ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

США vs Иран – ни мира, ни войны. А деньги надо считать…

16:06 27.08.2019 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Если оценивать самые интересные моменты саммита G-7, прошедшего во французском Биаррице, то можно обратить внимание на три момента.

Первый, который емко выразил в своем комментарии автор «политического обозрения» Илья Морозов: «Вашингтон забыл о том, что Запад един – теперь Белый дом только предъявляет неоплаченные счета». Здесь мы не будем развивать этот тезис, но зафиксируем его.

Второй момент – приезд на саммит в качестве «guest star» премьер-министра Индии Нарендры Моди. Честно говоря, было удивительно, как скромно встретили его руководители «Большой семерки». Кроме Макрона премьер-министру гигантской страны, входящей в число ведущих экономик мира, никто внимания и не уделил. А британец Джонсон, так тот вообще, кажется, был поражен, что бывшая колония с Лондоном «на короткой ноге» да ещё на саммите G-7. Да, вот так и бывает – «Sic Transit Gloria Mundi»… Впрочем, о визите Моди в Биарриц мы ещё поговорим отдельно.

И, наконец, третий интересный момент, на наш взгляд, это приезд на саммит министра иностранных дел Ирана. Его появление было настолько ярко и впечатляюще, что даже американцы запутались в заявлениях о том, знал ли Трамп, что Мохаммад Джавад Зариф прилетит, или был «не в курсе». В любом случае, Трампу стало ясно, что Европа играет свою игру вокруг Ирана, не обращая внимания на грозные окрики из Вашингтона.

По итогам саммита «Bloomberg» высказался так, как никогда не позволял себе прежде под заголовком «Macron Rips Up Agenda for His G-7 in a Fit of Climate Fury» («Макрон рвет повестку дня для своей G-7 в приступе климатической ярости»): «It took the French president less than 24 hours to wrong foot his closest partners and toss a curve ball into the buildup to the Group of Seven summit. And all this when Macron was supposed to be shoring up the European alliance for another confrontation with Donald Trump». – «Президенту Франции понадобилось менее 24 часов, чтобы обидеть своих ближайших партнеров и создать серьезные сложности в то время, как Макрон должен был укрепить Европейский альянс для очередной конфронтации с Дональдом Трампом».

Ещё бы! На саммите в самый последний момент появляется высокий представитель Ирана, и Макрон проводит с ним отдельную встречу, которая не была продекларирована, то есть играет сам на себя на глазах у всей «команды G-7». При этом французы заявляют, что это СМИ лидеры «семерки» поручили подобную миссию Макрону потому, что он «в течение нескольких месяцев выступал посредником, регулярно общаясь с президентом Ирана Хасаном Рухани».

Затем Трамп в некотором смятении дезавуирует это – он прямо говорит, что не участвовал в обсуждении общего послания Ирану. И остальные сделали вид, что не в курсе. Зачем такое Макрону?

Пресса обратила внимание на то, что Макрон провел встречу с иранским министром иностранных дел Мохаммадом Джавадом Зарифом не в формате «без галстуков», а в формате «без пиджаков».

 

Фотo от пресс-службы МИД Ирана

Иран же, между тем, приехал с конкретной просьбой к «Большой семерке» - дайте нам разрешение на экспорт 700 тысяч баррелей нефти в сутки. Ирану нужны деньги, и благожелательная позиция Макрона здесь очень кстати. Другое дело – может ли один Макрон решить такой вопрос с учетом того, как он поставил перед фактом коллег по G-7?

По моей просьбе прислала комментарий Анастасия Попова, заведующая бюро ВГТРК в Западной Европе. Она там провела все время саммита и поделилась своими наблюдениями: «По Ирану, на мой взгляд, Макрон надеялся, что удастся усадить за один стол Трампа и Зарифа здесь, в Биаррице, и тогда можно будет выставить это, как личную дипломатическую победу и безусловный успех саммита. Но не получилось. Зариф улетел, а Макрон стал оправдываться, мол, он просто так главу МИД позвал, чтобы пообщаться на полях саммита, будто не было их встречи на прошлой неделе в Париже, куда Зариф прилетал переговорить. Макрон хотел стать вожаком «семёрки», но его одернул Трамп. Макрон сконфуженно объяснился и теперь обещает новую сенсацию – встречу Трампа с Рухани в Париже в ближайшие недели. Хочется свершений на поле международном в отсутствии вариантов решения на поле внутреннем. А тут – и «жёлтые жилеты», и грядущая пенсионная реформа, и бастующие пожарные, и бунтующая полиция, на счету которой уже 46 самоубийств с начала года, и беженцы, и исламизация Франции. Проблем выше крыши, поэтому и нужен козырь, нужны достижения, а их пока у Макрона мало».

Да и, добавим, с саммитом Макрон, это же видно – не справился в своих интересах.

Конечно, никому в Европе не нужен ценник на нефть в 200 долларов. А к этому может скатиться ситуация в случае резкого обострения отношений тех же США с Ираном и возможного перекрытия Ормузского пролива, через который на рынок выходит из стран Персидского залива до 1/3 всей нефти мира. Поэтому европейцам, конечно, важно, чтобы там было все тихо. При этом цены на логистику уже поползли вверх – англичане, например, стали платить много больше, чем прежде, за охрану проводки танкеров через Ормуз.

