ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Судьба курдов – «проблема, от которой никуда не уйти»

10:58 11.11.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

В соответствие с договоренностями, достигнутыми президентами России и Турции на недавнем саммите в Сочи, российские и турецкие военные начали совместное патрулирование некоторых районов на севере Сирии. Цель – удостовериться в выводе отсюда курдских вооруженных формирований. СМИ уже сообщают о стычках между курдами, с одной стороны, турецкой армией и турецкими прокси, с другой. Чуть позже патрулирование возобновили американцы. И в свою очередь подверглись обстрелу со стороны протурецких формирований.

Все эти события происходят на фоне начавшейся 30 октября в Женеве работы сирийского Конституционного комитета, созданного по инициативе России и при участии Турции и Ирана. Уже первые заседания комитета показали, что внутрисирийский диалог будет нелегким – стороны зачастую не слышат друг друга. В одном из недавних интервью Башар Асад предупредил, что Дамаск примет результаты работы Комитета только в случае, если они будут соответствовать национальным интересам страны. Формулировка обтекаемая, но очевидно, сирийский президент прежде всего имел в виду основополагающий, с его точки зрения, принцип территориальной целостности Сирии. А значит, - говорил о курдской проблеме.

После начала турецкой операции «Источник мира», американо-турецких договоренностей в Анкаре и Сочинского меморандума России и Турции, курды почувствовали, что почва, на которой они собирались строить свою автономию (или все таки независимость?) уходит у них из-под ног. Теперь они «разрываются» между разными центрами политического притяжения.

По словам председателя исполкома Сирийского демократического совета (политическое крыло Сирийских демократических сил (СДС) – А.И.) Ильхам Ахмед, курды нуждаются в содействии Москвы для переговоров с Дамаском[i] и... рассчитывают на помощь США в вопросе интеграции в политическую систему Сирийской арабской республики. При этом с нескрываемой обидой Ахмед добавила: «Они (т.е. США) просто используют нас в качестве бойцов, сражающихся то тут, то там, но мы хотим быть частью политического процесса».[ii] И, наконец, по ее же словам, Совет «работает с ООН» над вводом на север Сирии «голубых касок».

Турции, всеми силами старающейся отодвинуть от своих южных границ курдских боевиков и организовать там «арабский заслон» из возвращаемых на родину сирийских беженцев, нужна «своя», подконтрольная, буферная зона, и она тоже ведет переговоры с Организацией объединенных наций по этому вопросу. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш после встречи с Реджепом Таййипом Эрдоганом заявил о том, что организация рассмотрит соответствующее предложения турецких властей.[iii]

Вполне коррелируется с планами Анкары и предложение министра обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр о создании вдоль турецко-сирийской границы «международной» зоны безопасности - западные игроки рассматривают, как правило, свободных от религиозного фанатизма курдов прежде всего в качестве противовеса исламским радикалам во всем ближневосточном регионе.

Примечательно, что все эти проекты (в том числе и турецкий) в конечном итоге допускают существование на сирийской земле курдского квазигосударства.

Впервые в современной истории о международно признанной курдской государственности говорилось в Севрском мирном договоре (1920 г.), ознаменовавшем окончание войны между Османской империей и странами Антанты. Статьи 62-64 документа предполагали создание сначала подмандатного Франции, Англии и Италии, а затем и независимого Курдистана к востоку от Евфрата. Но это было давно, а в 2015 году директор Разведывательного управления министерства обороны США Винсент Стюарт предсказал распад Ирака и Сирии и появление на их территории независимых курдских провинций. К тому времени уже два года как в Сирии существовала федерация Рожава, а в 2017 году Иракский Курдистан попытался официально оформить выход из-под юрисдикции Багдада, проведя провальный референдум.

И вот совсем недавно глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу прямо обвинил Францию и Израиль в попытках создать курдское государственное образование под управлением «террористов» из сирийских Отрядов народной самообороны и Рабочей партии Курдистана.[iv] Израиль никогда не скрывал своей заинтересованности в обретении государственности курдами, на оказание им всесторонней помощи в этом вопросе неоднократно намекали и в Вашингтоне. Правда, практически ничего не сделали, но сейчас речь не об этом. Не забывая «кто в доме хозяин», турецкое руководство, как правило, воздерживается от прямых обвинений в адрес США, но не отказывает себе в удовольствии при удобном случае покритиковать европейских партнеров по НАТО.

Москва безусловно и последовательно поддерживает Дамаск в вопросе о территориальной целостности Сирии, всякий раз делая акцент на временном характере любых «зон» на территории страны. Сейчас ее усилия сосредоточены на поддержании диалога между курдами и Дамаском.

Не так давно в интервью телекомпании Россия-24 Сергей Лавров говорил о большом значении обеспечения прав курдов (как и остальных меньшинств) в странах региона: «Мне кажется, что сейчас мы создали условия, которые позволят спокойно, не в промежутках между боевыми действиями, договариваться о судьбе курдов в Сирии. Это проблема, от которой никуда не уйти. Я бы сказал, что она стоит более широко, нежели только в преломлении к сирийскому кризису. Курды живут в Ираке, Иране, огромное количество – в самой Турции. Никто не хочет, чтобы эти страны, этот регион взорвался из-за напряжения вокруг курдской проблемы, чтобы курды испытывали ощущение, что они люди «второго сорта». Поэтому надо искать договоренности, которые бы опирались прежде всего на суверенитет и территориальную целостность каждой из этих стран и, во-вторых, обеспечивали курдам, как и любому другому этническому, конфессиональному меньшинству, неотъемлемые языковые, культурные и прочие права».[v]

Понятно, что «культурно-национальная автономия» в рамках САР курдов, внесших огромный вклад в победу над ИГ (запрещено в РФ) уже не устроит. Их больше интересуют упомянутые главой российского внешнеполитического ведомства «прочие права».

Пока переговоры ощутимых результатов не приносят. Дамаск слышать не хочет об автономии, возможно, небезосновательно считая, что в условиях Ближнего Востока федерализация – это начало распада страны. Со своей стороны, упоминавшаяся выше Ильхам Ахмед полагает, что главное – договориться «о том, как мы (т.е. курды – А.И.) управляем нашими (т.е. курдскими – А.И.) территориями».[vi] Сложность в том, что границы «курдских» территорий в Сирии никто никогда не определял, и сейчас СДС контролирует огромные, населенные арабами, районы, захваченные в ходе войны с запрещенным в России ИГ. К тому же решение Дональда Трампа отменить его же приказ о выводе американских солдат из Сирии делает курдов менее сговорчивыми.

Правда, стоит обратить внимание на то, что до недавнего времени от лица возглавляемых курдами СДС говорили в основном представители вооруженного крыла коалиции. Тогда как теперь на первый план выдвинулось ее политическое крыло - Сирийский демократический совет. Это, а еще то, что главой исполкома Совета является женщина, должно продемонстрировать всем интересантам миролюбивый характер курдской оппозиции, ее готовность решать проблемы без использования оружия.

Турция при этом занимает весьма настороженную позицию. По мнению турецкого лидера, ни США, ни Россия (несмотря на заявление Сергея Шойгу) не полностью выполнили свои обещания о выводе курдских отрядов: «Мы достигли соглашений с Америкой и Россией и придерживаемся  их. Но наши соглашения имеют силу при условии, если наши партнеры тоже выполняют свои обещания. Мы знаем, что здесь до сих пор остаются террористы. Нас не обмануть заявлениями о выводе террористов». Такое положение вещей, - подчеркнул турецкий лидер, - дает право Турции продолжить военную операцию против курдских «террористов».[vii]   

Гипотетическое возвращение Турции к силовому сценарию в буферной зоне, как это ни странно, может облегчить Башару Асаду «собирание земель», сделав курдов более покладистыми (да и Эрдоган много раз торжественно обещал, что турецкие войска до бесконечности не останутся на оккупированных сирийских землях). Задача же повысить договороспособность сирийского руководства в этой ситуации выпадает, прежде всего, на долю российской дипломатии.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати