ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Сочинский меморандум: Вашингтон не нужен

11:00 23.10.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

22 октября в Сочи состоялись переговоры между президентами России и Турции - Владимиром Путиными и Реджепом Тайипом Эрдоганом. Главная тема – ситуация на северо-востоке Сирии, где Турция приостановила операцию «Источник мира». Накануне пресс-секретарь российского президента предостерег журналистов от «завышенных ожиданий» относительно результатов встречи. И переговоры, очевидно, шли непросто – они продолжались более шести часов!

Принципиальная позиция Москвы хорошо известна и неоднократно озвучивалась российскими политиками разных рангов: действия Турции не должны мешать главному — развитию политического урегулирования в Сирии. А проблемы в турецко-сирийских отношениях, по мнению российской дипломатии, следует решать на основе Аданского соглашения 1998 года. Анкара – тоже за политическое урегулирование, но с «турецкой спецификой».

За считанные часы до российско-турецкого саммита из США пришла сенсационная новость: госсекретарь США Майк Помпео в одном из интервью сообщив, что Вашингтон предпочитает мир войне, добавил: «Но если … военные действия (из контекста можно предположить, что против Турции – А.И.) будут необходимы, то вы должны знать, что президент Трамп полностью готов предпринять такие действия».[i] Вероятно, таким образом он предостерег Эрдогана от усиления координации действий с Россией. Правда, добился, скорее, обратного результата. Но об этом – ниже.

Переговорам в Сочи предшествовал целый калейдоскоп событий. Россия во все предшествующие встрече двух президентов дни плотно работала со своими контрагентами по Сирии. В частности, 18 октября Анкару посетила делегация во главе со специальным представителем президента РФ по сирийскому урегулированию Александром Лаврентьевым. Кстати, с американскими коллегами, прибывшими в турецкую столицу обсудить ту же проблематику, российские дипломаты разминулись буквально на часы.

Тогда на встречу с Эрдоганом приехала весьма представительная делегация во главе с вице-президентом США Майком Пенсом. Его сопровождали госсекретарь Майк Помпео, советник по национальной безопасности Роберт О’Брайен и спецпредставитель Госдепартамента по Сирии Джеймс Джеффри. Результаты турецко-американских переговоров обе стороны расценили как свою победу. По их окончании было объявлено о приостановке военной операции на 120 часов, о полном прекращении боевых действий после вывода из гипотетической буферной зоны отрядов Сирийских демократических сил (СДС) и об отмене американских санкций в отношении Турции «в случае обеспечения устойчивого прекращения огня на северо-востоке Сирии». Кроме того, в итоговом документе было подтверждено обоюдное стремление к дальнейшему углублению сотрудничества в рамках Североатлантического альянса: «Стороны признают необходимость координации позиций по ситуации на северо-востоке Сирии в контексте обеспечения совместных интересов двух стран… Анкара и Вашингтон готовы защищать территорию НАТО (а не просто Турции! – А.И.) от всех видов угроз».[ii] Сразу по окончании встречи Джеймс Джеффри и глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу сообщили о том, что судьба занятых к тому времени армией САР районов будет решаться в ходе российско-турецких переговоров.

Днями раньше обещавший разрушить турецкую экономику и призывавший турецкого лидера «не валять дурака» Дональд Трамп на радостях поблагодарил своего «друга» и «чертовски хорошего лидера» Эрдогана за прекращение огня. Ну а потом все-таки «поставил его на место», сравнив Турцию и курдов с детьми: «Иногда им нужно дать немного повоевать… Это как с двумя детьми: им нужно дать подраться, а потом разнять».[iii] Вероятно, пассаж преследовал целью «осадить» турецкого коллегу, чтобы тот не слишком «задавался». Справедливости ради надо отметить, что по сути «разняла» противоборствующие стороны Россия, инициировав переговоры между курдами и Дамаском. Ну, да ладно.

Впрочем, турецкий «ребенок» давно стал проблемой для американцев. На пике американо-турецкой ссоры, по информации газеты New York Times, в Госдепартаменте даже рассматривали вариант вывоза с турецкой базы Инджирлик находящихся там ядерных боеголовок (позже Дональд Трамп такую вероятность отверг). После всех пертурбаций в отношениях между Турцией и Западом за последние пару лет, в Североатлантическом альянсе и прежде всего – в США Анкару вряд ли будут считать надежным партнером. По мнению британской Financial Times, действия Турции на сирийском направлении вызвали целое «смятение» в НАТО. Официальные лица в Вашингтоне и Брюсселе предпочитают не высказываться на эту тему, но, скорее всего, они согласятся с американским военным историком Максом Бутом: «Даже если Турция останется в НАТО, США и другим странам — членам альянса следует избавиться от иллюзии по поводу того, что Турция является надежным партнером. Они должны относиться к Турции как к стране, являющейся наполовину другом и наполовину соперником».[iv] Вот так теперь Запад смотрит на своего члена альянса! Турецкая проправительственная и частично оппозиционная пресса также пестрит аналогичными комментариями. Хотя, в первом случае их можно рассматривать как часть нацеленной на западных партнеров пропагандистской кампании под девизом «Вот уйдем от вас – будете знать!»

Острейший кризис на «межпрезидентском» уровне вызвало составленное в оскорбительном ключе письмо, в котором Трамп советовал Эрдогану договориться с СДС, чье руководство тогда, якобы, было готово пойти на серьезные уступки Анкаре. Турецкий лидер, рассвирепев, выбросил письмо в корзину для бумаг. «Мы начали операцию 9 октября, вот это и есть наш ответ на письмо Трампа. Мы ранее не видели, чтобы уровень отношений снижался настолько, чтобы такие письма получать…». — с обидой заявил позже глава МИД Турции.[v]

Но вряд ли обида стала причиной операции. К ней давно все было готово, и по сути, «сигналом» для вторжения стал вывод американских военнослужащих с северо-востока Сирии. Турции удалось установить контроль над пограничными городами Тель-Абьяд и Рас Аль-Айн, и вклиниться между ними на сирийскую территорию примерно на 30 километров.

Когда в подконтрольные курдам районы выдвинулась сирийская армия, Эрдоган отказался верить в возможность договоренности руководства СДС с Дамаском, и даже «не допускал мысли» об этом. Но потом смирился с действительностью, заявив: «То, что режим вошел в Манбидж, для меня не очень важно. Почему? В конце концов, это их земли. Для меня важно, чтобы здесь не было террористических организаций».[vi] И это было сказано о Манбидже, взятие которого сам турецкий лидер объявил одной из главных целей операции, и о «режиме», которому он отказывает в легитимности! Тогда стало ясно, что договороспособность Анкары растет на глазах. Пусть воинственная риторика на тему «в любом случае добьемся поставленных целей!» продолжала звучать с самых высоких трибун.

Но вернемся к сочинскому саммиту. Если оставить за скобками декларативную часть подписанного президентами «Меморандума о взаимопонимании между Российской Федерацией и Турецкой Республикой», стороны договорились сохранить существующий статус-кво пока занятого турецкой армией района между Телль-Абъядом и Рас-эль-Айном. Пока, потому что Эрдоган подтвердил отсутствие притязаний на сирийские земли. А вот «в зону, находящуюся за пределами турецкой операции», т.е. на всю остальную территорию, объявленную Турцией целью «Источника мира», будут введены российские и сирийские части. Их главной задачей станет контроль за отводом всех курдских формирований на юг. Впрочем, турецкие военнослужащие смогут (совместно с российскими) патрулировать 10-километровую полосу вдоль всей турецкой границы. Где будут находиться и сирийские военные! И здесь, по словам Владимира Путина, «без взаимоуважительного сотрудничества между Турцией и Сирией не обойтись».

В итоге, наступление турецкой армии остановлено, Анкара, хоть и не получила контроля над буферной зоной, но «отодвинула» отряды СДС от своей границы, а Дамаск, напротив, возвратил контроль над своей приграничной полосой. Кроме того, «Стороны также подтвердили важное значение Аданского соглашения и условились, что Россия будет содействовать осуществлению этого соглашения в современных условиях».[vii] Эту статью «Меморандума…» можно рассматривать как вынужденное согласие Анкары на начало диалога с Дамаском. На первых порах, конечно, опосредованного.

Говорить о переломе в ситуации на северо-востоке Сирии, на наш взгляд, преждевременно ввиду нерешенности «курдской проблемы»: с одной стороны, по словам главнокомандующего войсками СДС Мазлума Абди, курды не согласятся с (турецкой) оккупацией, с другой, договоренности курдов с Дамаском, который по-прежнему отказывается рассматривать саму возможность курдской автономии, не конкретизированы. Кроме того, сохраняется присутствие, пусть и символическое, американских военных в нефтеносных районах страны. И эти факторы продолжают подпитывать курдский сепаратизм.

Так что, впереди еще много работы, будем надеяться, что по большей части – политического характера.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати