ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Какую войну ведут Иран и США?

11:44 19.02.2020 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

В конце декабря 2019  – начале января 2020 г. напряженность в отношениях между Ираном и США достигла апогея. Две страны оказались на грани большой войны.

Эскалация двусторонней напряженности началась в мае 2019 г. Тогда Тегеран, целый год терпеливо ожидавший разрешения конфликта вокруг ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий – СВПД) и, прежде всего, облегчения американского санкционного давления после выхода из нее США в мае 2018 г. и ведения Штатами серьезных антииранских санкций, потерял надежду и перешел к решительным действиям.

Это проявилось в острой «танкерной войне» в Персидском заливе,[1] в уничтожении Корпусом стражей исламской революции (КСИР) американского беспилотника,[2] в ракетной атаке на нефтяные объекты Саудовской Аравии,[3] в активизации иранскими хакерами кибератак против США.[4]

Напряжение нарастало. Казалось, президент США Дональд Трамп вот-вот ударит по иранским объектам. А в случае с дроном он изначально одобрил нанесение удара по таким иранским целям, как радары и ракетные батареи. Операция уже практически началась, но внезапно ее остановили. Самолеты поднялись в воздух, корабли встали на позиции, однако ни одна ракета еще не была выпущена, когда поступило указание об отзыве приказа главнокомандующего - президента Трампа.[5]

Следующая волна ирано-американского противостояния обрушилась на Ближний Восток в конце декабря. Всё началось с обстрела 27 декабря американской военной базы в Ираке в районе города Киркук. В результате обстрела погиб один американский гражданский специалист, ранения получили четверо американских военных.[6] США возложили ответственность за этот обстрел на группировку «Хезболла», курируемую Ираном, и нанесли авиаудары по иранским объектам на территории Сирии и Ирака. Эти авиаудары привели к вспышке антиамериканского протеста в Багдаде, где иракские шииты вступили в столкновения с американскими силами безопасности и попытались взять штурмом посольство  США в Багдаде.[7]

Такое развитие событий побудило президента Трампа отдать приказ об уничтожении иранского генерала Касема Солеймани, командующего Силами специального назначения «Кодс», входящими в КСИР. Генерал был убит в ночь на 3 января на территории международного аэропорта Багдада в ходе воздушной операции ВС США. Свои действия американцы объясняют тем, что это Солеймани стоял за атакой на американские базы в Ираке и атакой на посольство в Багдаде.

Верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи в тот же день отдал приказ «жёстко ответить» на гибель легендарного иранского генерала. В КСИР заявили, что Иран идентифицировал 35 военных целей в регионе, включая Тель-Авив.[8]

В свою очередь президент Трамп пригрозил, что в случае ударов Тегерана против американцев США нанесут удар по 52 объектам в Иране.[9]

Всё свидетельствовало о том, что война неминуема. Но, несмотря на жесткую и порой провокационную по отношению друг к другу риторику, ни Тегеран, ни Вашингтон не хотели большой войны.

Именно поэтому сразу же после убийства генерала Солеймани между США и Ираном начался активный обмен секретными посланиями через сотрудников посольства Швейцарии в Тегеране с целью не допустить эскалации конфликта.[10]

Стороны, по всей видимости, пришли к пониманию катастрофичности усиления конфронтации. Иранцы обдумывали план мести в течение пяти дней. Гордые иранцы, чтобы сохранить лицо не могли оставить без ответа коварное убийство Солеймани, но в то же время не стремились к эскалации. И в итоге решили обнародовать свой ответ, сообщив о готовящемся ударе по американским военным базам в Ираке иракскому руководству. А те, что и требовалось от них, в свою очередь, оповестили американцев. 8 января КСИР нанес мощный удар по авиабазе США «Аль-Асад» в Ираке. Жертв не было, только раненые.

В интервью американской телекомпании NBC глава МИД ИРИ Мохаммад Джавад Зариф заявил, что «целью этой атаки не было убийство американских солдат. Задачей было послать четкий сигнал. <…> Тегеран хотел продемонстрировать Соединенным Штатам, что Иран нельзя притеснить и действия против Ирана будут иметь последствия». Министр подтвердил, что за 45 минут до начала удара иракская сторона получила информацию об атаке. [11]

Комментарии лидеров двух стран об иранской атаке были диаметрально противоположные. Верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи заявил в священном городе Кум, что Иран «дал пощечину Соединенным Штатам».[12]

Президент США Трамп с радостью из-за мягкости иранского ответа сообщил: «Иран, похоже, отступает, что является хорошим прецедентом для всех заинтересованных сторон и очень хорошей прецедентом для всего мира».[13] Но лидер США также не мог не ответить на ответ иранцев и объявил о новых санкциях против ИРИ.[14]

Напряжение вокруг ирано-американского конфликта декабря – января несколько спало. Ясно, что в ближайшее время широкомасштабной войны не предвидится. Иран и США при всей конфронтационности отношений не заинтересованы в большой войне и не готовы к ней.

Иран чрезвычайно ослаблен санкциями, усугубившими и так неэффективную экономическую систему. К тому же в последние годы нарастает социально-политическое недовольство жителей ИРИ политикой и действиями властей.

Президент Трамп накануне ноябрьских выборов также опасается пролить кровь хотя бы одного американца. [15] Трамп установил красную линию «нет потерь у США» и предупредил Тегеран, чтобы он не пересек его.[16]

Однако всё это совсем не значит, что Тегеран и Вашингтон стали посылать друг другу «белых голубей мира».

В своих выступлениях и проповедях верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи постоянно повторяет: «враг – это Америка, сионистский режим и имперская система» [17]. Сегодня главная военно-политическая цель Тегерана – изгнание США из Ближнего Востока и уничтожение Израиля. Командующий аэрокосмическими силами КСИР ИРИ генерал Амир Али Гаджизаде в этой связи заявил 15 февраля: «Все члены «Оси сопротивления» едины: мы должны объединить наши усилия, выгнать американцев из региона и уничтожить сионистский режим».[18] («Ось сопротивления» — это термин, который Иран часто использует для обозначения своих союзников - проиранских шиитских военизированных группировок в регионе [19]).

Вашингтон также не считает ИРИ своим другом. В свою очередь, главная цель администрации Трампа усадить иранцев за стол переговоров, над которым висит дамоклов меч санкций, и заставить их изменить иранскую политику, прежде всего, в ядерной сфере, в области ракетной программы, на Ближнем и Среднем Востоке. При этом Трамп не допускает любого намека на противодействие со стороны Ирана. Верховные власти Ирана понимают только язык силы, считает президент США, и Вашингтон готов ответить со всей мощью, если Тегеран совершит нападение «на что-нибудь американское». «В некоторых областях, - добавляет президент, - подавление будет означать уничтожение».[20]

В течение 41 года существования Исламской Республики Иран между США и этой страной с разной интенсивностью в различные периоды шла жаркая, но «холодная война». В 2019 году, как было отмечено выше, ирано-американское противостояние вышло на новый этап, когда пропагандистских атак уже явно не достаточно. Политико-идеологические противоречия перешли в плоскость военной, геополитической практики.

Однако при этом в Тегеране прекрасно понимают, что сейчас у Ирана нет реальных возможностей соревноваться в уровне военной мощи с США и Израилем и вести с ними широкомасштабную войну при прямом столкновении. Это заставляет иранские власти искать «творческие подходы» и готовить асимметричные ответы. Одним из таких ответов является так называемая гибридная война, которую ведет ИРИ. Подобный джихад предполагает ведение Ираном прокси войны с использованием «Хезболлы», иностранных шиитских легионов, скрытых операций, диверсий, кибервойны, на фоне смеси пропаганды, дезинформации, хакерских атак, угроз своим врагам (США, Израилю, прежде всего) и т.д.

Главным разработчиком новых для ИРИ форм и методов ведения войны был убитый генерал Солеймани. Он превосходно владел тактикой и стратегией ведения гибридных и прокси войн, проводя тайные операции по всему Ближнему Востоку, нанося, в первую очередь, урон имиджу и интересам Соединенных Штатов для достижения целей, поставленных верховным главнокомандующим аятоллой Хаменеи, о которых говорил генерал Амир Али Гаджизаде.

Американский политолог Майкл Айзенштадт [21] (Michael Eisenstadt) подобную форму противостояния государств определяет как «стратегия серой зоны».[22] Под «серой зоной» («gray zone») он понимает пограничное состояние между широкомасштабной «горячей войной» («черная зона») и миром («белая зона»).

По мнению Айзенштадта, Иран, часто действует в «серой зоне» между войной и миром, чтобы бросить вызов неудовлетворяющему его положению вещей и одновременно управлять возникающими рисками. ИРИ создает неоднозначность и двусмысленность в отношении целей своих действий с помощью многих различных, зачастую, вроде бы несвязанных между собой акций, тайных, а иногда и ложных, обманных действий. Это вызывает растерянность и неопределенность в отношении реакции, в отношении выбора ответных действий со стороны оппонентов. Действуя в «серой зоне», Иран постоянно исследует и тестирует реакцию противников, чтобы определить, что ему может сойти с рук.

По поводу иранской «стратегии серой зоны» г-н Айзенштадт пишет: «Стратегия «серой зоны» Тегерана частично коренится в травме ирано-иракской войны. С тех пор режим пошел на все, чтобы избежать обычных войн, потому что он знает, какими кровавыми и дорогостоящими они могут быть. Например, даже в разгар сирийской войны Иран развернул менее 1 процента своих сухопутных войск (правда, не считая спецназа «Кодс») на поле боя и перенес многие риски и бремя ведения боевых действий на свой шиитский «иностранный легион», чтобы минимизировать свои собственные потери».[23]

Американский политолог предлагает руководству США также действовать против Ирана в «серой зоне». Здесь главное для Америки – сдерживание Ирана.[24] Оно достигается: - активизацией тайных акций, когда это возможно, и открытых действий, когда это необходимо; - применением непредсказуемых и асимметричных действий с целью использования озабоченности Ирана в связи с этим; - следованием сбалансированному подходу, который позволяет избежать как чрезмерной сдержанности, так и ненужной эскалации; - изменением системы стимулов и мотиваций для ИРИ, не загоняя ее в угол; - предпочтением неспешным шагам и даже незначительным достижениям в работе с Ираном, вместо быстрых и масштабных действий, чреватым эскалацией американо-иранского конфликта.

Кроме того, предлагается в полной мере учитывать и внутриполитический фактор. Выход Трампа из СВПД, введение против ИРИ санкций, обострение американо-иранских отношений изменили политическую картину в Иране. Реформаторы, сторонники президента Хасана Роухани теряют позиции. Несомненно, после выборов в парламент 21 февраля новый состав меджлиса будет состоять практически полностью из представителей радикальных кругов, ориентированных на КСИР, на жесткий антизападный, антиамериканский конфронтационный курс (или сочувствующих им).

Появляются опасения, что бывшие и действующие офицеры и генералы КСИР возьмут в свои руки рычаги управления иранской политикой. Уже сегодня, как заявила старший научный сотрудник Европейского совета по международным делам (ЕСМД) Элли Геранмайе, «часть высокопоставленных должностных лиц в Тегеране обеспокоена тем, что иранские силовики получили слишком большой контроль над процессом принятия политических решений. Реформаторы находятся в тупике не только из-за своих ошибок, но и в результате политики США».[25]

При нынешнем состоянии отношений Иран – США, которые находятся в «серой зоне», где идет, по сути, жесткая гибридная война, любой даже на первый взгляд незначительный эпизод в этой войне способен привести к катастрофическим последствиям.

Французский журналист Ален Фрашон справедливо отмечал, что «часто войны начинаются из-за недопонимания. И сегодня в Персидском заливе американцы и иранцы заигрываются. Причем, с большим недопонимаем друг друга. Чем это грозит? Войной из-за случайности, провокации, неожиданного развития событий, вооруженного инцидента, вышедшего из-под контроля. Войной по ошибке, чтобы спасти лицо… Короче, войной, которую не хотели обе стороны, и к которой мы сейчас приближаемся».[26]

Американский политолог Лоуренс Дж. Корб[27] полагает, что нынешняя ситуация в американо-иранских отношениях чревата опасностью. По его мнению, примером может служить неожиданное убийство австро-венгерского эрцгерцога Франца Фердинанда и его жены в 1914 году или инцидент в Тонкинском заливе, в котором северо-вьетнамские корабли якобы атаковали американское судно в 1964 году. Оба инцидента привели к войне и закончились катастрофой.[28]

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Сайт ИА Eurasia Daily (EADaily). 18.07.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/07/18/tankernaya-voyna-v-razgare-ksir-irana-zaderzhal-sudno-v-ormuzskom-prolive

[2] Сайт ИА Reuters. 20.06.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.reuters.com/article/mideast-iran-usa-confirmation/us-military-says-iran-shoot-down-of-its-drone-was-unprovoked-attack-idUSL2N23R07X

[3] Сайт ВВС. 16.09.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.bbc.com/news/world-middle-east-49712417

[4] The Official Microsoft Blog. 04.10.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://blogs.microsoft.com/on-the-issues/2019/10/04/recent-cyberattacks-require-us-all-to-be-vigilant/

[5] Сайт The New York Times. 20.06.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.nytimes.com/2019/06/20/world/middleeast/iran-us-drone.html?action=click&module=Top%20Stories&pgtype=Homepage

[6] Сайт ИА РБК. 13.02.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.rbc.ru/politics/13/02/2020/5e459b4e9a7947742190499b

[7] Сайт Associated Press. 01.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://apnews.com/8a36218a35f84e3f3dd063d5a203ec83

[8] Сайт ВВС. 04.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.bbc.com/russian/features-50995172

[9] Сайт ВВС. 05.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.bbc.com/russian/news-50999136

[10] Сайт Wall Street Journal. 10.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.wsj.com/articles/swiss-back-channel-helped-defuse-u-s-iran-crisis-11578702290?mod=searchresults&page=1&pos=7

[11] Сайт NBC. 15.02.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.nbcnews.com/nightly-news/video/extended-interview-iranian-foreign-minister-zarif-speaks-out-63903301808

[12] Сайт Аятоллы Хаменеи. 08.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: http://russian.khamenei.ir/news/4039

[13] Сайт Washington Post. 09.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.washingtonpost.com/world/2020/01/09/us-iran-shadow-war-is-not-over/

[14] Сайт Washington Post. 10.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.washingtonpost.com/national-security/trump-administration-hits-iran-with-fresh-sanctions-after-attack-on-us-forces/2020/01/10/23b7d890-33ba-11ea-a053-dc6d944ba776_story.html

[15] Сайт Time. 09.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://time.com/5762017/iran-leader-soleimani-martyr-trump/

[16] Сайт Вашингтонского института ближневосточной политики. 14.02.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/u.s.-strategy-toward-iran-restoring-deterrence-enabling-diplomacy

[17] Сайт Аятоллы Хаменеи. 08.01.2020. [Электронный ресурс] – URL: http://russian.khamenei.ir/news/4039

[18] Сайт ИА Eurasia Daily (EADaily). 16.02.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://eadaily.com/ru/news/2020/02/16/iran-mobilizuet-os-soprotivleniya-na-vydavlivanie-ssha-s-blizhnego-vostoka

[19] Иран (ССН «Кодс» КСИР) завербовал в качестве «бойцов-добровольцев» и взял под свой контроль и командование шиитов из многих стран: Иран, Ливан, Афганистан, Пакистан, Ирак. Йемен, Палестина и др. Общая численность – от 50 до 200 тыс. бойцов в разные периоды.

[20] Сайт ИА РБК. 15.06.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.rbc.ru/politics/25/06/2019/5d1239bb9a7947e2c26593a6

[21] Майкл Эйзенштадт - директор Программы военных исследований и безопасности в Вашингтонском институте ближневосточной политики

[22] Сайт Вашингтонского института ближневосточной политики. 18.09.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/operating-in-the-gray-zone-to-counter-iran

[23] Там же

[24] Примечательно, что в новом военном бюджете США запланирована статья расходов на противодействие иностранным государствам. Так, на Иран заложено 337 млн. долларов. Во что воплотится это «сдерживание, пока не ясно. См. сайт МК. 11.02.2020. https://www.mk.ru/politics/2020/02/11/tramp-uvelichil-voennye-raskhody-na-sderzhivanie-rossii-vydeleno-763-mln.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews

[25] Сайт ИА Реалист. 16.02.2020. [Электронный ресурс] – URL: http://realtribune.ru/news/world/3659

[26] Сайт Le Monde. 16.05.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.lemonde.fr/idees/article/2019/05/16/trump-ne-veut-pas-de-confrontation-armee-avec-teheran-qui-peut-en-dire-autant-de-bolton-et-pompeo_5462613_3232.html

[27] Лоуренс Дж. Корб - старший научный сотрудник Центра американского прогресса и старший советник Центра оборонной информации (США)

[28] Сайт The National Interest. (USA) 15.02.2020. [Электронный ресурс] – URL: https://nationalinterest.org/blog/middle-east-watch/can-donald-trump-avoid-war-iran-history-tells-us-worry-124116

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати