Экстремизм и радикализм глазами молодёжи прикаспийского региона

11:28 08.05.2019 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: novosti.az.

На площадке МИА «Россия сегодня» состоялась презентация международного исследования «Понятия «экстремизм» и «радикализм» в восприятии молодёжи прикаспийского региона». Исследование было основано на результатах анкетирования молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет из прикаспийских регионов России, Казахстана и Азербайджана. Более 250 респондентов из городов Баку, Атырау, Актау и Астрахани ответили на 15 ситуативных вопросов.

В презентации доклада приняли участие авторы исследования: координатор платформы «Большая Евразия» Сергей Масаулов, политолог Никита Мендкович, директор Информационно-аналитического центра «Евразийский мониторинг» (город Нур-Султан, Республика Казахстан) Алибек Тажибаев, временный исполняющий обязанности председателя Центра международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия», член Каспийского экспертного клуба (город Астрахань, Российская Федерация) Ксения Тюренкова.

12 августа 2018 года в городе Актау (Республика Казахстан) была подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря – важнейший документ для всего прикаспийского региона. В нём отмечается, что обеспечение безопасности является приоритетным направлением для взаимодействия стран-подписантов документа (Российской Федерации, Азербайджана, Ирана, Казахстана, Туркменистана). С целью эффективной работы в этом направлении важно вести постоянный мониторинг радикальных и экстремистских настроений и препятствовать их распространению в обществе. Самой уязвимой для распространения экстремизма социальной группой является молодёжь.

По словам политолога Никиты Мендковича, проблема, обозначенная в докладе, сохраняет свою особую актуальность. На страны прикаспийского региона активное воздействие оказывает ситуация, складывающаяся на Ближнем Востоке. Военные действия в Сирии привели к перемещению значительной части боевиков движений «Исламское государство» и «Аль-Каида» (обе - террористические группировки, запрещенные в России) в страны Центральной Азии, в том числе в Афганистан, где центральная власть крайне слаба и не пользуется значительной поддержкой со стороны местного населения. Потенциально это грозит увеличением числа «спящих» ячеек экстремистских организаций на территории всего региона, которые, в свою очередь, активно вербуют сторонников через местные криминальные структуры.

По словам Н.Мендковича, фундаменталистские движения используют территории стран прикаспийского региона для выстраивания транзитных маршрутов и дальнейшего распространения своей активности в Евразии в целом. Например, организация «Хизб-ут-Тахрир», до 2014 года активно действовавшее в Крыму и запрещенная в России, продолжает функционировать на Украине и ведет агитацию в Прикаспии. Исламское движение Восточного Туркестана ведет агитацию в Синцзяне (Китай) среди местного уйгурского населения. «Аль-Каида» размещает свои базы в Афганистане, близ границ с Таджикистаном.

Член Каспийского экспертного клуба Ксения Тюренкова отметила, что опрошенная в ходе исследования молодежь нередко оценивает термины «экстремизм» и «радикализм» как синонимичные. Однако существуют серьезные различия между представителями разных стран. Например, для 36% респондентов в России экстремизм и радикализм ассоциируются с формой политической борьбы. Напротив, в Казахстане степень религиозности часто соотносится с решениями в пользу социально значимых поступков. Интересный факт: более религиозные молодые люди, вне зависимости от конфессии, чаще готовы предпринять меры по предотвращению экстремистской пропаганды и деятельности. Около 81% опрошенных отметили, что обязательно сообщат о социально опасном поведении своего друга властям или постараются поговорить с его родственниками. Нередко они сами готовы оказать поддержку близким, попавшим под влияние экстремистской пропаганды. Однако всего 20% от общего числа респондентов участвуют в мероприятиях, направленных на противодействие экстремизму и радикализму. Поэтому можно предположить, что эффект от самостоятельной помощи жертве пропаганды будет невелик, поскольку аргументы профессионального вербовщика чаще всего перевесят доводы обычного студента.

Координатор экспертной платформы «Большая Евразия» Сергей Масаулов сообщил, что итоги проведенного исследования показали необходимость разработки осознанной стратегии по противодействию идеям радикализма и экстремизма в молодежной среде. В частности, необходимо составить этническую карту фобий, в основе которых всегда лежат архетипические обряды и мифы региона. В отличие от представителей властей, вербовщики лучше знают уязвимые места социальной психологии молодёжи, еще не определившейся с самоидентификацией и слабо представляющей свое будущее, и грамотно используют их в своих целях, предлагая радикальный ислам как альтернативу.

В то же время эксперты считают, что, при всей опасности вербовщиков, не стоит преувеличивать их возможности. В основе их деятельности – начетничество, которое может быть опровергнуто минимально грамотным в религиозной и политической сферах человеком. Главными социальными проблемами остаются восстановление доверия к правоохранительным органам и визуализация возможных социальных лифтов для молодёжи, без которых невозможно полноценное и благополучное развитие общества.