ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Андрей Кортунов: В британском политико-экспертном сообществе сохраняется интерес к России и к сотрудничеству с РСМД

11:16 25.04.2019 • Инна Яникеева, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото автора

«У нас сложилась хорошая традиция взаимодействия с нашими британскими коллегами по анализу проблем в двусторонних отношениях и возможностей их разрешения». Об этом заявил генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов во время круглого стола, посвященного перспективам отношений России и Великобритании в сфере безопасности. В рамках мероприятия был представлен третий совместный доклад РСМД и Королевского объединенного института оборонных исследований «Отношения между Россией и Великобританией в сфере безопасности: движение навстречу диалогу».

«Несмотря на все сложности выхода Великобритании из ЕС, в британском политико-экспертном сообществе сохраняется интерес к России и к сотрудничеству с РСМД» (Андрей Кортунов)

Андрей Кортунов отметил, что работа над проектом на протяжении 2018 года шла на фоне трагических событий, произошедших в Солсбери. «Мы должны понимать, что наши британские коллеги сейчас в какой-то степени отвлечены от тематики обсуждения отношений с Россией. В том числе и потому, что, процедура Брекзита, которая оказалась сложной и болезненной, требует предельной концентрации внимания. Поэтому мы очень рады, что, несмотря на все сложности выхода Великобритании из ЕС, в британском политико-экспертном сообществе сохраняется интерес к России и к сотрудничеству с РСМД»,- заключил эксперт.

По словам Андрея Кортунова, в новом докладе внимание сосредоточено на наиболее острых проблемах в двусторонних отношениях, а также перечислены возможные точки соприкосновения интересов России и Великобритании.

Эксперты выбрали 4 направления для совместного анализа:

  • Вопрос безопасности в Европе после выхода США из ДРСМД. Последствия этого будут сказываться, прежде всего, на европейском континенте. В связи с этим, эксперты обсуждали, что Россия и Великобритания могли бы сделать для минимизации новых рисков, которые возникнут в европейской безопасности.

  • Возможности и перспективы ограничения сотрудничества двух стран в сфере борьбы с организованной преступностью, в частности, вопросы финансовых преступлений транснационального характера, вопросы трафика наркотиков, незаконной миграции. «Здесь есть неконфликтные сферы, где на различных уровнях, не только на национальном уровне, но и на уровне региональном, муниципальном две страны могли бы взаимодействовать друг с другом»,- подчеркнул Андрей Кортунов. Несмотря на наличие недоработок, эксперты считают это направление перспективным и важным.

  • Ближний Восток. В частности, эксперты отметили, что Россия и Великобритания присутствуют в Сирии, а также имеют свои связи с Турцией, Ираном, Израилем. «На некоторых направлениях в этом регионе взаимодействие между Москвой и Лондоном не только желательно, но и вполне возможно»,- отметил Андрей Кортунов.

  • Кибербезопасность. По словам генерального директора РСМД, эксперты привыкли считать это одной из проблем, но как показало обсуждение, это является также одной из возможностей, поскольку обе страны имеют значительный потенциал в киберсфере. «Есть точки соприкосновения. Есть озабоченности, которые являются общими для обеих стран, механизмы сотрудничества, частный сектор, который уже является в каком-то смысле космополитическим и работает одновременно на территории двух государств, а также существует определённая возможность для взаимодействия»,- обратил особое внимание Андрей Кортунов. В свою очередь, директор по развитию РСМД, советник-посланник (в ранге посла) Посольства России в Великобритании (2011–2017 гг.) Александр Крамаренко отметил, чтокибербезопасность является элементом гибридной войны, которая идет полным ходом. По его словам, Россия, США и Китай причастны к тому, что происходит. «Это та сфера, где нет серьёзного опыта «контроля над вооружениями». Есть кибербезопасность как защита от нападения, и есть оружие нападения в этой сфере, например, англичане не скрывают, что у них есть кибероружие»,- подчеркнул эксперт. По его мнению, обеспечение кибербезопасности важно, и не обязательно должно иметь отношение к современному состоянию двусторонних межгосударственных отношений.

В свою очередь, директор программы "Международная безопасность" Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) Рафаэлло Пантуччи отметил, что сегодня в довольно поляризованном мире человек не всегда в состоянии смотреть на происходящее с точки зрения другого. В связи с этим, по его словам, ценность совместного проекта заключается в том, что эксперты смогли обсудить наиболее сложные вопросы и посмотреть на происходящее с позиции своих коллег. «Это помогло нам понять, какие рекомендации нашим властям мы в состоянии дать, чтобы они лучше поняли позицию другой стороны»,- подчеркнул Рафаэлло Пантуччи. Он также добавил, что Россия и Великобритания должны найти повод и способ взаимодействовать.

«Нет политических условий для того, чтобы обсуждать на официальном межгосударственном уровне все поднятые в совместном докладе вопросы» (Александр Крамаренко)

Несмотря на готовность экспертов обсуждать наиболее острые проблемы в двусторонних отношениях, на межгосударственном уровне взаимодействие складывается совсем иначе. Так, Александр Крамаренко подчеркнул, что в настоящее время, особенно на фоне «дела Скрипалей», нет политических условий для того, чтобы обсуждать на официальном межгосударственном уровне все поднятые в совместном докладе вопросы, несмотря на то, что эти вопросы давно существуют. «Они войдут в новую международную политическую повестку дня, которая сейчас объективно формируется, поскольку прежняя разрушается»,- подчеркнул эксперт. Выход США из ДРСМД является иллюстрацией этой тенденции. По словам Александра Крамаренко, в будущем ожидается переходная фаза к осмыслению новых реалий в сфере безопасности и возможностей того, что можно в этой сфере сделать.

Доклад – это работа на будущее, когда оно наступит (Александр Крамаренко)

«Доклад – это работа на будущее, когда оно наступит. Пока мы пребываем в не очень удовлетворительном настоящем. Экспертные контакты важны, поскольку они дают возможность тем политическим структурам, которые возобновят эти обсуждения между двумя странами, не начинать с нуля»,- заявил Александр Крамаренко. Однако, по его словам, рано или поздно, когда разрешится вопрос с Брекзит, или правительство Великобритании сменится либо сочтет нужным возобновить двусторонний политический процесс с Россией, наступит время для серьёзных разговоров, предметных обсуждений, переходящих в практическое сотрудничество, координацию действий, внесение каких-то совместных предложений в более широких многосторонних форматах, в том числе в ООН или ОБСЕ.

Во время круглого стола участники ответили на вопрос журнала «Международная жизнь».

«Международная жизнь»: На ваш взгляд, возможен ли переход к  конструктивному и взаимовыгодному сотрудничеству между Россией и Великобританией в ближайшей перспективе? Что может стать главным драйвером для сближения?

Александр Крамаренко: Что бы мы ни обсуждали на экспертном уровне, в рамках этого проекта или даже на межгосударственном официальном уровне между Москвой и Лондоном, всегда по этим темам будет присутствовать большой «слон» – США. Не следует забывать, что Лондон является ближайшим союзником Вашингтона. Многие чувствительные вопросы, связанные с контролем над вооружениями, кибербезопасностью, во многом зависят от тех решений, которые будут приняты в США. Однако это не умаляет значение того, что делается или будет делаться, когда для этого придет время, между Россией и Великобританией. В свою очередь, наступление времени будет связано с политическими императивами британской стороны – сменится ли премьер-министр или правительство, завершится ли Брекзит. Сейчас присутствует элемент общей непредсказуемости ситуации в самой Великобритании, которая связана, в том числе, с личностью премьер-министра Великобритании Терезы Мэй.

Рафаэлло Пантуччи: Что касается отношений Великобритании и США, они являются очень тесными в области безопасности, культуры, экономики. Не стоит недооценивать силу тех связей, которые будут сохраняться. С другой стороны, эти отношения сталкиваются с трудностями. Однако, это не означает, что мы соглашаемся со всем. Например, если посмотреть на политику США в отношении Ирана, в позициях Вашингтона и Лондона есть расхождения. При этом, союзнические отношения сохраняются.

Говоря о российско-британских отношениях, важно отметить, что напряженность между Москвой и Лондоном началась еще до «дела Скрипалей». Отправной точкой конфронтационности являются события на Украине. Я не считаю, что мы должны полагаться на то, что если поменяем ситуацию с этим «делом», перевернем страницу, все улучшится. Бессмысленно говорить, что если сменятся лидеры стран, все станет хорошо. Есть реальные проблемы, вызовы, которые заслуживают серьезного внимания прежде, чем мы сможем вернуться к взаимодействию, которое мы помним еще из прошлого. Хотелось бы также увидеть, что не только Великобритания, но и Россия пойдет на какие-то встречные шаги.

Как дальше развивать взаимодействие? Я думаю, что нам необходимо посмотреть, что будет предпринимать Москва. Цель нашего диалога – четко обозначить эти моменты. Мы видим сложности, видим серьезные политические изменения по разным причинам. Наверное, пройдет еще много времени прежде, чем произойдут позитивные изменения.

Мы живем в мире, в котором много общих угроз и проблем. Именно возможность вместе осмыслять их является важной для нашей общей безопасности. Мы живем вместе в этом мире, и нам надо совместно решать проблемы, и как минимум говорить о них друг с другом для того, чтобы понять, как можно их решить. При этом, наше правительство, лидеры должны слышать, что думает другая сторона. Это является неотъемлемой частью нашего совместного проекта.

Андрей Кортунов: Думая о будущем, хотел бы обратить внимание на такой фактор как политическая воля, готовность к диалогу, несмотря на разногласия, критику, несмотря на то, что такие решения неизбежно провоцируют оппозицию внутри страны.

Насколько такая воля может появиться в нынешних условиях? Я думаю, что есть два варианта.

  1. Наши отношения будут очень медленно, постепенно восстанавливаться. Для начала неплохо было бы хотя бы отказаться от явно враждебной риторики в отношении друг друга, снизить накал информационной войны на уровне официальных лиц, восстановить прежние контакты, прекратить дипломатическую войну. Ведь даже если отношения плохие, это не является поводом для того, чтобы сокращать персонал посольств. Еще Никколо Макиавелли сказал: «Держи своих друзей близко, а врагов еще ближе». Это важно в дипломатической практике.

  2. Перелом в отношениях возможен, если с обеих сторон будет ощущение некого общего вызова, настолько серьезного, что он отодвинет на второй план все разногласия, расхождения, взаимные обиды. Когда дело доходит до по-настоящему серьезных вопросов, когда обе стороны чувствуют угрозу своим жизненным интересам, своему существованию, как это было во времена Первой и Второй мировых войн, Россия и Великобритания оказываются вместе.

История XX века меня делает несколько более оптимистичным относительно будущего наших отношений. Давление общих проблем на Москву и Лондон будет возрастать. Когда оно станет настолько сильным, чтобы изменить отношения, сказать трудно. Полагаю, надо думать о следующих политических циклах в обеих странах.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати