ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Идлиб: обратный отсчет

11:35 05.08.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

Первого-второго августа в столице Казахстана Нур-Султане прошел 13-й раунд межсирийских переговоров в астанинском формате. Российскую делегацию на встрече возглавил спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, иранскую — помощник министра иностранных дел Али Асгар Хаджи, турецкую — заместитель главы МИД Седат Онал. Также в Казахстан в статусе наблюдателей приехали представители Ирака и Ливана. Главной темой переговоров стала ситуация в Идлибе. Обсуждали не столько «кто виноват», сколько «что делать».

На сегодня в Идлибе действует более десятка разных формирований. Наиболее крупные из них - альянс протурецких группировок «Национальный фронт освобождения» и запрещенная в РФ радикальная группировка «Хайят Тахрир аш-Шам». Всего, по имеющимся данным, в провинции находятся до 30 тысяч боевиков, включая иностранцев.

Налицо сложное положение дел в идлибской зоне – с момента сочинских договоренностей между Россией и Турцией, т.е. примерно за год - «непримиримые» значительно расширили площадь подконтрольных им территорий, что часто связывают с неспособностью Турции выполнить взятые на себя год назад обязательства по размежеванию сторон. Кто-то (в том числе и Россия) объясняет это сложностью ситуации, кто-то – нежеланием Анкары идти на открытый конфликт с «Хайят Тахрир аш-Шам» и тем более со своими прокси. Порой даже указывают на то, что именно близость к турецкой границе обеспечила Идлибу постоянный приток живой силы, оружия и денег. В результате, «зоны деэскалации» давно уже нет, это зона самой настоящей эскалации.

Терпение Дамаска тем временем иссякает, что вполне понятно: сирийские власти добиваются освобождения Идлиба – последнего в стране анклава радикалов, а те, в свою очередь, стараются сохранить за собой единственный плацдарм в Сирии. Регулярные вылазки боевиков за пределы «зоны» подавляются огнем, в том числе, и с воздуха, и в этих налетах принимают участие российские ВКС. Что становится поводом для обвинений Москвы со стороны Анкары в нанесении ударов по «мирным жителям». Несколько раз под огонь сирийцев попадали турецкие блокпосты, что, естественно, вызывало негодование турецких властей. А за несколько дней до встречи «полуофициальное», а фактически официальное Анатолийское агентство опубликовало статью проректора Международного казахско-турецкого университета Дженгиза Томара под красноречивым названием: «Позиция России по Идлибу - угроза астанинскому процессу». Пафос публикации сводился к обвинению России в том, что она «не предпринимает шагов по прекращению ударов (сирийской армии – А.И.), которые наносятся по Идлибу под предлогом наличия в этом районе террористов и радикальных группировок». [i]

Причину упорства, с которым Турция «цепляется» за Идлиб, Мустафа Кемаль Эрдемол из оппозиционной газеты Cumhuriyet определяет так: «Цель Турции в Идлибе – сохранить существующее положение… Присутствуя там, она способна бороться с курдскими формированиями, а в конечном итоге - создать зависимую от себя Сирию».[ii] 11 июля в интервью порталу EurAsia Daily обозреватель информационного ресурса Gazete Duvar Муса Озугурлу отметил: «Мы должны сначала спросить: хочет ли Турция отделять террористов от умеренных? И другой вопрос: есть ли «умеренные» в Идлибе?» Журналист считает, что после того, как действующие в провинции боевики потерпят поражение, Турция утратит все удерживаемые ею территории в Сирии. А значит, упустит «последний шанс присутствовать» в стране.[iii]

В Нур-Султане Россия, верная союзническим обязательствам, предложила оказать помощь Турции и «умеренным» в установлении режима перемирия. По словам Александра Лаврентьева, «У Турции есть обязательства по сочинскому меморандуму. Если они не смогут сделать это сами, мы можем выделить им помощь, поэтому мы говорили сегодня с оппозицией об этом - если они заинтересованы в этом, если им нужна помощь в том, чтобы бороться с «Хайат Тахрир аш-Шам», то они могут рассчитывать на нас».[iv]

Практически одновременно сирийское информационное агентство SANA анонсировало прекращение огня в мятежной провинции «при условии соблюдения российско-турецкого сочинского соглашения от сентября 2018 года». Сообщается, что большая часть делегатов от вооруженной оппозиции поддержала инициативу Дамаска. При этом руководитель сирийской делегации Башар аль-Джафари назвал перемирие «испытанием для Турции» - по его словам, Анкара должна, наконец, продемонстрировать, является ли она реальным гарантом мирного процесса «или играет только на стороне оппозиции».

Похоже, что, во-первых, от этого предложения отказаться будет трудно, и, во-вторых, - это последний шанс для «умеренных» реабилитироваться. Лаврентьев дал понять, что «размежевание» с непримиримыми уже не актуально: «Здесь вопрос не о размежевании, а о том, чтобы нацелить умеренную оппозицию на освобождение этих территорий, взятие их под контроль». Ну а радикалы «… подлежат уничтожению. Не будем чураться этих слов».[v] Посыл предельно ясен. В этой связи сирийский политолог Али Аль-Ахмад отметил: «Турция ощутила, что Россия настроена очень серьезно, поэтому, наверное, они начнут выполнять свои сочинские обязательства, если нет, то цель будет достигнута военными действиями».[vi]

И почти сразу, словно доказывая свою неспособность договариваться, боевики нарушили режим прекращения огня, обстреляв позиции сирийской армии.

Думается, теперь мало что может остановить военную операцию. Вопрос только во времени ее начала. Очевидно, осознали это и в Анкаре: Министерство обороны Турции сообщило о проведении 5 августа совместного заседания представителей американского и турецкого командования по созданию «зоны безопасности» на севере Сирии. Как это расценить? На Идлибе турки, не справившись с задачей, «ставят крест» и сосредотачиваются на «курдской угрозе»? Или в свойственной им манере снова предъявляют (в этот раз – партнерам по «астанинскому формату») обладание пространством для маневра и наличие стратегической альтернативы?

Впрочем, вряд ли сейчас стоит делать далекоидущие выводы. И Москва, и Анкара (и Тегеран) не раз демонстрировали способность идти на компромиссы в непростых ситуациях. Кроме того, Турция как партнер на сирийском направлении ценна для России своим влиянием на договороспособную часть оппозиции. Турция, со своей стороны, безусловно, дорожит добрыми отношениями с Россией. И тем не менее, проблему Идлиба нужно решать, и решать быстро. Только после этого можно будет говорить о строительстве мирного будущего Сирии. Кстати, по поступающим сообщениям, Дамаск уже согласовал с ООН состав конституционной комиссии.

Здесь многое будет зависеть от следующего саммита стран – гарантов Астанинского процесса, проведение которого запланировано на 11 сентября.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати