ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Опасности афганского урегулирования

15:33 14.08.2019 • Георгий Асатрян, кандидат исторических наук, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД), колумнист ТАСС, политический консультант

Фото: vestifinance.ru.

Сложность достижения мира в Афганистане обусловлена не только внутренними факторами, но и конфликтами в регионе

Вокруг Афганистана идут серьезные геополитические и дипломатические процессы. Их цель – достижение перемирия путем подписания соглашения между конфликтующими сторонами – официальным Кабулом и радикальным этнорелигиозным движением «Талибан» (запрещен в России). Кажется, что вот-вот что-то произойдет, будет подписан некий документ, формулирующий консенсус и взаимные уступки враждующих сторон. Но успех не гарантирован. Афганский процесс на то и афганский. Идущие без остановки переговоры могут сорваться в любой момент. Помимо чрезмерно сильной неприязни участников вооруженного противостояния, есть и другие факторы, которые могут осложнить достижение перемирия в Афганистане. Во-первых, возможный конфликт между США и Ираном. Во-вторых, обострившиеся отношения между Индией и Пакистаном

В феврале 2018 года произошла политическая сенсация. Президент Афганистана Ашраф Гани выступил главным миротворцем и протянул руку талибам. Он заявил о готовности признать радикальное движение политической партией и выпустить из тюрем пленных. Радикалам предлагалось принять участие в выборах различного уровня и стать полноценной политической силой. Это стало, пожалуй, главным событием в истории Афганистана за последние годы. Фактически с подачи американцев и руками афганцев был запущен переговорный процесс между Кабулом, Вашингтоном и «Талибаном» - сторонами, которые с 2001 года были вовлечены в кровавую войну друг с другом.

Началась череда нескончаемых встреч, консультаций, конференций, заявлений и прогнозов. Сначала Кабул не хотел садиться за один стол с талибами, называя их террористами и врагами всего рода человеческого. Потом талибы не разговаривали с представителями официальных афганских властей, ссылаясь на то, что они «марионетки безбожников». Затем американцы не хотели из-за политических и репутационых рисков разговаривать с талибами. Но все это осталось позади. Стороны провели уже восемь официальных раундов переговоров. Самая свежая встреча завершилось буквально накануне в катарской столице Дохе. Причем по заявлению сторон, переговорщики достигли существенного прогресса.

Основная цель, которую преследуют американцы – подписание перемирия и некого подобия мирного соглашения. Афганская кампания для США в целом провалилась. США не достигли своих целей и пытаются уйти красиво. «Талибан», а точнее говоря, его умеренно-прагматичная часть, будет интегрирована в политическую жизнь Исламской Республики. Будет создано правительства некого национального единства. И все это позволит американцам покинуть Афганистан, заявив о своем успехе. Конечно, США полностью оттуда не уйдут, это не в их геополитических интересах. Однако замирение Афганистана позволит им осуществить давнюю мечту: снизить издержки, вывести значительную часть войск и сосредоточиться на иных процессах.

Однако сложностей много. И не все они имеют внутриполитический формат. Афганистан находится в важной географической точке мира, где переплетены интересы большого числа мировых и региональных акторов.

Первый узел противоречий, имеющий потенциал сорвать любые возможные договоренности с талибами, - Исламская Республика Иран. Президент Хасан Роухани был прав, заявив, что «война с Ираном станет матерью всех войн». Действительно, с приходом Дональда Трампа многие аналитики и журналисты начали всерьез говорить о возможной войне. Трамп собрал вокруг себя исключительных иранофобов. Советник по нацбезопасности Джон Болтон известен тем, что выступал с прямыми призывами бомбить Иран. В свою очередь, хозяин Овального кабинета называл иранское государство «террористическим» и открыто заявлял о своих намерениях «разобраться с главным спонсором радикализма».

Появление на Ближнем Востоке Исламской Республики Иран стало экзистенциальной угрозой для стратегических интересов США на Ближнем и Среднем Востоке. В одночасье Тегеран из союзника превратился в злейшего врага, ядро фанатичного антиамериканизма, противника Вашингтона в ключевом регионе мира. Экономический фактор имел не меньшую роль. В конце XX века Соединенные Штаты были крупнейшим покупателем ближневосточной нефти. Вся региональная стратегия США строилась на постулатах обеспечения бесперебойных и безопасных поставок нефтепродуктов. Иран был не только надежным поставщиком, но и фактически «своим парнем» на этом поле.

Но это уже история. Сегодня Исламская Республика противник США практически по всем вопросам международной жизни. Возможна ли война с Ираном? Разумеется, да. Однако пока она маловероятна. Но в любом случае, теоретически может сорвать любые планы, наработки и процессы, связанные с примирение враждующих сторон в Афганистане.

Вторым региональным конфликтом, способным сорвать афганский мирный процесс, является индийско-пакистанские противоречия.

В начале августа ситуация вокруг спорных территорий в Кашмире обострилась. Теоретически она уже сейчас может вылиться в вооруженный конфликт между Индией и Пакистаном, который имел место в начале нынешнего года. Напомним, что 14 февраля пакистанская террористическая группировка, запрещенная ООН, совершила очередной акт насилия в индийской части Кашмира. В результате вылазки радикалов был убит 41 солдат вооруженных сил Индии. Это был теракт с использованием смертника на автомобиле, начиненном взрывчаткой. Ответственность на себя взяла группировка «Джайш-и-Мухаммед» (JeM), известная своей связью с Межведомственной разведкой Пакистана (ISI). Ответ не заставил себя долго ждать. 26 февраля индийские самолеты нанесли удар по лагерям подготовки боевиков в местечке Балаконт в Пакистане.

Нынешний этап связан с решением парламента Индии отменить автономию индийской части Кашмира. Пакистан заявил решительный протест и начал в судорожном порядке сколачивать дипломатическую коалицию против Нью-Дели. Вооруженные силы обеих стран приведены в боевую готовность, а по сообщениям мировой прессы, в приграничных регионах и пакистанской части Кашмира начали наблюдаться скопления радикальных исламистских группировок. Так, лидер террористической организации JeM Масуд Ажар заявил, что начал работу по активизации радикального подполья в Кашмире.

Исламабад начал вести агрессивную дипломатию, пытаясь получить поддержку Запада и стран исламского мира. А после недавнего визита в США премьер-министр Пакистана Имран Хан почувствовал возможность активизировать политику и на кашмирском направлении. Эксперты ссылаются на возможный сценарий по дестабилизации этого региона путем поддержке радикальных группировок. Ранее в США побывал Камар Баджва, глава штаба сухопутных войск, а это ключевая военная должность в Пакистане. Там ему были даны очень серьезные гарантии. Во-первых, официальный Исламабад не будет внесен в список стран-спонсоров терроризма (Financial Action Task Force). Следовательно, ему удастся избежать санкций. Кроме того, Пакистану будет вновь открыт доступ к дешевым кредитам МВФ и Всемирного банка. И, наконец, Вашингтон поспособствует получению местной элитой финансовой помощи со стороны Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Катара.

Однако пакистанская армия не может рассчитывать на какие-либо серьезные военные победы против индийских вооруженных сил. Исламская Республика находится в достаточно серьезном экономическом кризисе и существенным образом уступает Нью-Дели в вопросах военного характера. С политической точки зрения вооруженные силы Пакистана не смогут списать свои провалы на политическую элиту, как это бывало неоднократно. Правительство Имрана Хана многими наблюдателями, как в Пакистане, так и а его пределами, рассматривается, как ставленник военных.

Пакистанская элита считает, что США заняты афганскими переговорами и не смогут уделить должного внимания дестабилизации ситуации в Кашмире. Более того, переговоры с «Талибаном» и надежды на компромисс с этой группировкой не позволит Америке оказать давления на Исламабад. Понимая это, Имран Хан и военно-политическая элита Пакистана пошла на решительные действия в направлении Кашмира. Пакистанская разведка лоббирует жесткие меры против Индии. Пакистанские военные хотят подтолкнуть радикальные исламистские группировки к трансграничным атакам против Индии. Нью-Дели в свою очередь не сможет оставить это без ответа.

Одним словом, на индийско-пакистанском треке наблюдается серьезная дестабилизация, которая теоретически может вылиться в серьезный конфликт. Это в свою очередь способно сорвать мирный процесс вокруг Афганистана и подтолкнуть конфликтующие стороны к новому ветку диверсионно-террористической войны. А учитывая зависимость и контакты «Талибана» с Пакистаном, о мирных переговорах можно будет забыть надолго. Короче говоря, вокруг афганского процесса остается много вопросительных знаков. И для успеха в Афганистане необходим широкий региональный и мировой консенсус по многим конфликтным вопросам международной жизни.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Версия для печати