ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Тринадцатый раунд переговоров по Сирии: когда наступит мир?

13:23 06.08.2019 • Аъзам Мурадов, стажер журнала «Международная жизнь»

Фото: А. Мурадов

Многолетний вооруженный конфликт на территории Сирийской Арабской Республики, продолжающийся с 2011 года, казалось бы, начал приближаться к своей завершающей фазе. Однако ситуация в стране по-прежнему остается крайне нестабильной и напряженной, несмотря на то, что в конце 2017 года было объявлено о победе над террористической группировкой «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в России). Центр тяжести сместился на северо-запад страны, где на данный момент активно ведутся боевые действия против последних оплотов вооруженной оппозиции.  На сегодняшний день ключевое значение имеют вопросы военно-политического урегулирования, репатриации беженцев и последующего восстановления Сирии.

Для решения данных проблем с 2017 года в Нур-Султане ведется переговорный процесс в рамках «астанинского формата», странами-гарантами которого выступают Россия, Турция и Иран. 1-2 августа состоялся тринадцатый раунд переговоров, участие в котором, помимо делегаций стран-гарантов, приняли правительство Сирии и представители сирийской вооруженной оппозиции, высокие представители ООН и Иордании. Также впервые в астанинском переговорном процессе принимали участие делегации от Ливана и Ирака.

О результатах состоявшейся встречи рассказали участники круглого стола «Переговоры по Сирии в Нур-Султане: итоги и перспективы урегулирования кризиса». Спикеры провели обзор текущей ситуации в Сирии, прежде всего в провинции Идлиб и на северо-востоке страны, где на данный момент сохраняются последние крупные очаги террористов. В ходе мероприятия также обсуждались планы Турции по созданию зоны безопасности на севере Сирии и то, как эти действия сочетаются с усилиями по урегулированию сирийского кризиса. Особое внимание участники круглого стала уделили вопросу формирования и начала работы конституционного комитета.

Один из участников круглого стола, директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев заявил, что в ходе переговоров сторонам удалось достичь перемирия в зоне деэскалации Идлиб с вооруженной сирийской оппозицией, однако уже 3 августа радикальная часть оппозиции сорвала перемирие, нанеся удар с помощью реактивных систем залпового огня по одному из городов провинции Латакия.

Проблема заключается в том, что к переговорам готова лишь мизерная часть оппозиции, которая составляет порядка 5-10% от общего числа. Это преимущественно протурецкая вооруженная оппозиция, которую очень условно можно назвать «умеренной». Остальная часть радикальных исламистов ни на какие перемирия идти не собирается. Она стремится сохранить свое влияние на нынешнем уровне, однако никто не собирается терпеть бесконечные атаки на мирное население.

«В этой зоне можно воевать бесконечно, если Турция продолжит подпитывать оппозицию и не изменит свою политику в отношении данной проблемы»

Евсеев предложил обратить внимание на следующие интересные данные, представленные российской стороной: только за полтора месяца в зоне деэскалации Идлиб ВКС России уничтожили 11 танков, 17 боевых машин пехоты (БМП) и 12 реактивных систем залпового огня (РСЗО). По мнению спикера, обеспечение бронетанковой техникой и артиллерией в таком количестве невозможно при закрытой границе с Турцией. «В этой зоне можно воевать бесконечно, если Турция продолжит подпитывать оппозицию и не изменит свою политику в отношении данной проблемы», – заявил Евсеев.

Более того, особое беспокойство вызывают данные, согласно которым Турция поставляет вооруженной оппозиции переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК), представляющие серьезную опасность не только для авиации Сирии или России, но и для мирного населения в других местах земного шара. Такая позиция Турции чрезвычайно мешает проведению любой наступательной операции в зоне деэскалации Идлиб, считает эксперт.

Евсеев отметил, что самую большую проблему на данном этапе представляет возможность выдавливания значительного количества боевиков и членов их семей с занимаемых ими территорий. В случае проведения масштабной операции потенциальное вытеснение может произойти сначала на территорию Турции, затем в страны Европы, а также на территорию РФ, в частности, на Северный Кавказ. «С этой целью необходимо рассмотреть возможность создания при помощи Турции буферных зон для того, чтобы избежать выдавливания боевиков и членов их семей на территории соответствующих государств», – заявил Евсеев.

По имеющимся оценкам, из Идлиба может быть выдавлено порядка 100 тысяч боевиков и членов их семей. Спикер считает, что серьезную проблему представляют именно члены семей боевиков, так как не удается содержать в одних местах жен боевиков и их детей, ввиду того, что дети неизбежно радикализируются. Если Турция не ограничится созданием буферной зоны, а будет всячески препятствовать освобождению Идлиба, то борьба в регионе может затянуться на очень долгий период, убежден эксперт.

В то же время существуют некоторые точки соприкосновения с Турцией, о чем свидетельствует состоявшийся в недавнем времени обмен военнопленными между сирийской армией и протурецкими формированиями. Более того, многие эксперты считают, что России и Турции будет проще договориться на фоне поставок российских систем С-400 турецкой стороне.

Гораздо хуже в этом плане дела обстоят в американо-турецких отношениях. Хорошо известно, что позиции Турции и США по курдскому вопросу кардинально противоположны. Евсеев выразил мнение, что ухудшение в отношениях между двумя странами может подтолкнуть Турцию к началу военной операции на восточном берегу реки Евфрат, находящейся под контролем курдских формирований. Речь, скорее всего, идет о кантоне Кобани, самопровозглашённом автономном районе на севере Сирии, населенном курдами.

«Сокращение количества американских военнослужащих происходит параллельно с увеличением числа представителей частных военных компаний (ЧВК), которых в сумме насчитывается порядка 4000 человек»

Спикер также напомнил, что Соединенные Штаты заявили о сокращении численности своих военнослужащих в Сирии приблизительно с 2000 до 200 человек. Но это отнюдь не означает, что американцы собираются покидать Сирию. Сокращение количества американских военнослужащих происходит параллельно с увеличением числа представителей частных военных компаний (ЧВК). Только за июнь в Сирии прибавилось 450 представителей американских ЧВК, а в общей сумме в стране их насчитывается порядка 4000 человек.

Евсеев отметил, что на последних состоявшихся переговорах отсутствовала делегация Иордании, и это было не случайно. Иордания находится под серьезным влиянием Соединенных Штатов, и именно туда перемещаются американские военнослужащие из Сирии. В стране осуществляется серьезное военное присутствие США, в связи с чем Иордания не хочет участвовать в астанинском переговорном процессе.

Евсеев заявил, что следующий раунд переговоров в Нур-Султане запланирован на октябрь этого года. К этому времени военная-политическая ситуация в Сирии может измениться, добавил эксперт. Главным образом изменения могут произойти в северной части страны, в то время как ситуация на юге страны будет оставаться крайне сложной, учитывая американское присутствие на базе Эт-Танф.

«Я не думаю, что на этом фоне создание комитета принесет какие-то успехи. Но создание комитета лучше, чем его отсутствие»

Как бы США не сокращали свое присутствие, они попытаются сохранить эту базу, имеющую важное стратегическое значение, в том числе для американских союзников в регионе. Евсеев заявил, что нет никаких сомнений в том, что американская сторона старается создать как можно больше проблем для урегулирования, кроме того своими действиями она поддерживает сепаратизм. «Я не думаю, что на этом фоне создание комитета принесет какие-то успехи. Но создание комитета лучше, чем его отсутствие», – заключил эксперт.

Помощник заместителя председателя Совета Федерации, Чрезвычайный и Полномочный Посол Андрей Бакланов заявил, что главным итогом прошедших переговоров можно считать закрепление принципов сирийского урегулирования, в том числе приверженность принципам территориальной целостности Сирии. Важно, что при всех имеющихся противоречиях между участниками переговорного процесса с данным положением итогового документа согласились все задействованные стороны.

Дипломат отметил, что в настоящее время «астанинский формат» вызывает большой интерес у международного сообщества, поскольку является единственной формой группового взаимодействия на сирийском направлении. Участники процесса занимаются решением конкретных задач и развивают контакты как с военными, так и с гражданскими лицами непосредственно на местах. Рассматривается возможность создания в будущем многосторонней группы на базе «астанинского формата» для разблокирования целого ряда других проблем в Ближневосточном регионе.

«Участники переговоров – это не фокусники. Они не могут мгновенно решить проблемы, требующие дополнительной проработки»

Тем не менее, считает спикер, содержание итого документа свидетельствует о достаточно больших сложностях, которое переживает сирийское урегулирование. «Участники переговоров – это не фокусники. Они не могут мгновенно решить проблемы, требующие дополнительной проработки», – заявил Бакланов.

В практическом плане удалось достичь заметного прогресса, например, в сфере создания конституционного комитета и согласования его состава. Однако беспокойство вызывает отсутствие видимого продвижения в вопросах существа. Над чем будет работать данный комитет при таком количестве разногласий между различными сторонами? Дискуссии ведутся в отношении того, станет ли Сирия государством унитарным или же в ней будут присутствовать определенные элементы федерализма.

В российском проекте, представленном на рассмотрение сторон, речь, в частности, шла о проработке и расширении прав самоуправляющихся единиц в Сирии. Однако в итоговый документ вошла формулировка о том, что стороны-гаранты не могут согласиться с произвольным трактованием права на самоуправление. Более того, в комитете не представлена курдская сторона, контролирующая значительную часть территории Сирии. И подобного рода нюансов в вопросе урегулирования имеется по-прежнему множество. Таким образом, формирование конститутционного комитета при всей его важности само по себе успеха не гарантирует, считает Бакланов.

«Необходимо активное международное участие, но не на основе Организации Объединенных Наций. Если мы не хотим загнать этот процесс в тупик, то нужно воздержаться от создания вспомогательных комитетов в рамках ООН»

Дипломат заявил: «Необходимо активное международное участие, но не на основе Организации Объединенных Наций. Если мы не хотим загнать этот процесс в тупик, то нужно воздержаться от создания вспомогательных комитетов в рамках ООН». Он подчеркнул, что в ходе переговоров многие участники раскритиковали некоторые аспекты деятельности структур ООН на сирийском направлении. Резолюции и декларации ООН по Сирии не представляются актуальными, поскольку они были приняты в совершенно иных условиях. Эксперты считают, что на данный момент сирийская нормативная база ООН устарела и требует пересмотра.

В то же время в итоговом документе указывается необходимость выполнения в полном объеме Меморандума от 17 сентября 2018 года, предполагающего, в частности, сохранение сдержанности в вопросах проведения военных операций. Этот примат касается преимущественно ситуации в провинции Идлиб, где обстановка становится все более критической. В данном районе сосредоточены последние оплоты террористов, периодически обстреливающие российские военные объекты, находящиеся вблизи провинции. Тем не менее, все участники переговоров зафиксировали стремление попробовать решить проблему в Идлибе политическим путем.

Кроме того, важным аспектом переговоров в Нур-Султане стало подтверждение необходимости создания в регионе демилитаризованных зон протяженностью 15-20 км и доведения до конца вопросов, связанных с выводом из района всех вооруженных бандформирований. Спикер отметил, что в этом отношении пока не ясно, кто именно будет заниматься физическим выводом группировок.

В завершение круглого стола спикеры подчеркнули, что только изменение ситуации на поле боя, в частности, в зоне деэскалации Идлиб, а также в отдельных районах провинций Хомс и Дейр-эз-Зор, может подтолкнуть оппозицию к каким-либо уступкам. Решающим вкладом в освобождение Идлиба может стать полное ограничение поставок тяжелых вооружений через турецкую границу. В противном случае, если Турция и дальше продолжит подпитывать конфликт и активно помогать боевикам в этой зоне, ощутимых побед в ближайшем будущем явно не предвидится.

Версия для печати