Парагвай смотрит в будущее: что видно? Асунсьон готовит стратегическое соглашение с Россией

12:36 04.12.2018 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Сегодня в России о Парагвае всё больше говорят в позитивных тонах. Впервые в истории отношений наших государств Москву посетил президент этой южноамериканской республики. Также впервые он провел встречу с президентом РФ, напомнил о прошлом и обменялся с ним планами на будущее нашего двустороннего сотрудничества. Что происходит в Парагвае в настоящее время, как изменилась страна в последние годы?

Об этом – наша беседа с Надеждой Кудеяровой, кандидатом исторических наук, ведущим научным сотрудником Института Латинской Америки РАН, почетным доктором в области гуманитарных наук парагвайского Университета Дель-Норте.

 

«Международная жизнь»: Надежда Юрьевна, в уходящем году в Парагвае прошли всеобщие выборы. Какое значение, на ваш взгляд, они имели для политической и экономической системы этой южноамериканской страны? Что удалось прояснить в их процессе?

Надежда Кудеярова: Да, в апреле 2018 года в Парагвае состоялись очередные всеобщие выборы. Завершившийся электоральный цикл не сопровождался радикальными потрясениями, однако он выявил обостряющиеся внутриполитические проблемы. Положительные макроэкономические показатели, устойчивое следование электоральным процедурам создали ощущение поступательной демократизации. Со временем стихала острота оценки событий, происходивших в Парагвае во второй половине XX века. Новый взгляд на пройденный период вернул старые травмы в современную дискуссию о будущем страны. Однако, результаты апрельских выборов не стали сенсацией. Избрание президентом страны Марио Абдо Бенитеса, кандидата от правящей право-консервативной Национальной республиканской ассоциации - партии Колорадо (Asociación Nacional Republicana - Partido Colorado, ANR-PC) подвело Парагвай к новому периоду, где возможен пересмотр законодательных положений, которые определяли политическое развитие в течение последних 30 лет демократического развития страны.

 

«Международная жизнь»: Надежда Юрьевна, расскажите хотя бы вкратце о нынешнем президенте Парагвая Марио Абдо Бенитесе, который победил на апрельских выборах и вступил в должность главы государства 15 августа 2018 года. Он же еще до инаугурации успел посетить Россию для участия в торжественной церемонии открытия чемпионата мира по футболу-2018 и пообщался с руководством России.

Надежда Кудеярова: Ещё накануне старта избирательной кампании кризис обострил вопрос о кандидатурах на высший руководящий пост. Не следует забывать, что избирательный процесс в Парагвае имеет четкую процедуру. Её соблюдение в стране контролирует Верховный трибунал электоральной юстиции. Ее важным этапом является серия внутрипартийных выборов, на которых партии и альянсы избирают своих кандидатов. На этой стадии на публичное поле выплескивается реальная политическая борьба между различными группами влияния.

По регламенту избирательной кампании внутрипартийные выборы проходили в середине декабря 2017 года. Наибольший интерес представляли праймериз в правящей ANR–PC, где борьба шла между Истинным движением Колорадо (Movimiento Colorado Añeteté) во главе с Марио Абдо Бенитесом, и сторонниками действовавшего президента Орасио Картеса, объединенными во фракцию Честь Колорадо (Movimiento Honor Colorado), лидером которого стал Сантьяго Пенья, министр финансов правительства Картеса, ради участия в кампании оставивший свой пост.

Кандидат в президенты Марио (Марито) Абдо Бенитес родился в 1971 году в Асунсьоне. После окончания школы в 16-летнем возрасте уехал в США, где в 1995-м получил степень бакалавра в области маркетинга в небольшом университете штата Коннектикут (Teikyo Post University, Connecticut). Затем прошел подготовку в вооруженных силах Парагвая, где служил в парашютно-десантных войсках и получил звание лейтенанта. Его карьера долгое время была связана со строительным бизнесом. Абдо - носитель знакового для страны имени. Его отец, Марио Абдо Бенитес, был личным секретарем тирана Альфредо Стресснера и относился к числу наиболее влиятельных персон диктаторского режима. Хотя семейная принадлежность давала Марито уникальные возможности в кругах партии Колорадо, тени прошлого мешали его сегодняшнему восприятию оппозиционерами и рядовыми гражданами республики. В ходе избирательной кампании Абдо постоянно твердил: «Я не сын… Я - Марито». И тем не менее, семейная история предопределила членство Абдо в ANR–PC. Его публичная политическая карьера началась в 2013 году, когда он был избран в сенат, где довольно быстро стал основным внутрипартийным оппонентом «картистского» блока. В 2015 году он выдвигался на пост председателя партии, однако проиграл стороннику Орасио Картеса Педро Альиане. После этого поражения Абдо был избран президентом сената и занимал эту должность вплоть до 2016 года, а в 2017-м стал одной из ключевых политических фигур. Разногласия, обвинения в коррупции, угрозы выдвижения обвинений были отложены ради победы на предстоящих больших выборах. И вот весной этого года партия Colorado единым фронтом пошла на выборы, добиваясь избрания своих сторонников на всех уровнях власти. Именно Марио Абдо Бенитес был избран президентом Республики, и 15 августа он вступил в должность. Началась новая глава парагвайской истории.

 

«Международная жизнь»: Какие же выгоды принесли эти выборы парагвайцам? Могут ли они быть довольны своим новым президентом?

Надежда Кудеярова: Дело в том, чтоМарио Абдо Бенитес как президент Парагвая во внутренней политике еще не проявил себя настолько, чтобы можно было анализировать его деятельность, Ведь он у власти менее полугода. Поэтому начну свой ответ с рассмотрения правления предыдущего главы республики.Пять лет мандата президента Орасио Картеса (2013-2018) прошли на фоне поступательного экономического роста. Политическая стабильность отразилась на экономической ситуации, впрочем, возможно и обратное предположение. Если в 2012 году ВВП Парагвая сократился на 1,2% под воздействием засухи и посткризисного изменения мировой конъюнктуры, затронувшей базовые позиции экспорта страны, то в последующие годы динамика была положительная: в 2013-м годовой рост ВВП составил 14%, в 2015 - 3% и 4,3% в 2017-м. Продемонстрированный рост превышал среднее значение по региону. Эти результаты руководство страны выдвигало в качестве примера успешного государственного управления в 2013-2018 годы, обозначая их как «парагвайский феномен». Основу роста составили доходы сельскохозяйственной и энергетической отраслей. Несмотря на то, что погодные условия создавали значительные проблемы — обильные дожди, вызванные Эль-Ниньо, приводили к разрушительным наводнениям и негативно влияли на отдельные отрасли аграрного сектора, - они способствовали устойчивой работе гидроэнергетических объектов.

Стабильные социально-экономические показателисвидетельствовали, с одной стороны, о некоторых достижениях, а с другой - о сохраняющихся проблемах. С начала текущего века показатель ВВП на душу населения практически удвоился, в текущем электоральном цикле он достиг наивысшего значения 4712 долларов (2014), однако затем существенно сократился до 4078 долларов в 2016 году. Социальная ситуация также далека от идеала. Динамика важнейшего показателя — уровня бедности и нищеты - утратила темп снижения. Максимальное значение индикатора было зафиксировано в 2008 году, сокращение последовало только с приходом к власти правительства Фернандо Луго (2008-2012). На этом пути были достигнуты значительные результаты. По данным Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (Comisión Económica de las Naciones Unidas para América Latina y el Caribе, CEPAL) уровень бедности снизился (56,8% в 2008 году, 40,7% - в 2013-м, 26,6% - в 2015-м), доля людей, живущих в нищете, сократилась с 30,1 до 5,7% (2016). Однако то, что эксперты CEPAL изменили методики подсчета показателей после 2014 года, не дало возможности проследить актуальные тенденции на единой платформе. Более поздние данные базируются на расчетах парагвайского статистического ведомства, осуществлявшихся на другой методологической основе. Их результаты представляли более оптимистическую картину. Тем не менее, важным эффектом стало фактическое замораживание уровня бедности на пятилетнем интервале, а в 2016 году обозначилась тенденция к его росту. 

Как и в других латиноамериканских странах, наиболее проблемными были сельские районы. В Парагвае сокращение бедности в этом сегменте шло довольно медленно: 61,6% (2008), 50,5% (2013) и 39,7% (2016). Парагвай оставался страной с самым высоким уровнем неравенства в сфере землевладения в регионе, где в руках 2,6% населения сосредоточено 84,8% всех земель. В то же время мелкие фермеры и крестьяне, составляющие 91,4% общего числа землевладельцев, занимали только 6,3% сельскохозяйственных угодий. Неравенство в сфере прав на землю отражается на динамике бедности и на несокращающемся экономическом неравенстве.

По мере увеличения исторической дистанции, событийный ряд обретает более четкие контуры: несмотря на краткость, опыт «левый оппозиции» трансформировал политическое пространство страны. Региональный контекст «левого поворота» способствовал росту внимания к социальным проблемам в Парагвае, а также общему сдвигу всего комплекса социально-экономической политики в сторону идеологического центра. С 2005 года начала действовать программа субсидий «Tekoporã» («Достоинство» на языке гуарани), направленная на искоренение крайней бедности. Первые качественные изменения начались еще в период мандата Фернандо Луго, бывшего президента (2008-2012), лидера оппозиционного левоцентристского движения «Широкий фронт» (Frente Guasú, FG). Правительство Орасио Картеса также обозначало борьбу с бедностью в качестве одной из приоритетных задач. Она охватывала 131 тысячу семей в 17 департаментах страны. За годы правления Картеса произошел скачок охвата программой индейского населения с 3 до 44%. Инициированы программы помощи в создании малого бизнеса для людей, собирающихся покинуть программу «Tekoporã», например, «Tenonderã» («Перспектива»). Эти программы стали составной частью Национальной программы сокращения бедности «Sembrando Oportunidades» («Создавая возможности»), которая координирует действия по расширению доступа к продовольствию, здравоохранению, образованию, питьевой воде, жилью и работе для уязвимых групп населения. Реализовывались проекты строительства жилья для беднейших семей. Широкий отклик нашла программа строительства социального жилья для 1000 семей «Barrio San Francisco» («Район Сан-Франсиско»), названная в честь визита Папы Римского Франциска в Парагвай в 2015 году.

Однако общая динамика социальных показателей создала ощущение подхода к определенному потолку роста, где все отчетливее проявлялись недостатки и пределы сложившейся модели. Так, доля дохода, сконцентрированного в руках самых обеспеченных 10% населения, после небольшого сокращения в период правления Фернандо Луго вновь начала увеличиваться. Несмотря на то, что отмечалось минимальное перераспределение в пользу беднейших слоев населения, эта трансформация происходила за счет сокращения доли дохода «среднего» класса, размер которого в социальной структуре страны стал увеличиваться лишь с 2003 года. В результате Парагвай остается страной со значительной экономической и социальной асимметрией, где высокая доля имущественного неравенства фактически остается неизменной. Вы спрашиваете, кто доволен таким положением? Правильно, те самые 10% самых состоятельных парагвайцев.

 

«Международная жизнь»: Бегство населения из любой страны обычно становится самым популярным ответом на острые внутриполитические проблемы, на агрессивную политику властей. Парагвай не исключение. Как обстоит дело с эмиграцией парагвайцев за пределы своей родной республики в наши дни?

Надежда Кудеярова: Ответом на события внутри Парагвая, по сути, всегда был высокий уровень эмиграции. В этом историческом процессе выделю два важных этапа. Первый - изгнание и политическая эмиграция, второй - современный исход из страны по экономическим мотивам.

Выдавливание политических оппонентов в сопредельные страны стало характерной чертой политической культуры страны, наглядно проявлявшейся на протяжении XX в. и достигшей кульминации во время продолжительной диктатуры Альфредо Стресснера (1954-1989). Эта практика поддерживалась и с помощью законодательных норм. Так, в Уголовном кодексе страны, принятом в 1914 года и просуществовавшем вплоть до 1998-го, предусматривалось наказание в виде выдворения из страны на срок до десяти лет (ст. 62.1), а также обозначалось, что осужденные на изгнание будут «выдворены с территории республики и высланы на время действия приговора» (ст. 65). Такого рода наказание применялось к лицам, причастным к бунтам или мятежам. Дальнейшие события стали чередой диктаторских режимов, завершившихся военным переворотом и самой продолжительной тиранией в истории страны.

Политическая эмиграция как вынужденная мера, связанная с угрозой жизни, не предполагала быстрого возвращения. Продолжительное проживание за пределами родной страны приводило к разрыву связей, значительное число людей родилось и выросло за пределами государства. Большая часть изгнанников обосновалась в сопредельной Аргентине и Уругвае. Размер политической эмиграции стресснеровской эпохи оценивался в 21 тысячу человек, из которых 3 470 были непосредственными изгнанниками, а 17 348 человек относились к косвенным - дети, члены семьи, совместно покидавшие страну. Несмотря на то, что политическая эмиграция затронула 0,14% населения, число людей, пострадавших от дискриминационной политики и ущемлений в правах, оценивалось в 108 тысяч. 

Первое десятилетие демократического периода проходило на фоне политических кризисов и экономической турбулентности. Трудовая эмиграция стала доминирующей моделью трансграничной мобильности парагвайцев. С учетом небольшого населения, численность людей, покинувших пределы страны, была значительной. По данным Всемирного банка на 2010 год, за пределами Парагвая находилось 7,7 % населения республики. В начале второго десятилетия текущего века мобильность парагвайцев была очень высока. Буквально за насколько лет численность эмигрантов возросла до 960 тысяч, что составило 14% населения. В дальнейшем, со стабилизацией политической и экономической ситуации, это число сократилось до 895 тысяч человек. Это при 7-миллионном населении страны!

Подавляющее большинство граждан Парагвая предпочитало выезжать в соседнюю Аргентину, где обосновалось наиболее массовое сообщество - около 80% всех находящихся за пределами страны. На второе место вышла Испания, которая была особо привлекательной в нулевые годы текущего века, когда в этой иберийской стране сконцентрировалось 15% выездного потока. Впоследствии к 2017 году присутствие парагвайцев в Испании сократилось до 9%. Значимые доли выездного потока были представлены также в Бразилии (около 5%) и США (3%).

Невысокий уровень квалификации современных парагвайских мигрантов сказывался на характере трудоустройства. Несмотря на это мигранты активно поддерживали связи с семьями на родине. Объем их частных денежных переводов в 2017 году оценивался в 732 млн долларов, что составило 2,3% ВВП. 

Миграционный фактор стал не только отражением социально-экономической динамики развития Парагвая, но и важным элементом электоральной демократии.

 

«Международная жизнь»: Что показали всеобщие выборы? Каков ваш анализ их влияния на нынешнюю ситуацию в стране? И что ждет Парагвай в ближайшем будущем?

Надежда Кудеярова: Сразу отмечу, что итоги прошедших выборов довольно противоречивы. Напомню, что согласно Конституции в стране выбирали президента республики в паре c вице-президентом, депутатов (80) и сенаторов (45) национального конгресса, губернаторов (17) и составы руководства департаментов, депутатов парламента Mercosur (18). В выборах приняло участие 61,4% избирателей, что на 7,2 процентных пунктов меньше, чем в предыдущую кампанию. Этот относительный показатель участия стал самым низким за весь современный демократический период. Совокупные результаты подтвердили сложившийся расклад политических сил. На выборах губернаторов выдвиженцы PLRA и альянса GANAR завоевали 4 поста, а кандидатам правящей ANR–PC удалось завоевать 13 мандатов, что усилило их позиции на один мандат. 

Выборы в национальный конгресс продемонстрировали некоторые подвижки. Распределение депутатских мандатов в сенате на 2018-2023 годы следующее: ANR–PC - 17 мест, PLRA - 13, FG - 6, PDP - 2, Partido Patria Querida (PPQ) - 3, Partido Hagamos (PH) - 2, UNACE - 1, Movimiento Cruzada Nacional (MCN) - 1. Конфигурация представительства в сенате несколько изменилась. Правящая партия потеряла два мандата, основная оппозиционная сила PLRA сохранила их число без изменений. На одно место больше завоевал оппозиционный FG, возглавляемый экс-президентом Фернандо Луго, что позволило позиционировать FG в качестве третей парламентской политической силы. Произошло своеобразное «возрождение» консервативной католической Партии любимая родина (Partido Patria Querida, PPQ), которая вернулась в сенат после провала в предыдущем избирательном цикле. Бывшие сторонники генерала Лино Овьедо из партии UNACE, еще десять лет назад дестабилизировавшие политический ландшафт, практически утратили свою электоральную базу. В составе верхней палаты появились представители двух новых движений — Национальный крестовый поход (Movimiento Cruzada Nacional, MCN) и Партия «Сделаем!» (Partido Hagamos, PH). Сенатором от «крестового похода» стал Парагвайо (Пайо) Кубас, харизматичный борец с политической системой и радетель за развитие приграничного региона. Он стал одним из активных участников избирательной кампании. Избрание нового состава сената сопровождалось коррупционными скандалами. Под давлением общественных выступлений и внутрипартийных трений два сенатора от ANR–PC были вынуждены сложить мандаты. 

В палате депутатов также произошли небольшие подвижки: правящая ANR–PC потеряла 2 мандата, но сохранила большинство (42 места), оппозиционная PLRA и альянс GANAR увеличили представительство до 30. PPQ завоевала на два мандата больше (3), PEN сохранила свои места (2), новые игроки MCN (1) и PH (2) смогли провести своих кандидатов и в нижнюю палату конгресса. Расклад нового цикла не привнес радикальных изменений в расклад сил в нижней палате, но в нем заметно некоторое усиление представительства оппозиционных партий.

Наибольшее внимание, разумеется, было приковано к президентским выборам. В листе голосования было заявлено десять пар кандидатов. Хотя результат был предсказуем, в нем можно увидеть скрытую динамику и драматизм. Победитель Марито Абдо (ANR–PC) набрал 46,4%, Эфраин Алегре (оппозиционный альянс ГАНАР) занял второе место с 42,7% голосов. Остальные участники в сумме набрали 5,65% голосов, где только кандидату от Партии «Зеленый Парагвай» (Partido Verde Paraguay) Хуану Баутисте Ибаньесу удалось превысить уровень 1% с результатом 3,26%.

Правящая партия подтвердила результаты, полученные на предыдущих выборах. Однако оппозиционный альянс ГАНАР (GANAR) совершил серьезный прорыв и сократил отставание до 3,7 процентных пунктов, забрав голоса практически всех остальных участников кампании. Он набрал рекордное для оппозиции число голосов избирателей - 1 млн 109 тысяч 309, существенно увеличив свою электоральную базу.

В парагвайской политической практике исполнение конституционных положений становится эффективным средством борьбы с конкурентами. Однако именно планомерное выполнение регламентов, инструментальное следование демократическим процедурам нередко оказывало благотворное влияние на политический процесс. Несмотря на серьезные противоречия, попытки переворотов и импичменты, удавалось выдержать ритм избирательных кампаний, закрепленных Электоральным кодексом. Тридцать лет без авторитарной военной диктатуры пока не привели страну к построению консолидированной демократии. Однако стадия минималистской электоральной демократии также является несомненным достижением демократического транзита в Парагвае. Этот процесс стартовал с очень низкой базы - без опыта конструктивной политической оппозиции и без развитой системы организаций гражданского общества. Решение спорных вопросов без силового вмешательства, следование нормам закона само по себе благотворно сказалось на демократизации страны. В целом, думаю, при определенных усилиях властей уже в недалеком будущем Парагвай могут ожидать позитивные перемены.

Что касается российско-парагвайских отношений, могу сказать следующее. Избранный президент Марио Абдо Бенитес еще до официального вступления на свой пост (инаугурация состоялась в августе этого года) посетил Россию и встретился с президентом Владимиром Путиным. Парагвайский руководитель объявил, что готовится большое соглашение с Россией о двустороннем сотрудничестве и стратегическом альянсе. Как тогда сообщал ТАСС, документ должен быть готов к следующему его официальному визиту в нашу страну уже в качестве конституционного главы Парагвая. И тогда же Марио Абдо Бенитес отметил, что встреча с Владимиром Путиным носила исторический характер. «Это первый раз, когда президент Парагвая и президент России пожали друг другу руки», – заявил новый президент южноамериканской страны. В каких областях предполагается развивать двустороннее сотрудничество? Прежде всего, в таких сферах, как исследования в ядерной сфере, транспорт, добычу углеводородов и развитие гидроэлектроэнергетики. Кроме того, избранный президент сообщил о возможном открытии в Асунсьоне научного центра.
Хочется верить, что президент Парагвая сдержит слово.

 

«Международная жизнь»: Благодарю вас, Надежда Юрьевна, за интересный разговор

 

Справка:

Россия и Парагвай

Дипломатические отношения между Российской Империей и Парагваем были установлены в 1909 году. После 1917 года отношения были прерваны и восстановлены только 14 мая 1992 года. Ощутимый импульс российско-парагвайским связям придал состоявшийся 13 сентября 2007 года первый в истории официальный визит в Асунсьон министра иностранных дел России Сергея Лаврова. В июне 2010 года с ответным визитом Россию посетил министр иностранных дел Парагвая Эктор Лаконьята. В последующие годы нашу страну посещали главы дипмиссий республики Эладио Лоисаги и Луис Кастильони. Активны межпарламентские связи. В апреле 2016 года состоялся визит в Россию делегации Палаты сенаторов Национального конгресса Парагвая во главе с ее тогдашним председателем Марио Абдо Бенитесом. В ноябре 2016 года состоялся визит в Парагвай российской парламентской делегации под руководством заместителя председателя Совета Федерации РФ Николая Федорова. В октябре 2017 года в столице Республики Парагвай, Асунсьоне, находилась бизнес-миссия во главе с министром промышленности и торговли Российской Федерации Денисом Мантуровым. В состав российской делегации вошли порядка 30 российских компаний, представляющих различные отрасли промышленности.

Договорно-правовую базу российско-парагвайских отношений составляют: соглашение о торговле и экономическом сотрудничестве (1993), соглашение о безвизовых поездках по дипломатическим и служебным паспортам (1995), протокол о межмидовских консультациях (1995), соглашение о сотрудничестве в области культуры, науки, образования и спорта (1998), базовый Договор о дружбе, торговле и сотрудничестве (2000), межправительственное соглашение об условиях отказа от визовых формальностей при взаимных поездках граждан России и Парагвая (2013). В октябре 2016 года по линии ГК «Росатом» был подписан меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Налажена практика обмена мнениями в ходе различных международных форумов, прежде всего в ООН. Парагвай - один из ведущих торгово-экономических партнеров России в латиноамериканском регионе. По данным ФТС РФ, в 2017 году взаимный товарооборот России с Парагваем составил 645,412 миллиона долларов, в том числе российский экспорт - 20,125 миллиона долларов и импорт — 625,286 миллиона долларов.

Российский экспорт представлен такими товарами как продукция химической промышленности, металлы и изделия из них, древесина и целлюлозно-бумажные изделия, машины, оборудование и транспортные средства, минеральные продукты.

Российский импорт представлен продовольственными товарами и сельскохозяйственным сырьем.