ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Югославия под ударом: предчувствие большой войны

11:13 28.02.2019 • Игорь Гойкович, журналист, Сербия

ФОТО: 1999, 3 марта, танковская рота, автор Зоран Милованович

Для солдат и офицеров Приштинского корпуса война в 1999 году началась задолго до первых натовских бомбовых ударов по Югославии.

В начале 1999 года албанцы в Косово и Метохии получили открытый сигнал от Запада о том, что, если они хотят международного внимания, они должны заслужить его, применяя больше насилия, чем раньше. По этой причине террористы сместили акцент своей деятельности с сельских районов на города - Приштину, Подуево, Косовску Митровицу, Урошевац. Более ста мирных жителей были убиты в начале 1999 года в результате терактов  с использованием взрывчатки.

Участились случаи нападения на военных. Боевики действовали исподтишка: одетые  гражданскую одежду, спрятав оружие под верхней одеждой, они, например, нападали на одиночные военные грузовики, перевозившие продукты и воду и для воинских частей. Обстреляв машину, террористы моментально исчезали.

Движение по дорогам снова было затруднено. Военнослужащие отправлялись на выходные или домой в отпуск, только в составе колонн, которые ходили два раза в неделю, по вторникам и пятницам. Снабжение воинских частей также осуществлялось только специальными конвоями -  одиночный грузовик был слишком легкой добычей для боевиков.

Фото: 1999, 3 марта, военная автоколона в Косово, автор Зоран Милованович

В феврале и марте 1999 года число террористов резко возросло, поэтому, несмотря на угрозы  наблюдателей ОБСЕ, югославская армия больше не могла спокойно смотреть на то, как террористы блокируют дороги и атакуют военные колонны. Надо было что-то делать, и командование 3-й армии, без разрешения Генерального штаба в Белграде, самостоятельно издало приказ подразделениям Приштинского корпуса покинуть казармы и «проводить учения», несмотря на присутствие проверяющих ОБСЕ, которые следили за каждым шагом военнослужащих и пытались воспрепятствовать их действиям.

Для служащих в югославской армии в Косово и Метохии не было никакой дилеммы - война приближалась, и они делали все, чтобы не погибнуть еще в казармах. При этом, в памяти был очень свеж негативный опыт развала СФРЮ, когда армейские подразделения были заблокированы в городских казармах в Хорватии, Словении и Боснии, без электричества, воды и снабжения. Стало понятно, что если части югославской армии в Косово и Метохии останутся  в местах постоянной дислокации, то там их и уничтожат.

Террористы продолжали атаки  на государственную границу со стороны Албании и Македонии. Крупнейшее нападение произошло 25 января, когда большая группа террористов пыталась пересечь гору Паштрик из Албании. Нарушители были уничтожены, а в руки пограничников попало большое количество техники и оружия, а также боеприпасы, которые были изготовлены в Хорватии буквально двумя месяцами ранее.

Армейские подразделения, преследуя остатки террористических групп, вышли к селу Рогово как раз в то время, когда туда прибыл глава наблюдателей ОБСЕ Уильям Уокер. Он тогда, во второй раз после событий в селе Рачак, попытался представить бой сербских сил с террористами как убийство мирных жителей. Ему вторил  министр обороны Германии, но, тем не менее, сами наблюдатели ОБСЕ присутствовавшие на месте, были вынуждены отрицать это, потому что Вокер не успел их заранее проинструктировать. Впрочем, отрицать очевидное было сложно: все убитые террористы были в форме и вооружены.

В деревне Кабаш, примерно в десяти километрах от города Призрен, находилась крупная террористическая группировка, которая была уничтожена 11 марта 1999 года. Еще один бой произошел в деревне Ешков, в непосредственной близости от Призрена. Группа из около 30 террористов была уничтожена, однако попытки связаться с боевиками по рации предпринимались с сопредельной стороны еще четверо суток.  Но отвечать было некому – все  террористы уже были мертвы.

Пограничники были одними из самых обученных солдат в югославской армии, на уровне разведчика, военных полицейских, гвардейцев, и это была первая категория солдат. В отличие от других военнослужащих, им приходилось выполнять задания и действовать самостоятельно. Они двигались небольшими патрулями, и принимали решения на свой страх и риск. Государственную границу Югославии в направлении Албании и Македонии, протяженностью 261 км, защищали три пограничных батальона Приштинского корпуса. Это была, безусловно, самая тяжелая и самая сложная часть государственной границы с горными вершинами, с высотами более двух тысяч метров. Здесь погибли  многие югославские пограничники, о чем свидетельствуют  названия  погранзастав, полученные в честь павших пограничников: "Бошко Жилович", "Деян Раданович", "Митар Войинович.

Число пограничников было совсем небольшим, в самых больших отрядах в Кошаре и Морина по 130 бойцов, а в остальных от 70 до 80 человек.

Боевой дух пограничников был на самом высоком уровне, и непосредственно перед агрессией, в начале марта 1999 года, 400 солдат были переведены из состава других пограничных подразделений югославской армии в 53-й пограничный батальон на границе с Албанией. В момент, когда они знакомились с новыми заданиями в казарме в Джяковице, перед ними приземлился вертолет с убитыми и ранеными на границе солдатами. Новоприбывшие пограничники смотрели на это спокойно, никто струсил и не попросил перевести его в другое место службы. Лишь несколько солдат спросили, могут ли они быть переведены в рамках одного и тоже батальона, чтобы находиться в погранзаставах вместе со своими соседями, друзьями  или родственниками. Их просьбы была удовлетворены.

Фото: 1999, 3 марта, танковская рота в Косово, автор Зоран Милованович

Все они были призывники, профессиональных военных среди них не было. Отдельно нужно вспомнить солдат, призванных на службу  весной 1998 года Срок их службы истек еще до начала агрессии, но они оставались в своих частях до июля и августа 1999 года.

Командование других подразделений Приштинского корпуса особенно гордились тем, что в их частях служили призывники разных национальностей – сербы, черногорцы, венгры, словаки, цыгане, боснийцы (мусульмане)… Лишь несколько из них стали дезертирами,  но это были единичные случаи.  

Тем временем, ситуация развивалась по наихудшему сценарию. В феврале 1999 года Генеральный штаб запускает секретный план «Гром-3», с задачей не допустить вторжение войск НАТО из Македонии. В окрестностях столицы Македонии - Скопье, всего в нескольких десятках километров от границы с Косово и Метохией, было развернуто около 15.000 служащих элитных подразделений НАТО - легкой пехоты, морской пехоты, спецназа и механизированных и бронированных подразделений.

Одновременно в Албании находилось 12.000 военнослужащих НАТО, и от 4 до 6 тысяч военнослужащих из Второй пехотной дивизии вооруженных сил Албании. Общая численность противника вместе с террористами составляла от 150 до 180 тысяч человек.

Задача террористических сил в Косово состоялась в том, чтобы до начала агрессии предотвратить мобилизацию и военные операции путем нападения на воинские части. А в качестве главной цели, под прикрытием натовских ракет закончить этническую чистку, которую в основном провели в 1998 году изгнанием оставшегося сербского и неалбанского населения.

Альянс, со своей  стороны, планировал применить план на подобии гитлеровского блицкрига, рассчитывая через три-четыре дня войны разгромить и нейтрализовать главные силы югославской армии, прежде всего Третью армию и Приштинский корпус. План состоялся в том, чтобы покорить всю Сербию путем завоевания Косово и Метохии по суше, что бы привело сербское руководство к капитуляции и признанию оккупации.

Что касается непосредственно агрессии, то приказ о начале бомбардировок был отдан 13 марта, удар планировалось нанести через четыре дня,  17-ого марта. Однако, неблагоприятные погодные условия над Югославией отодвинуло нападение на неделю. Было решено использовать самое современное обычное оружие, а также химическое и радиоактивное оружие, чтобы атаковать даже сербский центр ядерных исследований в Винче недалеко от Белграда, превратить Сербию в пыль и пепел, и вернуть ее в каменный век.

Приштинский корпус почти ежедневно сталкивался с трудной задачей сотрудничества с миссией наблюдателей ОБСЕ в Косово: было более чем очевидно, что так называемые наблюдатели работали на албанскую сторону. Водителями и переводчиками в ОБСЕ были местные албанцы. И все они до этого прошли военную подготовку, что было видно по их реакции при осмотре сербских позиций и укрытий. Было замечено,  что несколько групп наблюдателей ОБСЕ непосредственно перевозили террористов и позволяли им проникать на определенные территории.

О том, насколько нагло и дерзко действовали члены миссии ОБСЕ рассказывал командующий 549-й моторизованной бригады югославской армии полковник Божидар Делич. Однажды, в его часть одновременно приехало семь групп наблюдателей ОБСЕ во главе с британским генералом Древиенкиевичем (Karol John Drewienkiewicz), заместителем главы миссии. Они потребовали немедленной проверки всех семи боевых групп в составе бригады. Зная, что у них всех есть устройства позиционирования GPS, Деличу удалось убедить их в том, что под предлогом отсутствия одобрения со стороны выcшего командования, он может позволить им, на свой риск,  посетить только одно место для проверки, а британский генерал сам выберет какая  воинская часть это будет. Был решено проинспектировать  боевую группу № 1 на объекте Чея, непосредственно у пограничного перехода Врбница. Позже полковник Делич приказал своим солдатам немедленно покинуть позиции. Это решение оказалось верным: в начале бомбардировок по Чее было выпущено более 600 ракет, а позиции  остальных его боевых групп, которые не были проверены наблюдателями, остались не обнаруженными и нетронутыми до конца агрессии.

Когда 20 марта наблюдатели ОБСЕ вдруг, как по приказу, сели в свои джипы и направились к границе с Македонией, всем стало ясно, что время до начала агрессии измеряется днями. А 23 марта Косово покинули и  гуманитарные организации, и тогда стало ясно, что до нападения остались считанные часы.

Главнокомандующий силами НАТО в Европе, американский генерал Уэсли Кларк писал после агрессии в своей книге «Современная война», что в то время был искренне удивлен, что сербы отпустили наблюдателей ОБСЕ, не похитили их, и даже ни разу не остановили. Сербы об этом и не думали, поскольку существовало соглашение, гарантирующее безопасность наблюдателям, которое еще раз показало, что югославская сторона ответственно выполняла все свои международные обязательства.

Натовские шпионы во главе с Уильямом Вокером непосредственно перед тем, как уехали в Македонию, по всему Косово арендовали у албанцев склады и сараи, где оставили свою технику, медикаменты, транспортные средства, водоочистители, компьютеры. Албанцам они заплатили арендную плату за 15 дней вперед, надеясь, что вернутся через 7-10 дней. Натовские стратеги тогда рассчитали, что война за Косово и Метохию продлится именно столько времени.

В то время, непосредственно перед агрессией, первоочередной задачей армии было укрытие военных материальных резервов и, таким образом, предотвращение уничтожения ресурсов, необходимых для противодействия агрессору. Казармы были покинуты, имущество со всех складов было перевезено в другие места. Впоследствии это позволило армии, несмотря на многочисленное преимущество агрессора и круглосуточные авианалеты, сохранить свои ресурсы и иметь достаточно оружия, боеприпасов, топлива, оборудования и продовольствия для длительной войны.

Кроме того, были обустроены мастерские для производства макетов боевой техники, в первую очередь танков. Началась немедленная мобилизация необходимых подразделений, что в большинстве случаев было реализовано почти на 100%. В то время настроение людей защищать страну любой ценой было абсолютно нормальным и естественным.

Вся страна готовилась к обороне, хотя даже после провала переговоров в Рамбуйе большинство югославских граждан просто не верили, в то, что бомбардировка суверенной страны может произойти в канун начала 21-го века в самом сердце Европы.

США продолжали оказывать давление на президента Югославии Слободана Милошевича, чтобы тот согласился на мирную оккупацию со стороны НАТО. Американский посредник Ричард Холбрук в последний раз посетил Белград 23 марта, откуда вернулся с пустыми руками. После этого Соединенные Штаты официально закрыли свое посольство в Белграде, которое практически и было переведено в Будапешт  еще нескольких недель назад.

О том, в какие цели первыми должны попасть натовские ракеты, по телефону напрямую договаривались президент США Клинтон и премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Премьер-министр России Евгений Примаков летел на переговоры в США, но узнав о натовской агрессии,  развернул самолет над Атлантикой и вернулся в Москву.  Правительство Югославии, которое возглавлял представитель Черногории Момир Булатович, объявило военное положение, а  на следующий вечер первые натовские бомбы начали падать на сербские города.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати