ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

НАТО: испытание Ливией

10:15 30.06.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

И внутренние, и внешние акторы без устали ратуют за прекращение боевых действий в Ливии. Несмотря на это, ситуация продолжает накаляться – как внутри страны, так и вокруг нее.

Военная активность Турции уже вызывает эффект домино: в войну грозится вступить Египет. И это объяснимо: нынешний президент страны Абдул-Фаттах Халил ас-Сиси пришел к власти, свергнув режим запрещенных в РФ «Братьев-мусульман», которым теперь симпатизирует ливийское Правительство национального согласия (ПНС). «Братья» сегодня играют заметную роль в политической жизни Марокко, Туниса, Алжира, и их усиление теперь еще и в соседней стране никак не отвечает интересам Каира. С последним солидаризовались Эр-Рияд и Абу-Даби – «Братья» выступают за выборность политических лидеров, и аравийским монархам это не нравится.

Начав с провозглашения получившей международную поддержку «каирской инициативы» по урегулированию внутриливийского конфликта, Сиси пригрозил решительными действиями: «Любое прямое вмешательство Египта в Ливии теперь рассматривается в качестве шага, который наделен международной легитимностью… Безопасность Ливии является частью национальной безопасности Египта… Сирт и Аль-Джуфра (крупная военно-воздушная база – А.И.) - «красная линия», которую мы не позволим пересечь».[i] По информации базирующегося в Абу-Даби телеканала Al-Arabiya египетское правительство консультируется с представителями стран ЕС о мерах по предотвращению захвата сторонниками ПНС города Сирт. А Анкаре уже якобы «рекомендовано» не предпринимать боевых действий в нефтеносных районах Ливии. Спикер Палаты представителей (парламента в Тобруке) Агила Салех подтвердил, что власти восточной Ливии обратились к Египту с просьбой о силовой поддержке в «войне с терроризмом и противостоянии иностранному вторжению».

Сегодня в Ливии пересекаются интересы, как минимум, четырех членов НАТО - Турции, Франции, Италии и Греции.

Анкара открыто поддерживает ПНС и условием для начала межливийских переговоров выдвигает захват Сирта и Аль-Джуфры. При этом, отвергая «каирскую инициативу» и отказывая в легитимности командующему Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифе Хафтару, она дает понять, что готова общаться с Агилой Салехом.

Турецкие делегации – частые гости в Триполи, а глава ПНС Файез Саррадж – в Анкаре. Оказывая всестороннюю поддержку властям в Триполи, Турция рассчитывает создать военные базы на ливийской территории, получить долю от добычи и реализации ливийской нефти и обеспечить свои строительные компании заказами на восстановление страны. И, конечно, нельзя забывать об идеологической близости режимов в Анкаре и Триполи религиозно-политическим установкам «Братьев-мусульман» (организация, запрещенная в РФ).

Италия также поддерживает Правительство национального согласия, конечно, не так рьяно, как Турция, – Рим уже сотрудничает с Триполи в нефтегазовой сфере и рассчитывает на его содействие по пресечению нелегальной эмиграции на свою территорию.

Тогда как Франция сделала ставку на командующего ЛНА Халифу Хафтара – Париж считает его политиком, способным стабилизировать обстановку в стране, граничащей с Чадом и Нигером, входящими в африканскую зону интересов Франции.

Грецию в свою очередь раздражают договоренности между Анкарой и Триполи, не признающие право Афин на шельф между Родосом и Критом.

Противоречия между союзниками по Североатлантическому альянсу начинают «материализовываться»: 10 июня турецкий фрегат «подсветил» радарами французский военный корабль, намеревавшийся в рамках натовской операции Sea Guardian досмотреть груз на турецком судне, следовавшим в ливийскую Мисрату. Париж назвал поведение турецкого корабля «исключительно агрессивным» и потребовал разбирательства в формате НАТО. Со своей стороны, турецкое информационное агентство Anadolu, со ссылкой на командование ВМС Турции, сообщило, что фрегат задействовал свои радары не для прицеливания, а лишь для наблюдения за «опасным маневрированием» французского корабля.

В ответ президент Франции Эммануэль Макрон констатировал, что инцидент подтвердил ранее высказанный им тезис о «смерти мозга» Североатлантического альянса, а глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан заявил о необходимости скорейшего обсуждения в Евросоюзе перспектив отношений с Турцией.

Турция давно выступает в роли внутреннего раздражителя в НАТО. Напомним: в конце прошлого года Анкара отказалась поддержать план Альянса по защите Прибалтики и Польши, если не будет принят аналогичный план защиты Турции от террористической угрозы - со стороны курдских «Отрядов народной самообороны» в Сирии. Что фактически означало бы общеблоковое признание организации, выступившей союзником западной коалиции в войне с исламскими радикалами, - террористической. Компромисс кое-как был достигнут, но совсем недавно Reuters сообщил: министерство обороны Франции жалуется на оппортунистическую позицию Турции: «Анкара утвердила план, известный как Eagle Defender, но не позволяет военным руководителям НАТО претворить его в жизнь».[ii] В штаб-квартире Альянса отказались комментировать эту информацию.

В апреле этого года на видеоконференции министров иностранных дел стран НАТО главы дипломатических ведомств Турции и Греции вступили в перепалку при обсуждении вопроса о мигрантах. Турецкий министр, которому генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг не предоставил слова для очередной реплики, попросту «отключился».

Хотя, если принять точку зрения Турции, выяснится, что в последнее время у нее достаточно поводов для обид.  

В 2016 году, после провала антиправительственного путча, многие турецкие офицеры, опасаясь репрессий, просили убежища не у кого-нибудь, а у стран-членов альянса. Через год на натовских учениях в Норвегии на стенде «пособников врагов НАТО» кем-то были размещены фотографии Ататюрка и Эрдогана. Виновника этой выходки нашли и уволили, но турецкий президент даже отказался принимать извинения от своих союзников.

Наконец, уже в этом году после гибели нескольких десятков турецких военных в Идлибе в результате атаки сирийских ВВС Эрдоган созвал экстренный саммит Альянса. Однако союзники ограничились выражением моральной поддержки: по словам главы МИД Люксембурга Жана Ассельборна, Турция не согласовала с НАТО военную операцию в Идлибе, поэтому статья устава организации о коллективном отражении агрессии в данном случае неприменима. Примерно то же самое мы уже наблюдали пять лет назад, когда турецкая ракета сбила российский военный самолет, и Анкара запросила помощи союзников на случай возможного конфликта с Москвой.

Так что вполне логичными представляются результаты февральского опроса, проведенного Pew Research Center, согласно которому лишь каждый пятый гражданин Турции доволен политикой НАТО (при  том, что средний показатель в 16 странах-членах блока составил 53%). А вот «неуд» Альянсу поставило больше половины опрошенных турок – 55%.[iii] 

В последние годы Турция ведет все более самостоятельную политику, которая все чаще идет вразрез с интересами тех или иных союзников по НАТО, и отказывается поступаться национальными интересами в пользу общеблоковых. При этом членство в Аляьнсе она использует, прежде всего,  для повышения своего политического веса в отношениях с третьими странами. Так что вполне справедливо замечание заместителя директора Фонда стратегических исследований Брюно Тертре, высказанное им в интервью французскому изданию «Challenges»: «Альянс должен основываться на общих ценностях и интересах. Однако в случае с Турцией  Эрдогана мы не разделяем ни то, ни другое».[iv] И ливийский конфликт лишь высвечивает эту реальность.

Впрочем, турецкой «внутриблоковой деструктивности» далеко до действий администрации нынешнего президента США. Дональд Трамп, регулярно жалующийся на то, что европейские союзники тратят на оборону слишком мало средств, даже грозился вывести Соединенные Штаты из НАТО. Недовольство «скупостью» Берлина, в частности, стало одной из причин решения Белого дома передислоцировать часть американских военнослужащих из Германии в Польшу. Страны Европы должны серьезно задуматься над новой реальностью, в которой США не будут стремиться к роли мирового лидера, - многозначительно прокомментировала этот шаг Ангела Меркель. А Юри Вендик из Русской службы Би-би-си даже посетовал на то, что Трамп воспринимает НАТО, как «коммерческое совместное предприятие».

Зато между двумя «возмутителями спокойствия», похоже, намечается очередное потепление отношений: ФБР начало предварительное следствие в отношении оппозиционного Анкаре проповедника Фетхуллы Гюлена, скрывающегося в Пенсильвании от турецких властей; Трамп продолжает «тянуть» с введением давно обещанных санкций за покупку Турцией российских комплексов ЗРК С-400; Эрдоган, со своей стороны, почти не упоминает об американской поддержке курдских сил в Сирии; Анкара и Вашингтон вроде договорились о чем-то по Ливии. И в целом турецко-американская повестка все меньше коррелирует с общеблоковой.

Конечно, НАТО пока  далеко до положения «хромой утки», но процесс, что называется, «пошел», и испытание Ливией может его ускорить.

В ноябре прошлого года основатель и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стрэтфор» Джордж Фридман констатировал: «Самая большая проблема сегодня заключается в том, что Америка не может постоянно находиться в состоянии войны. Она 18 лет воюет в Афганистане и Ираке. Америка больше не хочет находиться в регионе. Мы ожидаем, что такие страны, как Турция, возьмут на себя ответственность за регион».[v]

В Анкаре, судя по всему, ему поверили, а в Вашингтоне не стали разочаровывать турецких партнеров.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати