ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Индийский океан в стратегических планах Берлина

10:56 13.04.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Германия активизирует военное сотрудничество с Францией, Индией и Австралией с целью усиления собственного присутствия в Индийском океане.

Статус наблюдателя в Симпозиуме военных флотов стран Индийского океана (Indian Ocean Naval Symposium или IONS) позволяет Берлину участвовать в формировании геополитической повестки дня данной организации. При этом, странным образом, Китаю, обладающему в ней таким же статусом, подобные преимущества не предоставляются.

IONS учреждён по инициативе Индии в 2008 г. в дополнение к уже существующему Симпозиуму военных флотов стран западной части Тихого океана (West Pacific Naval Symposium или WPNS) и служит дипломатической площадкой для обсуждения вопросов безопасности государствами с выходом к Индийскому океану либо имеющими свои интересы в данном регионе (1).

IONS состоит из 24 государств-членов и восьми государств-наблюдателей (КНР, Россия, Германия, Италия, Нидерланды, Испания, Япония, Мадагаскар). Государства-члены распределены по четырём субрегионам, имеющим важное стратегическое значение в мировой политике – Южная Азия, Восточная Азия, Юго-Восточная Азия и Австралия,  Восточная Африка. Из этих четырёх субрегионов в трёх присутствуют геополитические конкуренты Пекина – Индия, Франция, Австралия.

Субрегион Восточная Азия с некоторых пор стоит несколько особняком. Благодаря достижениям китайской дипломатии отношения Пекина с Оманом, ОАЭ, Саудовской Аравией развиваются по восходящей. Это не позволяет оппонентам Пекина создать свою зону полного геополитического контроля над Индийским океаном от Ормузского пролива до Малакки – ключевых точек в обеспечении китайской экономики углеводородами.
Такая ситуация, предполагают в Берлине, не создает в будущем полной гарантии обеспечения интересов Германии при прохождении торговых путей из Европы через Суэцкий канал в Индийский океан – основного экспортного маршрута немецких товаров в Азию.

Германия намерена принять участие в саммите IONS, который в этом году пройдёт на о. Реюньон. Командование ВМФ Германии подчеркивает растущую геополитическую роль Индийского океана как связующей артерии между Атлантикой и Юго-Восточной Азией в деле обеспечения безопасности морских путей в Тихом океане, а зону стратегических интересов Германии оно определяет - от Северной Атлантики и Балтики через Средиземноморье и Чёрное море до западной оконечности Индийского океана.

Специализирующиеся на геополитике немецкие СМИ окрестили Индийский океан das neue Mare Nostrum – новым «Нашим морем», термином, употреблявшимся европейскими стратегами только по отношению к Средиземному морю (2).

В настоящее время речь идёт о сопряжении усилий Берлина, Парижа и Нью-Дели по реструктуризации геополитического пространства Индийского океана. Берлин более не ограничивается лишь присутствием у побережья Восточной Африки в рамках операции «Аталанта» по борьбе с пиратством. Немецкий контингент дислоцируется на французской военной базе в Джибути, помимо этого - создано германо-французское объединение морских сил DEFRAM.

Берлин, судя по всему, видит в Париже выгодного союзника в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) и рассчитывает с опорой на французское колониальное наследие закрепиться в военном и политическом смысле в стратегически важных пунктах ИТР – Французской Полинезии, Новой Каледонии, о-вах Майотта и Реюньон. Контроль над ними позволяет держать в поле зрения Восточную Африку (приоритетное направление африканской политики Пекина) и маршруты выхода из Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей в Мировой океан (через Филиппинское море). Физическое нахождение германских ВМС здесь будет эпизодическим, но ввиду тесных союзнических отношений Берлина и Парижа французское присутствие в этом случае является синонимом присутствия Германии.

Тем не менее, франко-германский дуумвират не располагает необходимыми ресурсами и влиянием для одностороннего переформатирования пространства ИТР. Неизбежным является поиск сотрудничества с Австралией и Индией.

С 2013 г. отношения между Берлином и Канберрой  определяет  договор о стратегическом партнерстве, предусматривающий военно-политический диалог двух стран и кооперацию в сфере обороны. С 2016 по 2018 гг. Австралия по объёмам закупок немецкой  продукции военного назначения поднялась с седьмой на третью позицию (2).

С Индией Германию связывает соглашение о военном сотрудничестве, в т.ч. в сфере разработок ВПК. Германия взяла на себя обязательства модернизировать подводный флот Индии, сумма подписанных контрактов превышает $5,5 млрд. (3). Параллельно, вместо совместных учений ВМС обеих стран переходят к участию в совместных операциях.

Берлин видит наиболее перспективным дипломатическим направлением для обсуждения военно-политических вопросов в рамках стратегии в ИТР Четырёхсторонний диалог по безопасности (Quad) США, Японии, Индии и Австралии. При этом и Брюссель выступает за углубление сотрудничества с Quad как отдельно Германии, так и Евросоюза, в целом.

В стратегическом плане американо-японо-индо-австралийский «четырёхугольник» имеет явные антикитайские характеристики и направлен на вытеснение Китая из Мирового океана с дальнейшей попыткой ограничения военно-морской и торгово-морской активности Пекина узкой акваторией Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей. И это не может не вызывать естественную озабоченность китайских властей.

Для достижения поставленных целей Берлин также интенсифицировал контакты по линии обороны с Вьетнамом как прибрежным государством в Юго-Восточной Азии и оппонентом Китая в регионе (4).

Можно предположить, что в дальнейшем политика Берлина в ИТР будет характеризоваться стремлением играть более заметную роль в IONS и, возможно, WPNS; углублением отношений в сфере обороны с Японией, а с Индией и Австралией также и в военно-промышленной отрасли; инициированием совместных оборонных и военно-образовательных проектов в рамках Quad; повышением дипломатической активности в Юго-Восточной Азии – в Мьянме, Камбодже, Таиланде и т.д.

До прихода Германии ИТР был регионом исключительного франко-англосаксонского влияния. Судя по всему, текущая задача Берлина –  встроиться третьим элементом в эту двухчастную стратегическую модель. В отличие от европейского континента, где наблюдается негласная геополитическая конкуренция Берлина с Лондоном, в ИТР Парижу, Лондону и Берлину будет легче найти взаимопонимание при создании нового союза. Но эти действия будут неизбежно приводить обострению геополитического противостояния в этом огромном и важном регионе.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://thediplomat.com/2018/11/indian-ocean-naval-symposium-advancing-indias-interests-in-the-ior/

2) https://www.german-foreign-policy.com/news/detail/8239/

3) https://ipdefenseforum.com/india-germany-strengthen-partnership-with-defense-cooperation-pact/

4) https://vietnam.diplo.de/blob/2287138/36382648cba944e09bd659d51391e23f/191204-dt-vnm-strategischer-plan-2020-2021-data.pdf

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати