая заключается в способности Пхеньяна продать ядерное оружие Тегерану. Это диктовало необходимость ужесточить свои позиции и в отношении Ирана, и в отношении Северной Кореи.

Исходя из своих взглядов, советник по национальной безопасности был противником встреч и переговоров президента Трампа и иранских руководителей. По всей видимости, президент Трамп был готов к встрече с президентом ИРИ Хасаном Роухани не только потому, что надеялся снизить напряженность между двумя странами, но и потому, что он хотел прозондировать почву о новом ядерном соглашении с Ираном. В этом вопросе Болтон был непреклонен: «Я снова утверждал, что <...> не будет никакого «нового» соглашения с Ираном и никакого «сдерживания», установленного до тех пор, пока сохраняется нынешний режим Ирана». Болтон постоянно говорил, что хочет смены режима в Иране. Естественно, в течение своего пребывания в Белом Доме он навязывал администрации самые жесткие методы ведения политики по отношению к ИРИ, вплоть до применения военной силы.

Известно, что в 2018 – 2019 гг. ситуация в ирано-американских отношениях, а также в целом вокруг Ирана накалилась до предела. В зоне Персидского залива практически ежемесячно происходили конфликты с танкерами, с беспилотниками,  усилились атаки на объекты Саудовской Аравии, осуществленными проиранскими группировками. В этих условиях Болтон убеждал Трампа в необходимости удара по ИРИ. Президент, судя по книге,  уклонялся от решительных ответов.

В июне 2019 г. американский дрон RQ-4A Global Hawk, стоимостью $146 млн. был сбит КСИР над Ормузским проливом.

И Болтон, который всегда защищал то, что он с гордостью называет «непропорциональным ответом», подтолкнул Трампа к утверждению серии военных ударов в отместку. Он довольно цинично объясняет: «Было три важных аспекта только что принятого решения: 1. Мы наносим удары по действующим военным целям, а не просто символическим. 2. Мы наносим удары по территории Ирана, пересекая иранскую красную линию, и, безусловно, собираемся проверить их неоднократные утверждения о том, что такая атака будет встречена полномасштабным ответом. 3. Мы наносим удары, которые, вероятно, повлекут за собой жертвы…».

Болтон был на вершине «своего» счастья. Поэтому испытал ужасный шок, когда в самую последнюю минуту Трамп решил отменить удары, узнав, что они приведут к гибели около 150 человек. «Слишком много мешков для тел, - сказал Болтону Трамп. «Не пропорционально». Государственный секретарь Майк Помпео и Болтон пытались изменить решение Трампа – но безрезультатно. Советник по безопасности был взбешен таким проявлением президентом осторожности и гуманности и написал: «В моем опыте работы в правительстве это было самым иррациональным, что я когда-либо видел, когда-либо делал президент».

Этот случай, по-видимому, послужил последней каплей разрыва в отношениях Трамп – Болтон, что и привело в сентябре к отставке советника по национальной безопасности.

Конечно, Трамп и его команда отнюдь не мягкие, пушистые либералы. И даже относительно умеренные политики, работавшие или работающие в нынешней администрации, придерживались традиционного для США жесткого внешнеполитического курса, однако при этом стараясь не выходить за рамки прагматизма и определенной осторожности. Недаром Трамп как-то сказал журналистам, что у него в команде есть Джон Болтон, а также и другие её члены, которые не намного «голубинее» (от анг. dovish, dove), т.е. миролюбивее, чем он. Но все таки….

Примечательно, что Болтон и Трамп во многих случаях имели одинаковые или близкие взгляды. Они оба были сторонниками увеличения расходов на оборону, оба выступали за санкции против своих иностранных оппонентов, оба боролись против влияния международных организаций.

Однако Болтон, часто возражая Трампу, стоял на крайне воинственных позициях по некоторым вопросам внешней политики, особенно по Ирану и Северной Корее. И 10 сентября 2019 г. Трамп написал в своем твиттере: «Я категорически не согласен со многими из его, Болтона, предложениями и советами, как и многие другие в администрации, поэтому я попросил Джона уйти в отставку».

Джон Болтон в долгу не остался. Во-первых, он написал свои многоуровневые и многозначительные скандальные мемуары. Во-вторых, дал нелестные характеристики своему президенту. «Ястреб» Болтон считает, Трамп не подходит для президентства. Он прямолинейно заявляет: «Я не думаю, что он, Трамп, подходит для должности президента. Я не думаю, что он достаточно компетентен для выполнения этой работы». «На самом деле нет никакого руководящего принципа <...> кроме того, что хорошо для переизбрания Дональда Трампа. Там нет последовательной основы, нет стратегии, нет философии. Все решения принимаются импульсивно, в разрозненном стиле ...». Едва ли это стало открытием! По словам Болтона, Трамп, который баллотируется на второй срок, руководствовался личными политическими расчетами при принятии решений по национальной безопасности. По мнению британской газеты The Guardian, Джо Байден – оппонент Трампа на предстоящих президентских выборах - и сам не смог бы сказать лучше.

Не чурается Болтон и «подколок» президента. Так, он отмечает, что Трамп не знал, что Великобритания является ядерной державой, а однажды спросил старшего помощника, является ли Финляндия частью России.

Как бы то ни было, эксперты, прочитавшие мемуары Болтона, полагают, что, несмотря ни на что, Трампу удалось сдерживать Болтона. Если бы Трамп чаще следовал советам Болтона, США были бы вовлечены в многочисленные конфликты по всему миру. Эксперты с юмором констатируют, что истинное достоинство книги заключается в ее удивительном, безошибочном заключении: если бы был выбор для определения лидера, возглавляющего внешнюю политику США, между Трампом и Болтоном, то Трамп, несомненно, явился бы лучшим вариантом.

С другой стороны мемуары Болтона показывают изнанку внутриполитической борьбы в США. Причем, не только между Республиканской и Демократической партиями, но и внутри довольно радикального крыла республиканцев в Белом Доме.

Своей книгой бывший советник президента США по национальной безопасности республиканец Джон Болтон нанес коварный и мощный удар по республиканскому президенту Трампу, у которого и был советником. Вот что пишет обозреватель The Guardian, юрист Ллойд Грин: «Почти 600-страничный том Джона Болтона - это самый обличительный письменный отчет выпускника администрации Трампа, отчет, который будет преследовать президента вплоть до ноября [вплоть до президентских выборов в США В.С. ].[8]

Совершенно справедливо отметил это заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков: «Я понимаю, что эта книга, как и многое другое происходящее в США - это не о внешней политике этого государства, это - о её внутренней политике. А все, что там написано про внешнюю политику, это инструментарий, это продолжение войны другими средствами, не политики, - и из этого надо исходить».[9]

Заметим при этом, что важным инструментом в этой борьбе был и во многом остается, несомненно, Иран. А последствия – перманентная напряженность вокруг этой страны и на всём Ближнем Востоке. Да и кто может сейчас предположить - во что эта агрессивная политика США в отношении ИРИ выльется в будущем, для всех?!

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Джон Роберт Болтон родился 20 ноября 1948 г. в г. Балтимор, США, в семье пожарного и домохозяйки. Окончил юридический факультет Йельского университета. Работал в юридических компаниях, принимал участие в политической жизни Америки. Занимал различные должности в администрациях президентов Рейгана, Джорджа Буша - младшего. В 2005 – 2006 гг. - постоянный представитель США в ООН. В 2018 – 2019 г. советник по национальной безопасности президента Д.Трампа. Известен своими консервативными взглядами на внешнюю политику, сторонник расширения политического и военного влияния США в мире и жёсткой линии по отношению к недружественным США странам.

[2] Сайт издания «The Times». 24.06.2020. https://www.thetimes.co.uk/edition/saturday-review/the-room-where-it-happened-by-john-bolton-review-dr-strangelove-leaves-the-situation-room-rnz25mvbd

[3] Джеймс Мэттис – военный и политический деятель США. В 2013 году, будучи четырёхзвёздным генералом, был отправлен в отставку президентом Обамой в связи с разногласиями по Ирану. Президент Трамп назначил отставного генерала министром обороны (с 20 января 2017 по 1 января 2019 года).

[4] Рекс Уэйн Тиллерсон (1952 г.р.) политик, предприниматель, инженер. Государственный секретарь США с 01.02.2017 по 31.03.2018. Председатель совета директоров и главный управляющий нефтяной компании ExxonMobil (01.01. 2006 г. - 01.01.2017 г.). Придерживается умеренных взглядов. В 2013 г. за сотрудничество с РФ в нефтяной сфере был награжден орденом Дружбы.

[5] Герберт Раймонд Макмастер (1962 г.р.) – генерал-лейтенант ВС США, кавалер множества боевых наград, признан национальным героем. С 20.02.2017 г. по 09.04.2018 г. являлся советником президента Трампа по национальной безопасности. Придерживается умеренных взглядов. Единственный представитель администрации Трампа, назначение которого восприняли с большим воодушевлением, как сторонники, так и противники Трампа.

[6] Майкл (Майк) Помпео (1963 г.р.) политик, дипломат. Конгрессмен (2011 – 2017), директор ЦРУ (2017 – 2018), государственный секретарь (с 2018 г.). Член республиканской партии, придерживается радикальных взглядов.

[7] Стивен Тёрнер Мнучин (1962 г.р.) бизнесмен, финансист, бывший сотрудник банка Goldman Sachs. С 13.02.2017 г. – министр финансов США.

[8] Сайт издания The Guardian. 21.06.2020. https://www.theguardian.com/us-news/2020/jun/21/the-room-where-it-happened-review-john-bolton-donald-trump

[9] Сайт РИА Интерфакс. 25.06.2020. https://www.interfax.ru/russia/714637

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати