ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Политика США в Индийско-Тихоокеанском регионе (к докладу Госдепартамента США)

11:15 12.11.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

Недавно Государственный департамент США выпустил доклад о состоянии и перспективах американской политики в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР)[i].

Доклад, по словам его составителей, в значительной мере, развивает концептуальные положения, изложенные в выпущенном 1 июня докладе Пентагона, посвященном военно-стратегическим вопросам политики США в Индийско-Тихоокеанском регионе. «Международная жизнь» подробно писала об этом документе[ii]. Напомним, что, опираясь на ключевые положения Стратегии национальной безопасности и Национальной военной стратегии, Пентагон характеризовал ИТР как важнейший отдельно взятый регион мира «для будущего Америки». Население региона - половина всего населения Земли, а ВВП - 60 процентов мирового. Страны региона располагают 7 из 10 крупнейших армий мира. 6 государств обладают ядерным оружием. В ИТР расположены 9 из 10 крупнейших морских портов; на него приходится 60 процентов всей морской международной торговли. Треть всех морских перевозок в мире проходит через Южно-Китайское море.

Госдепартамент дополняет оценки Пентагона общим видением региональной стратегии правительства США. В ноябре 2017 года президент Дональд Трамп высказался за «свободу и открытость» в регионе Индийского и Тихого океанов, в поддержку совместного движения к процветанию всех стран, суверенных и независимых. Доклад подтверждает: политика правительства США в регионе охватывает все три основные сферы – политику, экономику, а также военные вопросы и безопасность. Расшифровывая суть американских подходов в регионе, в нем заявлено о четырех принципах:

-уважении суверенитета и независимости всех наций;

-мирном разрешении конфликтов;

-свободной, справедливой и взаимовыгодной торговле, в основе которой доступность инвестиций, транспарентность соглашений и взаимодействие;

-приверженности принципам международного права, включая свободу судоходства и воздушных сообщений.

По утверждению Госдепартамента, политика США в ИТР не направлена против каких-либо стран, и они не навязывают никому необходимости выбирать партнеров для развития отношений. Они лишь «предлагают» всем государствам поддержать ключевые принципы регионального порядка «в момент, когда эти принципы вновь оказались под угрозой».

Но оценка «угроз» в докладе Госдепартамента носит более «широкоформатный» характер, по сравнению с июньским документом Пентагона. Так, в отличие от военных, Госдепартамент называет конкуренцию государств, основанную на геополитическом соперничестве, «главным вызовом» «суверенитету, процветанию и безопасности» не только Америки, но и всех стран ИТР. Упомянуты и другие ключевые угрозы – организованная преступность, безопасность киберпространства, свобода судоходства, а также экология. Вместе с тем, Госдепартамент более «дипломатичен» в обозначении конкретных источников «угроз». Пентагон недавно без обиняков назвал в качестве «главных угроз» в ИТР Китай, Россию и КНДР. Госдепартамент, несмотря на то, что весь документ пронизан скрытыми антитезами политике, которую США приписывают Китаю, выдвигает в адрес Пекина лишь обвинения «локального» характера. Негативная оценка дана политике КНР в области прав и свобод человека, включая положение мусульман в Синьцзяне и «подавление протестов» в Гонконге. «Необоснованной» и «незаконной» названа позиция КНР по вопросу принадлежности ряда территорий в Южно-Китайском море, а также практика возведения в его акватории искусственных островов. Наконец, Китай обвиняется в «злонамеренной» (malicious) деятельности в киберпространстве. Эта же претензия звучит и в адрес России - единственный раз упомянутой в документе.

В докладе обозначены контуры американского концептуального «ответа» на китайскую инициативу «Одного пояса, одного пути». Так, с начала работы администрации Трампа, помощь странам ИТР по линии Госдепартамента и Агентства по международному развитию (USAID) составила более 4,5 млрд. долларов. За три года, она увеличилась «на 25 процентов по сравнению с последними тремя годами» администрации Обамы. Инвестиции американского бизнеса в регион составили за тот же период «сотни миллиардов» долларов. В октябре 2018 года конгресс США учредил Финансовую корпорацию международного развития (DFC), деятельность которой подается в качестве примера эффективных мер, призванных противостоять «экономическим инициативам государственного характера», явно имея в виду Китай. Госдепартамент настаивает, что ресурсы DFC, составляющие 60 млрд. долларов, позволят привлечь «сотни миллиардов» частных инвестиций в экономики стран ИТР. При всем том, Госдеп признает, что главная цель Корпорации – создание наиболее благоприятных условий для доступа компаний США на национальные рынки.

В докладе приводятся оценки Международного энергетического агентства, согласно которым к 2040 году 60 процентов прироста мирового спроса в секторе энергетики будет приходиться на ИТР. А потребности стран региона в соответствующих инвестициях превысят 1 трлн. долларов. Уже в 2018 году почти 30 процентов энергетического экспорта США на сумму в 50 млрд. долларов приходилось на государства ИТР. Особо отмечено сотрудничество Экспортно-импортного банка США (EXIM) и Японской компании страхования экспорта и инвестиций (NEXI) по расширению поставок в ИТР американского сжиженного природного газа (СПГ). Программа Asia EDGE уже привлекла сотни миллионов долларов на развитие возобновляемых источников энергии. Кроме того, в рамках программы также реализуются проекты СПГ на «миллиарды долларов», в том числе во Вьетнаме

В качестве важнейшего инструмента укрепления влияния США в регионе рассматриваются инвестиции в человеческий капитал. В ИТР проживает половина населения Земли, включая 58 процентов молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет. Инвестиции частных американских компаний, включая IT-гигантов, в обучение и переподготовку местных кадров уже составили «триллионы» долларов. В докладе утверждается, что выпускниками различных учебных программ по эгидой правительства США являются более 100 нынешних и бывших глав государств и не менее 360 действующих и бывших членов правительств стран ИТР. Более 357 тысяч человек, обучавшихся в Америке или по программам, финансируемым США, занимают «влиятельные» должности в различных сферах. 730 тысяч студентов из стран ИТР обучаются в США в настоящее время. Инициатива Молодые лидеры Юго-Восточной Азии (YSEALI) охватывает более 142 тысяч молодых людей. Активно продвигаются программы изучения английского языка, в том числе дистанционные.

Важным лейтмотивом в докладе Госдепартамента выступает постоянная отсылка к «общим ценностям», защита которых является «первоочередной» задачей Америки. И которые «разделяют» либо все страны ИТР, либо ближайшие союзники и партнеры США. Как указывает Госдепартамент, за исключением НАТО, все остальные военные альянсы США заключены со странами ИТР. Ключевыми союзниками США в ИТР названы Австралия, Япония – в т.ч. в рамках «Трехстороннего диалога», Южная Корея, Тайвань, которому в 2019 году администрация Трампа предварительно одобрила поставки вооружений на сумму в 10 млрд. долларов, а также Индия. В числе наиболее приоритетных партнеров США упомянуты государства АСЕАН, страны бассейна Меконга и островные государства Тихого океана. В военной сфере особо выделен Сингапур. В целом, по данным Госдепа, за два последних года существенно расширился перечень совместных военно-морских учений с участием США и стран региона. По данным Госдепартамента, высокопоставленные представители администрации Трампа совершают визиты даже в «малые» страны региона, к примеру, в Микронезию и Бутан.

Между тем,в августе нынешнего года эксперты Центра исследований США в университете Сиднея опубликовали доклад, согласно которому «США больше не располагают военным превосходством в Индо-Тихоокеанском регионе, они уступили это превосходство Китаю»[iii]. Дела Вашингтона регулярно расходятся со словами: буквально на днях, президент Трамп и вице-президент Пенс отказались от поездки на встречу с лидерами АСЕАН в Бангкоке, ссылаясь на интересы «предвыборной кампании». В ответ, как сообщает Gazeta.ru, главы стран-участниц АСЕАН «в большинстве своем проигнорировали» встречу с руководством американской делегации, которую возглавили помощник президента США по национальной безопасности и министр торговли.

В своем докладе, Государственный департамент вновь упоминает об идее «союза Тихоокеанских демократий», также известной как «Азиатская Антанта». В сентябре нынешнего года уровень Четырехсторонних консультаций США, Австралии, Индии и Японии был «повышен» до министерского и обозначил «новую веху в дипломатических усилиях» США в ИТР. При этом, не упомянуто о сохраняющейся напряженности между двумя ближайшими союзниками Америки в Азии, Японией и Южной Кореей[iv], что свидетельствует о глубоких и негативных для Вашингтона изменениях в региональной архитектуре международных отношений. 

Особо подчеркивается та «жизненно важная» роль, которую Вашингтон отводит развитию стратегических связей с Индией. Госдепартамент заявляет о «достижении новых высот» в развитии «стратегического партнерства» с Нью-Дели. На ноябрь нынешнего года запланированы первые совместные военные учения трех основных видов вооруженных сил Индии и США - Tiger Triumph. При этом в материалах Госдепартамента нет упоминаний о том, что виюне нынешнего года Трамп фактически объявил Индии торговую войну, лишив Нью-Дели торговых привилегий, позволявших беспошлинно поставлять на рынки США товары на сумму до 5.6 млрд. долларов[v]. Нет упоминания о раздражающем Вашингтон обширном военно-техническом сотрудничестве Индии с Россией, а также о наносящих удар по интересам Нью-Дели требованиях Белого дома о замораживании отношений с Ираном.

Как показывает доклад Госдепартамента, Соединенные Штаты настойчиво пытаются адаптироваться к быстро меняющимся реалиям Большой Азии. При этом подобно коллегам из Пентагона, американские дипломаты предпочитают не вспоминать, что Индо-Тихоокеанская стратегия, объявленная Трампом, и в существовании которой в качестве целостного проекта до сих пор сомневаются многие эксперты на Западе, перечеркивает целый ряд шагов, предпринятых в свое время Обамой. Никто не даст гарантий и относительно того, что результаты политики нынешней администрации не будут легко сведены на нет её преемниками. Пример изменения баланса сил в треугольнике США – Филиппины – Китай[vi] показывает, как легко США могут оказаться в патовой ситуации в региональных делах, когда нужно «либо уходить, либо нагнетать напряжённость». Америка по-прежнему пытается убедить страны ИТР в своей готовности к ведению длительной и напряженной борьбы за доминирование в регионе и в Азии в целом. Однако главный лейтмотив политики США остается неизменным – America first. Но далеко не все с этим согласны.

Россия считает, что американская концепция «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», не отвечает интересам большинства стран Азии и Тихого океана. Как отметил премьер-министр Дмитрий Медведев перед отъездом на встречу на высшем уровне по развитию инвестиций в рамках АСЕАН и Восточноазиатский саммит, проходивших в начале ноября, подход США «противоречит основополагающим принципам АСЕАН и может ослабить ее позиции». Москва поддерживает уже сложившуюся на базе АСЕАН инклюзивную систему отношений и взаимовыгодной кооперации, — отметил глава российского правительства.[vii] Со своей стороны, Россия предлагает государствам Азиатско-Тихоокеанского региона значительный позитивный опыт многостороннего взаимодействия, накопленный, к примеру, в рамках Шанхайской организацией сотрудничества и БРИКС+. Речь идет о самом широком спектре форматов взаимодействия и кооперации. Кроме того, Москва выступает последовательным сторонником создания таких механизмов обеспечения стабильности и безопасности в Большой Азии, в основе которых лежали бы принципы равноправия всех членов и отсутствие разделения на военные блоки.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати