ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Анкара между С-400 и НАТО

11:22 09.04.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

Повестка российско-турецкой встрече на высшем уровне 8 апреля 2019 года включала ставший стандартным в последнее время набор тем: двусторонние торгово-экономические отношения с акцентом на выполнение таких мегапроектов как газопровод «Турецкий поток» и АЭС «Аккую, поставка ЗРК С-400 и ситуация в Сирии, прежде всего - в зоне деэскалации Идлиб.

Сенсаций никто не ждал, их и не последовало. «Материальный» результат саммита оказался ограничен тремя явно «не прорывными» соглашениями, и тем не менее российский президент назвал переговоры «весьма и весьма успешными», отметив: «Мы наблюдаем и констатируем хороший уровень развития наших отношений: темп роста торговли — 15%, общий объем достиг $25 млрд. Реализуются крупные проекты: и «Аккую» — электростанция, которую мы должны запустить к 2023 году в соответствии с пожеланиями турецкой стороны, и «Турецкий поток» — совсем недавно произошла стыковка морской и наземной частей. У нас очень большой объем сотрудничества в сфере международных отношений. Здесь у нас тоже активно развиваются контакты и по линии Министерства иностранных дел, и по линии Министерства обороны, и военно-техническое сотрудничество».[i]

Однако, по словам Владимира Путина, «не все так благостно». На сегодня, пожалуй, наибольшие риски для российско-турецких отношений, таит в себе сирийское направление, несмотря на продолжающееся военно-политическое взаимодействие. Что наглядно продемонстрировал инцидент с российским самолетом в ноябре 2015 года. Главная причина тому – несовпадение взглядов Москвы и Анкары на легитимность сирийского политического режима и президента Башара Асада лично. И если Владимир Путин на итоговой пресс-конференции говорил о необходимости «нейтрализации террористического очага» в Идлибе, то его визави, как только речь заходила о борьбе с терроризмом, переключался на курдские «Отряды народной самообороны» и Рабочую партию Курдистана. Кстати, накануне московской встречи он заявил, что подготовка к операции против них уже завершена.

Нельзя не отметить, что визит турецкого лидера в Москву проходил на фоне нарастающего военно-политического и психологического давление на Анкару со стороны Вашингтона. Несколько дней назад вице-президент США Майк Пенс в очередной раз призвал Турцию отказаться от «вызывающего», по выражению Йенса Столтенберга, приобретения российских ракетных комплексов, причем на сей раз сделал это в ультимативной форме: «Турция должна сделать выбор: хочет ли она оставаться важным партнером в самом успешном в истории военном альянсе или хочет рисковать безопасностью этого партнерства, принимая такие безрассудные решения, которые подрывают наш альянс»?[ii]

Ему вторил пресс-секретарь Пентагона Чарльз Саммерс: «США ясно дали понять, что приобретение С-400 Турцией неприемлемо… До тех пор, пока они не откажутся от приобретения С-400, США приостанавливают поставки и другие действия, связанные с поддержкой турецких F-35. Если Турция начнет закупать С-400, их дальнейшее участие в программе F-35 окажется под угрозой».[iii] Если конкретнее, речь шла о приостановке процесса передачи Турции нескольких самолетов F-35 (пока они находятся на территории США и используются для обучения турецких летчиков) и приступили к поискам альтернативных производителей деталей и узлов, которые пока производит Турция в рамках совместного проекта. Впрочем, вряд ли в этом вопросе американцы пойдут «до конца»: ведь свой аналог для турецких ВВС может предложить и Россия. На переговорах в Москве шла речь о возможности совместного производства военной техники шла речь.

Пытаясь понизить напряженность риторики Эрдоган заверил американскую сторону в том, что предпочтение российским ракетам было отдано исключительно потому что США предлагали свои «Пэтриоты» на менее выгодных условиях. Впрочем, на полях недавней встречи министров иностранных дел стран НАТО в Вашингтоне глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу предостерег западных партнеров от попыток принуждения Анкары к выбору «между Западом и Россией» в условиях, когда союзники по НАТО «не смогли закрыть проблему» обеспечения Турции современными средствами ПВО.[iv]

К слову, некоторые эксперты сомневаются в самой необходимости усиления турецкой системы ПВО. Регион, в котором находится страна, конечно, турбулентный, но вероятность сколько-нибудь массированной атаки на ее территорию с воздуха крайне мала. Так что вся история с приобретением ракет земля-воздух может быть игрой Эрдогана, направленной на повышение собственной значимости в глазах и российских, и западных партнеров.

Впрочем, уникальное географическое положение и так обеспечивает стабильно высокое внимание к Турции со стороны глобальных игроков. Очередное подтверждение тому – одобренный Североатлантическим альянсом в начале апреля «черноморский пакет мер» (формулировка Кэй Бейли Хатчисон, постпреда США при НАТО), направленный на «сдерживание» России в Черном море. К слову - с привлечением Украины и Грузии. Реализация этих планов без участия Турции, контролирующей Проливы, невозможна: «Переговоры между нами продолжаются. У США и Турции есть отличные возможности тесным образом работать вместе…, и я совершенно уверен, что мы найдем путь вперед». – Так прокомментировал госсекретарь США Майк Помпео итоги своей встречи с турецким коллегой на полях мероприятия в Вашингтоне.[v]

По мнению большинства экспертов, рассчитывать на выход Турции из НАТО в обозримом будущем вряд ли стоит по многим причинам. Но, тем не менее, интерес представляет изменение текста контракта по АЭС «Аккую». Совсем недавно там появилось положение, согласно которому российская сторона имеет право строить морские порты, возводить портовые сооружения и терминалы, проводить загрузку и разгрузку грузов, а также их хранение».[vi] Турецкие СМИ уже заговорили о перспективах появления в Турции российской военно-морской базы, да еще и неподалеку от одиозного Инджирлика.

Анкара на распутье: американское дипломатическое давление нарастает, а позиции правящей партии внутри страны, как показали прошедшие 31 марта муниципальные выборы, ослабевают. В таких условиях нельзя исключить корректировку внешней политики, которая пока, по формулировке турецкой журналистки Мюхдан Саглам, состоит в том, чтобы «не расстраивать НАТО и не раздражать Россию».[vii]

Вот чего нельзя исключить, так это санкций против строптивого турецкого руководства – Запад уже привык их «штамповать». А санкции неизбежно нанесут серьезный удар по «хрупкой», по определению специалистов, турецкой экономике. Хрупкость ее заключается прежде всего в экспорториентированном характере – внутренний спрос не в силах поддерживать существующий уровень производства. К тому же до 70% объема экспорта составляет импортное сырье и комплектующие, а львиная доля товарооборота приходится как раз на западные страны.

Тем не менее, главным результатом внешне не слишком продуктивной встречи лидеров двух стран, на наш взгляд, следует признать подтверждение Эрдоганом решимости приобрести российские системы ПВО: «Это уже решено»! Продолжение, конечно, последует, но, похоже, Вашингтон все-таки «пережал» гордого турецкого лидера. Последствия непредсказуемы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Версия для печати