Винтовка и власть: политическая роль армии в странах Востока

00:47 04.08.2018 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Армии на современном Востоке /Под ред. Д.В.Стрельцова. – М.: Аспект пресс, 2018.

Проблематика, связанная с положением вооруженных сил в странах Востока, привлекает сегодня особое внимание исследователей. Это связано с тем, что на протяжении долгих лет во многих странах Азии и Африки у власти находились военные режимы, а в некоторых странах они сохраняют свои позиции и сегодня. За армией нередко остается решающее слово при определении приоритетов политического развития, даже не обязательно относящихся к военной сфере. Положению армий в странах современного Востока посвящена новая коллективная монография, созданная совместными усилиями кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России и Института востоковедения Российской Академии наук.

Во многих развивающихся странах армия выступает в роли «передового» политического института, а ее участие в политическом руководстве, несмотря на определенные издержки, способствует решению важных задач единения общества перед лицом общенационального кризиса. Нередко это происходит на фоне многочисленных противоречий и внутренних конфликтов, а нередко и коррумпированности, свойственных гражданским институтам, прежде всего политическим партиям и связанным с ними организациям. В условиях обострения этнических и религиозных противоречий это имеет особое значение.

На страницах труда рассмотрен вопрос о месте армии в общественно-политическом развитии стран арабского Востока, а также Турции, Иран, Индии, Пакистана, Мьянмы, Таиланда, Индонезии, Китая, Северной Кореи и Японии.

Раздел об арабских странах написан доктором исторических наук, профессором кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России, старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Ириной Звягельской. Особое внимание ею уделено положению вооруженных сил в Ираке и Сирии. По ее мнению, динамика политического развития продолжает определяться военно-гражданскими отношениями. Современные военные конфликты на Ближнем Востоке, для которых свойственен гибридный характер, предполагающий взаимодействие между регулярной армией и негосударственными вооруженными группировками, ставят перед армиями региона новые, ранее непривычные, задачи, связанные с политической и экономической реконструкцией и реабилитацией населения, пострадавшего от военных конфликтов. Кроме того, гражданские войны в ряде стран раскалывают местные армии, навязывая им политический выбор и заставляя противостоять вооруженному населению.

Во многих странах Востока за армией остается решающее слово при определении приоритетов общественного развития.

В свою очередь доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России Марина Сапронова уделяет особое внимание стабилизирующей роли военных структур в странах арабского Востока. Благодаря специфике национально-освободительной борьбы происходило естественное сращивание военных и гражданских структур. Армия превращалась в важнейший элемент новой политической системы, контролирующий государственный, партийный и хозяйственный аппарат. Нередко в конституциях стран региона особый статус армии был закреплен законодательно, а позиция вооруженных сил в кризисных ситуациях неоднократно оказывала решающую роль в их разрешении. Примером последнего может служить Алжир.

Кандидат политических наук, доцент кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России освещает роль вооруженных сил в политике и экономике современного Египта. Для этой страны армия является важным внешнеполитическим ресурсом, который используется официальным Каиром для привлечения внешней помощи и повышения престижа государства. При этом офицеры остаются особой кастой внутри среднего класса и элиты страны, важным источником кадров для аппарата управления.

Одной из ключевых фигур «экономического блока» египетских вооруженных сил стал генерал Мухаммед аль-Ассар, который с 2015 года курирует в ранге государственного министра важнейшие программы развития, в том числе «Сделано в Египте». В рамках последней осуществляется политика импортозамещения за счет продукции военных и связанных с ними гражданских предприятий. В ведении Министерства обороны остаются вопросы ядерной энергетики, а с 2016 года – работы по разведке и добыче нефти и газа на территории страны.

Кандидат исторических наук, руководитель Отдела изучения Израиля и еврейских общин Института востоковедения РАН Татьяна Карасова рассматривает на страницах книги вопрос о роли Армии обороны Израиля в системе политических институтов и гражданском обществе этой страны. Автор утверждает, что демократический контроль общества над вооруженными силами свойствен Государству Израиль с первых дней его основания и до наших дней. Тем не менее, роль израильских армейских структур неоднократно претерпевала изменения, в особенности после войны 1967 года, когда к прочим задачам добавились ранее неприваычные карательные и административные функции.

По словам Т.Карасовой, в настоящее время перед Армией обороны Израиля остро стоит задача адаптации к новым правилам ведения войны. Это связано с тем, что в результате бурных событий на Ближнем Востоке прежняя политическая карта этого региона претерпела изменения, и ранее актуальная система сдержек и противовесов перестала существовать.

В разделе, принадлежащем перу известных востоковедов Владимира Аваткова и Сергея Дружиловского рассматривается положение армии Турецкой Республики в политической системе страны. На протяжении долгих лет вооруженные силы Турции не только обеспечивали безопасность страны, но и стояли на страже светского характера внешней и внутренней политики государства. Кроме того, армейские структуры выполняла интеграционную роль, объединяя людей из разных районов страны и «превращая» их в единую нацию. Однако в настоящее время благодаря усилиям правящей Партии справедливости и развития их вытесняют политические партии и некоммерческие организации.

Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин рассказывает о современном положении вооруженных сил Исламской Республики Иран. В составе их организационной структуры сосуществуют две независимых составляющих, обладающих собственными родами войск – собственно Армия и Корпус стражей исламской революции (КСИР). Армия и КСИР надежно вписаны в структуру теократического политического режима исламской республики, при этом Корпус представляет собой довольно мощную и многопрофильную корпорацию, объединяющую в своих руках военные, разведывательные, полицейские, идеологические и финансово-экономические функции.

Доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России, заместитель директора Института востоковедения РАН Вячеслав Белокреницкий рассказывает о значении армии в современной политической системе Пакистана. Эта роль уникальна, поскольку из 70 лет существования этого государства 31 приходится на правление военных чинов. Несмотря на некоторые черты демократизации, пакистанская армия располагает так называемой «внутренней экономикой», которая делает службу в армии разновидностью социального лифта, позволяющего прокормить семью, обеспечить старость и открыть возможности для профессионального роста.

Доктор исторических наук, профессор кафедры МГИМО МИД России Сергей Лунёв рассказывает об основных тенденциях военного строительства в Индии. С учетом острых внешнеполитических противоречий с Китаем и Пакистаном, Дели, не ограничиваясь заявлениями о проведении нейтрального миролюбивого курса, еще с 1980-х годов проводит политику готовности к одновременному ведению двух войн. Кроме того, важным приоритетом для страны остается укрепление ее позиций в акватории Индийского океана. Особое внимание автор уделяет участию армии в миротворческих операциях за пределами страны, а также политической, гуманитарной и военной поддержке, которую индийские власти оказывают Шри-Ланке и Мальдивской Республике.

Специфика вооруженных сил Индии заключается в пестром этническом и религиозно-кастовом составе, а также в значительной роли гражданских лиц в контроле над деятельностью Министерства обороны.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России Владимир Корсун анализирует роль армии в современном Китае. В настоящее время стратегия Китайской Народной Республики направлена на предотвращение войны путем осуществления ряда мер политического, экономического, дипломатического и военного характера, направленных на защиту национальных интересов страны и предотвращение агрессии и диверсий против нее. Особое внимание исследователь уделяет реформе вооруженных сил Китая. Военно-промышленный комплекс Китая совершил качественный переход от копирования к самостоятельным исследованиям и разработкам, резко сократив зависимость от экспорта вооружений, в том числе из России. Одновременно были сокращены расходы на оборону и проведена конверсия ряда предприятий и учреждений.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры японского, корейского, индонезийского и монгольского языков МГИМО (У) МИД России Илья Дьячков в разделе, посвященном истории и современному состоянию армии КНДР, отмечает, что поначалу Пхеньян был сторонником внедрения советских принципов управления обществом как в военном, так и в политико-идеологическом смысле. Однако со временем они претерпели значительное изменение и приобрели отчетливо выраженное национальное содержание. При этом вооруженные силы были встроены в иерархию власти как ее составная часть, а позднее, в 1990-х годах, объявлены образцом для всего северокорейского общества. В то же время исследователь считает, что армия в этой стране не является самостоятельной политической структурой, а служит опорой существующей системы. Поэтому применительно к Северной Корее имеет смысл говорить не о власти военных, а о милитаризации власти.

Раздел, посвященный Силам самообороны Японии, составлен научными сотрудниками кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России Владимиром Нелидовым и Анной Киреевой. Роль вооруженных сил Страны восходящего солнца можно назвать уникальной. С одной стороны, продолжает действовать статья 9 Конституции, направленная на предотвращение ремилитаризации и ограничивающая их применение за пределами страны. С другой стороны, японские Силы Самообороны вполне современны и хорошо оснащены по последнему слову техники. Постепенное снятие ограничений, наложенных по окончании Второй мировой войны, приведет к серьезному изменению роли Японии в структуре международной безопасности.

Особый раздел монографии образуют главы, посвященные положению армии в политических системах стран Юго-Восточной Азии – Мьянмы, Таиланда и Индонезии. Кандидат политических наук, доцент кафедры востоковедения МГИМО Ксения Ефремова в главе, посвященной Мьянме, подчеркивает, что местные вооруженные силы представляют собой автономный политический институт с широкими полномочиями, стоящий над гражданским обществом. Это объясняется не только значительным вкладом армии в национально-освободительную борьбу, но и целенаправленной информационной кампанией, проводимой в местных СМИ.

Глава, посвященная вооруженным силам Таиланда, принадлежит кандидату политических наук, доценту кафедры востоковедения МГИМО Екатерине Колдунова. В этой стране армия заняла ведущее место после окончания Второй мировой войны и сохраняет его вплоть до наших дней. Автор объясняет это тем, что в условиях общей слабости политической системы и многочисленных противоречий и расколов именно военная элита структуры оказались наиболее дееспособными по сравнению со всеми остальными институтами. 

Доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения РАН Лариса Ефимова рассказывает о положении вооруженных сил в крупнейшей мусульманской стране мира – Индонезии. По оценке эксперта, росту участия армии в политической жизни страны способствует определенный упадок доверия к действующим политикам, а также рост внутренних и внешних противоречий, требующих адекватного и оперативного ответа. 

Полагаем, что вышедший труд, созданный совместными усилиями МГИМО и Института востоковедения РАН будет интересен не только учащимся и специалистам-регионоведам, но и всем, кто интересуется историей  и непростой современной политической ситуацией в странах Востока.