В канун саммита в Биаррице то же агентство «Bloomberg» сообщило, что президент Франции предложил разрешить Ирану в течение ограниченного периода времени продавать нефть в обмен на то, что Тегеран вернется к соблюдению подписанного в 2015 году «Совместного всеобъемлющего плана действий» (СВПД) и поможет снизить напряженность в Персидском заливе. Но как-то поддержка этой идеи со стороны Великобритании, Германии и других членов клуба G-7 публично не прозвучала. И вброс о том, будто Макрону все участники саммита поручили провести переговоры с Ираном, был быстро дезавуирован.

Впрочем, эта история получила продолжение. Сам Трамп вдруг высказался в адрес Ирана вполне миролюбиво: «Я хочу видеть очень хороший Иран, очень сильный, мы не хотим смены режима… То, чего мы хотим, очень просто. Он (Иран) должен быть неядерным. Мы будем говорить о баллистических ракетах, мы будем говорить о сроках. Но они должны остановить терроризм. Я думаю, они изменятся, правда. Думаю, у них есть шанс».

Более того, Трамп нажал – впрочем, безуспешно – на коллег тем, что высказал желание пригласить Россию на следующий саммит G-7, который будет принимать у себя в США. И в его словах опять прозвучала тема Ирана: «Россия должна присутствовать в зале для обсуждения проблем Ирана, Сирии и КНДР». Как сообщали источники японской прессы, в зале «мягко говоря, обстановка стала накаляться».

Возможно, именно поэтому Трамп решил снизить тон по иранскому вопросу – в случае продолжения этого противостояния с Тегераном у Трампа остается хороший козырь, чтобы мотивировать приглашение Владимира Путина на G-7 в 2020 году – «надо, мол, решать проблему, а без России её не решить». К тому же Трампу, наверняка, доложили, что российский Военно-Морской Флот готовится к совместным с иранскими ВМС учениям. И это не добавляет ему оптимизма в том, чтобы рано или поздно, под нажимом Израиля или Саудовской Аравии, либо по собственной инициативе, у США созрел вариант военного удара по Ирану. Вопрос о провоцировании там «цветной революции» также стоит в вашингтонской повестке дня, но сил и средств для этого не хватает – Иран не та страна, где жители станут скакать на площадях…

Есть ещё один аргумент, который может как-то объяснить это заявление Трампа: «Я хочу видеть очень хороший Иран, очень сильный, мы не хотим смены режима». У него же начинается предвыборный цикл-2020, и война с гарантированными потерями американских солдат кандидату на пост президента США сейчас совершенно не нужна.

Но… Есть в этой истории «США vs Иран» ещё один аспект, о котором недавно тихо поведали в некоторых информированных кругах. Не беремся утверждать, что все так и есть, но процитируем версию, которая логично объясняет политику Трампа в отношении Ирана в пику политике Обамы на том же направлении.

То, что Трамп старается отбрасывать одно за другим «достижения» Обамы – что во внутренней, что во внешней политике, – это ясно. Не ясно, почему Трамп так окрысился именно на Иран? Кто-то скажет – под давлением Израиля? Но другие говорят об ином.

В частности, свою версию высказал портал «Военный пристав» (WPRISTAV.ru) в статье «Иран берут в блокаду»:

«…В дополнение к иранской ядерной сделке между администрацией Б. Обамы (а фактически "группой Дж. Керри") и руководством Ирана был подписан дополнительный закрытый Протокол, подразумевающий особые соглашения по экономическому сотрудничеству и разделу сфер влияния в ближневосточном регионе. Перспектива его реализации уже тогда вызвала самое серьезное сопротивление властей Израиля и Саудовской Аравии, которые активно пытались не допустить подписания СВДП вплоть до самого последнего момента, развернув масштабную лоббистскую кампанию в США.

В конечном счете, этот закрытый Протокол стал причиной выхода США из сделки и предопределил текущий стратегический союз Д. Трампа против Ирана с Израилем и Саудовской Аравией, а также их внешнеполитическую поддержку Д. Трампа, как фигуры способной сломать эту сделку.

Что касается американских контрэлит, стоящих за Д. Трампом, то для них в этом процессе ключевой целью является перезаключение иранской ядерной сделки на новых условиях, т.е., по сути, в интересах других международных игроков и с учетом раздела Ближнего Востока в интересах США (групп, связанных с Д. Трампом и заключивших с ним альянс), Израиля ("группа Б. Нетаньяху") и Саудовской Аравии (наследный принц Мухаммед и его семья).

До недавнего времени военный сценарий рассматривался "ближним окружением Д. Трампа” лишь на случай, если меры экономического и дипломатического воздействия окажутся не способны разрушить "иранский проект" и заставить Иран перезаключить сделку».

То, что Трамп заявил сейчас о нежелании «менять режим» в Иране может свидетельствовать об успехах лоббистов новой сделки с Ираном. Тогда становится логично объяснить нежелание Трампа участвовать во французских инициативах. У него – своя линия.

И, если эта версия, в конце концов, будет подтверждена реальной политикой и замирением между США и Ираном, то опять «город и мир» увидят, как разнообразные интересы и большие деньги решают «вопросы войны и мира». Те самые 700 тысяч баррелей в сутки, о чем просит Иран, это реальная сумма в долларах, на часть которой, как представляется, претендует группа поддержки Трампа. Это так по-американски…

«Nothing personal, just business».

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати