ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Главная проблема безопасности в Персидском заливе – отношения США-Иран

11:37 26.07.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Ситуация вокруг Исламской Республики Иран (ИРИ), её отношения с Соединенными Штатами развиваются в последние месяцы по синусоиде: падение – взлёт, взлет – падение.

Жаркий июнь, когда дело дошло до того, что президент США Дональд Трамп был готов нанести удар по Ирану, сменился вроде бы умеренным июлем, 16 числа президент Трамп на заседании правительства в Белом доме заявил, что с Ираном достигнут большой прогресс: «Посмотрим, что произойдет. Но большой прогресс был достигнут». Речь шла об официальных американо-иранских переговорах по широкому кругу вопросов. В Тегеране также обсуждали их возможность и тематику.

Однако не прошло и трех дней, как 19 июля Корпус стражей исламской революции (КСИР) захватил танкер Stena Impero под британским флагом. Никто не сомневается, что это зеркальный ответ на захват 4 июля поблизости от британской колонии Гибралтар танкера Grace 1 перевозившего 2 млн. барр. нефтепродуктов иранского производства в подконтрольный сирийскому правительству Башара Асада порт Банияс. Но здесь у англичан был формальный повод — танкер шел в Сирию, которая находится под санкциями Евросоюза. А Британия пока еще из ЕС не вышла. К тому же англичане готовы отпустить танкер, если он не пойдет в Сирию.

Как заявил официальный представитель важнейшего контрольного органа ИРИ - Наблюдательного Совета Аббас Али Кадходайи, «захват его страной британского танкера Stena Impero является ответной мерой на конфискацию иранского нефтяного танкера…<…> «Правило ответных действий хорошо известно в международном праве. …<…> Меры иранского правительства по противодействию незаконной экономической войне и захвату нефтяных танкеров являются примером этого правила и основаны на международном законодательстве». [1]

Захват Stena Impero может иметь два негативных последствия для ИРИ. Во-первых, такие действия могут склонить Великобританию и другие страны ЕС (Париж и Берлин поддержали Лондон) к активному прессингу Ирана. До сих пор Великобритания, Франция и Германия выступали на стороне Тегерана в его политико-экономическом противостоянии с США, точнее – с администрацией Дональда Трампа по проблеме Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Если страны ЕС перестанут сдерживать американское давление, и присоединятся к нему, это обернется для Ирана огромными экономическими и политическими потерями и, вероятно, приведет к развалу ядерной сделки.

Во-вторых, в случае дальнейшего обострения «танкерной войны» США могут ответить на подобную блокировку Ираном Ормузского пролива военными действиями. В разных концах света вспомнили, как в апреле Тегеран устами начальника генштаба вооруженных сил Ирана генерал-майора Мохаммада Багери [2] и командующего ВМС КСИР адмирала Алиреза Тангсири [3] угрожал перекрыть Ормузский пролив, если США заблокируют ему возможность экспортировать нефть. Речи о наземной операции США и их союзников, разумеется, не может идти по многим причинам. Но авиационные и ракетные удары по объектам военно-морских сил Ирана исключать нельзя.

Напомним, что Ормузский пролив - важнейшая артерия, связывавшая нефтедобывающие страны Персидского залива с мировым нефтяным рынком. Пролив — единственный выход для многих арабских стран (Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, ОАЭ, Оман) в Аравийское море и далее в Мировой океан. Этим путем переправляется около 17 млн. барр. нефти в сутки, приблизительно пятая часть общего объема танкерной нефти в мире, а также треть всех объемов перевозимого сжиженного природного газа.

При этом Ормузский пролив относительно легко может быть заблокирован, поскольку в узких местах его ширина не превышает 34 км. Северное побережье пролива принадлежит Ирану, южное — Объединенным Арабским Эмиратам и Оману.

Обеспокоенная складывающейся ситуацией Великобритания выдвинула идею военно-морской миссии по обеспечению безопасного судоходства через Ормузский пролив. Этот план уже поддержан Францией, Италией и Данией. Будущая миссия патрулирования стратегических вод в зоне Персидского залива предполагает наблюдение и сопровождение коммерческих судов кораблями ВМС и авиацией. При этом европейцы понимают, что любая миссия с их стороны должна осуществляться в тесной координации с США.

Американцы также предлагают план создания международной морской коалиции для содействия свободе судоходства и безопасности на море в районе Персидского залива, и для «отслеживания всех перевозок» под названием Sentinel («Страж»). При этом подчеркивается, что США будут действовать «агрессивно», чтобы обеспечить свободный проход судов.

По всей вероятности, Лондон и Вашингтон согласуют планы для совместных евро-американских действий в Персидском заливе.

В то же время в западных столицах, естественно, отрицают, что своими инициативами пытаются сколотить морское военное объединение, которое бы действовало против Ирана. Коалиция, как заявлено, в большей степени ориентирована на расширение возможностей наблюдения. Хотя в это трудно поверить.

Уже сейчас ясно, что возможности наблюдения, по мнению американцев, должны обеспечиваться достаточной военной мощью. Насколько она «достаточна», можно судить по концентрации сил и средств вооруженных сил США и Великобритании в зоне Персидского залива. Она не просто «достаточна», она демонстративно чрезмерна.

Всего в Персидском заливе постоянно находится около 35 тыс. американских военнослужащих, в том числе в Кувейте – около 13,5 тыс., в Катаре – 8 тыс., в Саудовской Аравии - 9 тыс., в Бахрейне – 4 тыс.

На авиабазе Эль-Удейд в Катаре находится командный пункт американских ВВС, а на авиабазе Ас-Салия – передовой командный пункт центрального командования ВС США. В Бахрейне расположен штаб 5-го флота ВМС США и главные компоненты обеспечения его функционирования. Зона ответственности флота распространяется на Персидский залив, Аравийское и Красное моря.

В Омане США имеют право использовать военные базы Масира, Марказ-Тамарид, Сиб, Эль-Хасиб, пункты базирования ВМС в Маскате, Райсуте и Сиди Лехза. В Омане имеется командный пункт ВВС США.

Кроме того, как считает военный обозреватель Анатолий Цыганок,[4] в состав военно-морской группировки для действий в Персидском заливе могут включаться две авианосные ударные группы. На борту каждого авианосца находится свыше 5 тыс. человек, в том числе летный и летно-технический состав, а также 80 боевых самолетов. Общая численность личного состава в каждой группе – 12–15 тыс. человек. В свою очередь, группировка ВВС США может включать семь авиакрыльев и групп, насчитывающих более 700 самолетов. К операции может быть подключено свыше 40 самолетов-носителей крылатых ракет, атомные подлодки и надводные корабли (всего около 600 крылатых ракет морского базирования). Защиту группировок от ударов с воздуха могут осуществлять до 40 зенитных ракетных комплексов, часть из которых будут прикрывать Израиль, Ирак, Иорданию, Саудовскую Аравию и Кувейт.

Для мощного воздушно-космического воздействия на инфраструктуру ядерного комплекса Ирана и критически важные объекты его ВС могут быть использованы стратегические бомбардировщики ВВС США В-2А, дислоцированные на авиабазе Диего-Гарсия (архипелаг Чагос, Индийский океан).

Великобритания также имеет некоторое военное присутствие в регионе. В Персидском заливе у Великобритании имеется военно-морская база в Бахрейне. Там базируются 7 боевых и вспомогательных кораблей — ракетный фрегат Montrose. ракетный эсминец Duncan, четыре тральщика и десантный корабль. Кроме того, ракетный фрегат Kent находится на пути в Персидский залив в сопровождении заправщика Wave Knight.

Сверх того, Британия планирует отправить в Персидский залив атомную подводную лодку и отряды морской пехоты. Речь идет о субмарине типа Estute «Проницательный» водоизмещением в 7,8 тысячи тонн. Эта подводная лодка с атомным двигателем оснащена шестью торпедными аппаратами, а также способна нести крылатые и противокорабельные ракеты.

Такая военная мощь явно превосходит потребности в обеспечении безопасности судоходства через Оманский пролив и заставляет предположить, что у нее могут быть иные цели.

Принесший 24 июля присягу на пост министра обороны Марк Эспер сразу же заявил, что хочет обеспечить военно-морское присутствие в Персидском заливе для сдерживания Ирана, который угрожает задерживать любые американские торговые суда. Как выразился новый глава Пентагона, американские вооруженные силы будут делать все возможное на воде и в воздухе, чтобы обеспечить безопасное судоходство в Персидском заливе и Ормузском проливе. При этом г-н Эспер заявил, что не собирается начинать войну с Ираном.

Практически в ответ на это выступление Эспера президент ИРИ Хасан Роухани заявил: «Мы никому не позволим создавать беспорядки в Персидском заливе и Ормузском проливе. Мы не ищем напряженности или военных столкновений, и все, что мы сделали до сих пор, было пропорционально нарушениям другой стороны». Иранский президент особо подчеркнул, что безопасность в Персидском заливе и Аравийском море имеет огромное значение для Ирана.[5]

Таким образом, иранское руководство дает понять, что не потерпит враждебных действий в свой адрес в зоне Персидского залива со стороны военных миссий внерегиональных стран, вне зависимости от того, будут ли они созданы Соединёнными Штатами или Евросоюзом. [6]

Безусловно, что вся операция США Sentinel - это демонстрация силы и стремление заставить Иран начать переговоры по широкому кругу вопросов, связанных с разрушенным президентом Трампом СВПД. Однако подобное сосредоточение военных сил и средств в относительно небольшом регионе, при постоянном движении многочисленных судов под неусыпным контролем не менее многочисленных наблюдателей и «стражей» с разных политических сторон, причем с оружием в руках, чревато непредсказуемыми, случайными столкновениями между военными ИРИ и Запада, что может привести к возникновению серьезных конфликтов. Тем более, принимая во внимание резко негативную реакцию Тегерана на создание международных военных коалиций для защиты навигации в Персидском заливе.

Конечно, сопровождение танкеров боевыми кораблями, вертолетами и самолетами способно обеспечить судоходство в Персидском заливе, но при этом значительно повысить стоимость перевозок. Это временный и, надо сказать, отнюдь не безопасный вариант. Но самое главное – конвой не решит основной вопрос – вопрос безопасности в зоне Залива.

Здесь необходим не военный, а политико-дипломатический подход. И Россия сделала предложение, выдвинув на днях Концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива. [7]

В кратком изложении предложения России касаются нескольких проблем:

  • создание организации по безопасности и сотрудничеству, куда, помимо стран Персидского залива, входили бы Россия, Китай, США ЕС, Индия и другие заинтересованные страны;

  • соблюдение региональными участниками норм международного права;

  • транспарантное сотрудничество в военной сфере;

  • заключение соглашения по контролю над вооружениями, в том числе создание демилитаризованных зон, а также сбалансированное сокращение военного потенциала всеми сторонами;

  • подписание договора о борьбе с международным терроризмом, незаконным оборотом оружия и миграцией, наркотрафиком и организованной преступностью;

  • принятие шагов по превращению региона в зону, свободную от оружия массового уничтожения;

  • отказ от постоянных иностранных баз и постепенное сокращение военного присутствия нерегиональных игроков.[8]

Вне всякого сомнения, эти российские предложения своевременны, глубоки и всеобъемлющи. Но в очередной раз возникает резонный вопрос: готовы ли многочисленные и разношерстные участники военно-политических игр в зоне Персидского залива сегодня, в этой наэлектролизованной до предела, хаотичной обстановке принять или хотя бы обсуждать их? Ответ, к сожалению, скорее – отрицательный.

Ведь и в более располагающей обстановке идея коллективной безопасности повисала в воздухе. Так, в декабре 2015 г. в Московском центре Карнеги вышла брошюра американских политологов Фредерика Уэери (Frederic Wehrey) и Ричарда Соколски (Richard Sokolsky) под названием «Концепция новой системы безопасности в Персидском заливе».[9] Авторы во многом повторяют тезисы, выдвинутые российской стороной ещё в конце ХХ, начале XXI века по данной проблеме, и дают рекомендации Вашингтону как наилучшим образом прийти к правильному решению. Напомним, эта брошюра вышла после принятия СВПД, во времена президента Барака Обамы, когда, казалось, до определенной нормализации отношений между США и ИРИ оставался только шаг.

К великому сожалению, даже в тех относительно «диетических» условиях, идее коллективной безопасности в Персидском заливе не был дан ход. Военно-политические, экономические, исторически сложившиеся этнические, религиозные, идеологические противоречия ближневосточных и внерегиональных акторов, их амбиции оказались выше объективной реальности, выше обеспечения коллективной безопасности в регионе.

А что говорить о сегодняшнем дне, когда в зоне Персидского залива несогласия, противоречия, конфликты, противостояния между странами (в первую очередь между Ираном и остальными) готовы взорваться вооруженными столкновениями. Поэтому есть сомнения, что важнейшие российские предложения получат сегодня отклик, достойный их значения.

Однако оптимистическую ноту в эту минорную мелодию вносят именно глубина и содержательность предложенных Россией направлений строительства коллективной безопасности в зоне Персидского залива. Российская «идея создания системы безопасности в зоне Персидского залива может сыграть ключевую роль в консолидации политико-дипломатической активности в этом районе. Речь идет о реализации долгосрочной [выделено автором, В.С.] программы действий по нормализации обстановки, укреплению стабильности и безопасности, урегулированию конфликтов, определению основных ориентиров и параметров будущей системы посткризисного устройства [выделено автором, В.С.], а также путей реализации связанных с этим задач».[10]

Понятно, что работа по их «внедрению» рассчитана на годы. Но представляется, что сегодня на пути к реализации российской концепции главная проблема это нейтрализация кризиса в отношениях Иран - США. Именно ее решение создаст предпосылки для плодотворной работы по созданию коллективной безопасности в зоне Персидского залива.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Сайт иранского информационного агентства Fars [Электронный ресурс] – URL: https://en.farsnews.com/newstext.aspx?nn=13980429000235

[2] Сайт иранского информационного агентства ISNA [Электронный ресурс] – URL: https://en.isna.ir/news/98020804167/If-Iran-s-oil-not-to-pass-through-Strait-of-Hormuz-others

[3] Сайт иранского информационного агентства Mehr [Электронный ресурс] – URL: https://en.mehrnews.com/news/144384/Iran-to-block-Strait-of-Hormuz-if-its-benefits-denied-IRGC-Navy

[4] Сайт Независимой газеты, 05.07.2019. [Электронный ресурс] – URL: http://nvo.ng.ru/realty/2019-07-05/1_1051_pentagon.html

[5] Сайт иранского информационного агентства Mehr [Электронный ресурс] – URL: https://en.mehrnews.com/news/148032/Iran-won-t-allow-any-disturbances-in-Persian-Gulf-vows-Rouhani

[6] Сайт иранского информационного агентства Mehr [Электронный ресурс] – URL: https://en.mehrnews.com/news/147986/Iran-protector-of-region-Persian-Gulf-s-security

[7] Сайт Министерства иностранных дел РФ. [Электронный ресурс] – URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/international_safety/conflicts/-/asset_publisher/xIEMTQ3OvzcA/content/id/3733575

[8] См. там же.

[9] Сайт Московского Центра Карнеги. [Электронный ресурс] – URL: https://carnegie.ru/2015/12/02/ru-pub-62152

[10] Сайт Министерства иностранных дел РФ. [Электронный ресурс] – URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/international_safety/conflicts/-/asset_publisher/xIEMTQ3OvzcA/content/id/3733575

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати