ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Югославия под ударом: горячее лето 1998 года

09:57 23.02.2019 • Игорь Гойкович, журналист, Сербия

ФОТО: 1998, август, погранзастава Дева на границе с Албанией, автор Владица Крстич

В начале июня 1998 года руководство Югославии приняло решение о том, что помимо сил сербского МВД, в подавлении террористического вооруженного восстания в Косово и Метохии будет принимать участие и югославская армия. Положение в крае было очень тяжелым, по  данным разведки, террористы в тот момент контролировали более 50 процентов территории Косово и Метохии, блокируя  все основные дороги.

Охрана государственной границы перестала быть просто охраной: на пресечение проникновения террористов из Албании были направлены танки и другая тяжелая техника. Одновременно глубина охраняемой пограничной полосы была увеличена со100 метров до 5 километров. Границу Югославии тогда буквально защищали, а не охраняли.

При этом, формально в мирное время,  организация работы командования Приштинского корпуса, фактически была приведена в соответствие с военным временем.  В передовом командном пункте в Джяковице, в двадцати километрах от границы с Албанией, операциями руководил начальник штаба корпуса полковник (а с сентября 1998 года генерал) Владимир Лазаревич. Командующий корпусом генерал Небойша Павкович находился в Приштине, откуда каждый день на вертолете или машине отправлялся в неспокойные и опасные районы.

Из элитных подразделений Приштинского корпуса было сформировано 20 боевых групп, которые уже имели большой опыт борьбы с террористами. Командная система была адаптирована к самым сложным задачам, а организация обороны государственной границы была полностью изменена.

Важно знать, что с апреля 1998 года генеральный штаб в Белграде выпустил странный, если не сказать дурацкий приказ не занимать стратегически важные точки на государственной границе с Албанией - «из-за возможности инцидентов». За это время с помощью вооруженных сил Албании и экспертов НАТО,  в северной части Албании было сформировано 11 террористических лагерей.  С этих баз шла   переброска вооруженных террористов в Югославию. Например, всего за один день, в конце июня 1998 года, около 700 боевиков попытались прорваться через государственную границу.

Общее количество террористических сил на территории Косово и Метохии летом 1998 года увеличилось до 150 тысяч человек. Они были распределены на 20-25 мобильных террористических бригад.  На стороне боевиков воевало много иностранных исламских боевиков.  Первого из них - Джабера Имада Мадедина из Судана удалось  ликвидировать в деревне Поношевац.

ФОТО: 1998, май, село Поношевац у границы с Албанией, сербские полицейские в засаде, автор Владица Крстич

Несмотря на новые полномочия,  которая получила югославская армия не входила в албанские деревни, а лишь блокировала места, где находились террористы. Подразделения МВД продолжали обыск этих деревень и арест подозреваемых в террористической деятельности.

В то же время многие сербские анклавы были полностью заблокированы. Особенно драматичная ситуация сложилась в городе Дечаны, который находился в полном окружении, а также был переполнен сербскими беженцами из окрестных деревень. При этом в городе не было электричества и телефонной связи.  Деблокировка  Дечан была проведена в начале июня 1998 года, но отступавшие террористы,  насильно забирали с собой гражданское албанское население. США и ЕС использовали это для обвинения Сербии в военных преступлениях, этнических чистках и гуманитарной катастрофе.

Как по команде, по всему краю расползлись машины посольств США, Германии, Канады, Голландии, Франции ... Увеличилось  число западных съемочных  групп, которые снимали бои между сербскими силами и ОАК, и в большинстве случаев брали интервью только у террористов.

При этом, одновременно требуя от Сербии вывести свои войска из провинции, американские дипломаты встречались с командирами Освободительной армии Косово (ОАК). Сначала это сделал американский посредник по Косово Роберт Гелбард в Швейцарии, а затем и сам посланник Клинтона Ричард Холбрук, приехавший незаконным путем в метохийское село Юник. В столице Македонии, Скопье, всего в 20 километрах от Косово, посол США Кристофер Хилл проводил переговоры о формировании правительства Косово, в составе которого он требовал участия представителей ОАК.

Эти события стали началом участия США в международном признании ОАК и превращения ее из террористической организации в «борцов за освобождение албанского народа». Холбрук быстро сделал заявление для New York Times, заявив, что он «считает, что сербы должны покинуть Косово». Это было первое публичное появление Холбрука после встречи с террористами ОАК в Юнике и первое официальное переименование официальными лицами США террористической ОАК в «освободительное движение».

Ободрённая поддержкой Запада, ОАК 28 июня захватила угольную шахту Белачевац всего в 15 км от Приштины, и там похитила 9 рабочих. Это предприятие снабжало углем тепловые электростанции, которые производили электричество для всего края, поэтому полиции пришлось использовать дополнительные силы, чтобы вернуть ее под свой контроль. Целью ОАК было завоевание  хотя бы одного более крупного города. Выбор пал на Ораховац, где не было военного гарнизона.  Вернуть этот город под свой контроль сводным отрядам югославской армии и полиции удалось лишь после двухдневных боев. Это нападение было последним боевым действием террористических сил ОАК в городской среде, поскольку после неудачи в Ораховце, они не осмеливались атаковать крупные населенные пункты.

Однако в деревнях вокруг Ораховца террор ОАК продолжался. Более 110 сербских гражданских лиц было похищено. Были найдены останки 40 жертв, 28 из них на участке Волуяк и 12 в братской могиле в деревне Малишево. Дело «Ораховац1998» было рассмотрено Гаагским трибуналом, но никаких обвинений никому не было предъявлено. Аналогичное решение приняла ооновская миссия УНМИК, которая рассматривала это преступление позже.

После Ораховаца сербские силы взяли на себя инициативу и начали мощное наступление на всей территории Косово и Метохии с целью освобождения населенных пунктов и разблокирования дорог, находящихся под контролем террористов. Но эта задача оказалось очень сложной. Например, на трассе Приштина-Печ в городке Малишево террористы заняли укрепления, построенные для  Югославской народной армией в начале 1980-х годов для предотвращения агрессии со стороны Албании. Фактически Малишево превратилось в одну из главных баз боевиков, откуда выбить их удалось с большим трудом. Тогда же в руки сербских полицейских попали важнейшие документы ОАК. Здесь были обнаружены личные дела и досье  боевиков, с указанием их имен, фотографиями и датами принятия присяги. В Косово сразу прибыли американские представители Кристофер Хилл и Ричард Майлс, где они встретились с командующими ОАК, а также с албанскими политическими представителями. Цель этих визитов состояла в том, чтобы спасти ОАК от распада, и предупредить международное сообщество о якобы гуманитарной катастрофе в Малишеве.

В частности, западные СМИ сообщали о преступлениях сербских сил и гуманитарной катастрофе, которая затронула более  30 тысячах албанских гражданских лиц. Эти «пропавшие без вести» мирные жители были найдены несколько дней спустя в соседней деревне Пагаруша, куда они были угнаны боевиками ОАК.

В течение августа полиция взяла под свой контроль большую часть Дреницы и Метохии. Село Ябланица было одним из самых мощных бастионов албанских террористов, где находился самый большой склад оружия, с бункерами которые были соединены между собой траншеями и подземными ходами. В Ябланице располагался и один из нескольких лагерей ОАК, в которых содержались пленные сербы.

Из вражеского окружения был освобожден и монастырь Девич 15-го века, который месяцами находился под блокадой террористов, и монахини  впервые после нескольких месяцев жизни в блокаде, смогли выйти за монастырские стены.  На юго-западе Метохии, недалеко от монастыря Высокие Дечаны и деревни Глоджяне, сербская полиция обнаружила, что члены ОАК под командованием Рамуша Харадиная, нынешнего премьер-министра так называемого Косова, совершили чудовищные преступления против мирных жителей на озере Радоничское. Со дна канала и озера были подняты 39 тел убитых мужчин и женщин, сербов и албанцев.

В селе Клечка 27 августа сербские силы обнаружили крематории, в которых боевики ОАК сжигала тела своих жертв. Журналистам показали место, где были расстреляны захваченные сербы, а один из двух захваченных террористов, Беким Мазреку, дал показания следственному судье Данице Маринкович, подробно описав, как он и другие террористы ликвидировали пленых сербов.

К сожалению, ужасные преступления против сербов в Клечке не получили должного отклика в зарубежных СМИ, как  и ни один представитель международных организаций или дипломатической мониторинговой миссии КАДОМ не приехали ни в одно место, где были раскрыты преступления ОАК.  Журналисты западных СМИ просто игнорировали все эти ужасные события.

Борьба с террористами шла очень медленно, потому что части Приштинского корпуса строго соблюдали гуманитарное военное право, в то время как террористы использовали любую возможность, чтобы прикрыться гражданскими лицами в качестве живого щита, и поэтому армия была вынуждена действовать очень осторожно. Если бы это было не так, подразделения Приштинского корпуса могли бы благодаря боевой технике и подготовленным кадрам, полностью уничтожить большинство террористических сил всего за несколько дней.

К концу сентября ОАК потерпела поражение и в северной и центральной частях Косово. В течение двух с половиной месяцев МВД Сербии и Приштинский корпус югославской армии сумели подавить вооруженное террористическое сопротивление  на всей территории Косово и Метохии, нейтрализовать основные центры вооруженного восстания террористов нейтрализовать большое количество сторонников террористов в сельских районах, заставить террористов возвращать оружие и восстановить мир в крае.

На протяжении этого периода, с июня по сентябрь, Югославия постоянно получала угрозы военной интервенции от стран НАТО. После прекращения антитеррористических действий армии и полиции руководство Югославии начало переговоры с Западом, чтобы найти политическое решение кризиса. После нескольких дней переговоров президента СРЮ Слободана Милошевича с посланником США Ричардом Холбруком, 13 октября было подписано соглашение, по которому в Косово допускались 2 тысячи наблюдателей ОБСЕ, называемых «контролерами», а НАТО  получило возможность мониторинга  территории края с воздуха.

На основании этого соглашения, в течение 24 часов более 6 тысяч полицейских были выведены из Косово на территорию центральной Сербии, а югославская армия вернулась со своих полевых позиций в казармы. И это оказалось губительным для дальнейшего развития ситуации. В то время под контролем полиции, вне крупных городов, на всей территории Косово и Метохии осталось только 25  населенных пунктов, а армия контролировала лишь 7 ключевых позиций, 5 из которых были на границе с Албанией.

Боевики ОАК немедленно воспользовались этим соглашением и захватили села, которые потеряли в последние месяцы, где восстановили около 500 террористических баз, готовых к действиям  против сербских сил.

Любопытно, что главой Европейской контрольной миссии в Косово с подачи председателя ОБСЕ, поляка Бронислава Геремека был назначен американец Уильям Вокер, который, по некоторым данным, был тесно связан с ЦРУ.  Официальной задачей этого американского дипломата в отставке, был контроль за военными операциями в Косово. Однако на деле он преследовал лишь две цели - более тесное сотрудничество с ОАК и поиск повода для военной интервенции НАТО против СРЮ.

Итак, прибытие в край  двух тысяч наблюдателей ОБСЕ фактически стало прологом  к событиям следующих нескольких месяцев:  полной реорганизации террористов ОАК, открытая поддержка западными странами  и  НАТО террористов и их вступление в войну против СР Югославии.

Приштинский корпус тогда вернул 50% своих войск в казармы. На местах осталось, помимо пограничных частей, всего три смешанные роты, численностью менее 500 человек, с задачами обеспечения несколько оперативно-тактических направлений, переходов и ущелий. Эти три роты, на самом деле, едва могли защитить сами себя. Террористы, которые ранее скрывались в горах и лесных массивах, или пересекли границу, используя указания и инструкции вокеровских «проверяющих»  начали возвращаться на свои первоначальные позиции. Террористы тогда получили открытый сигнал и приказ подготовиться к весеннему наступлению и тотальной войне, которую НАТО будет вести против СРЮ. И в этом нет ничего удивительного, ведь как стало известно позже, директива о  подготовке натовских бомбардировок была принята в руководстве альянса еще в начале осени 1998 года.

ФОТО: 1998, 18 августа, погранзастава Митар Войнович у границы с Албанией, автор Бранко Копунович

Как утверждают рад источников, Вокер непосредственно сотрудничал с террористами, давал им информацию о сербских силах и их планах, по дипломатическим каналам снабжал их оборудованием и спутниковыми телефонами.

С другой стороны, его контролеры, согласно подписанному соглашению, имели право проверять все воинские части, чем они активно пользовались. Они закрывали глаза на нападения террористов на армию и полицию, и одновременно оставляли радиомаяки и собирали точные данные о месторасположении  военных объектов в которых они побывали. Забегая вперед скажем, что уже в первую ночь налетов весной 1999 года натовские ракеты попали по всем этим армейским объектам с хирургической точностью. Например, были разрушены  все помещения  и здания, где располагались части  Приштинского корпуса.

Примерно в то время когда Вокер по-хозяйски распоряжался в Косово, и когда всем в Белграде стало ясно, что кто-то из военного верха работает на американцев,  24 ноября 1998 года генерал Момчило Перишич был уволен с поста начальника Генерального штаба югославской армии. Его преемником стал генерал Драголюб Ойданич - тот самый, который отдаст приказ Приштинскому корпусу о обороне страны от натовского агрессии, только 6 апреля 1999 года,  спустя "всего" две недели после начала бомбардировок.

В конце декабря 1998 года генерал-подполковник Небойша Павкович пошел на повышение и был назначен командующим 3-й армией, а командование Приштинским корпусом в январе 1999 года перешло к бывшему начальнику штаба корпуса генерал-майору Владимиру Лазаревичу. Именно эти два генерала уже совсем скоро станут легендарными командующими своих подразделений и частей, которые приняли на себя наибольшее бремя агрессии НАТО на Югославию.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати