ГЛАВНАЯ > Рецензии

Предстоит ли новая ревизия мирового порядка?

16:28 20.07.2018 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фененко А.В. История международных отношений: 1648-1945 годов: Учебное пособие. – М.: Аспект пресс, 2018.

В издательстве «Аспект пресс» вышло учебное пособие известного политолога, доктора исторических наук, доцента факультета мировой политики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Алексея Фененко, охватывающее значительный временной отрезок от подписания Вестфальского мира до окончания Второй мировой войны. 

Основное внимание исследователя сосредоточено не столько на внешней политике отдельных стран, сколько на точках их взаимодействия друг с другом. Поэтому анализ дипломатических и военных событий проводился им в соответствии с их значением не для отдельных государств, а для международного порядка в целом.

В этом смысле труд А.Фененко составлен в соответствии с системным подходом, основы которого были заложены в середине ХХ века британским политологом и историком Эдвардом Халлетом Карром, а также его американскими коллегами Дэвидом Сингером и Мортоном Капланом. В России он получил известность благодаря усилиям историков-международников Алексея Богатурова и Максима Хрусталева. В рамках этого подхода получила развитие теория мирового порядка как основы неформальных норм и правил, действующих в течение определенного исторического периода. 

Отправной точкой для исследования А.Фененко, послужила эволюция Вестфальской системы, под которой он понимает систему взаимодействия национальных государств на базе трех основных принципов:

- суверенитета как права государства на проведение самостоятельной внутренней политики;

- монополии государства на насилие как права верховной власти суверенного государства над своими гражданами;

- признания суверенных государств единственно легитимными субъектами международного взаимодействия.

Поскольку принцип суверенитета был зафиксирован в Вестфальском мирном договоре 1648 года, он получил одноименное название. Как подчеркивает А.Фененко, само понятие «международные отношения» возникло в середине XVII века и подразумевало контакты между национальными государствами. Поскольку современная система международных отношений представляет собой систему взаимодействия национальных государств, постольку в своей основе она остается Вестфальской.

Согласно этой концепции, под национальным государством подразумевается не этническая, а социально-политическая категория, выступающая на международной арене как целостная и внутренне консенсусная общность. Национальные интересы в этом контексте понимаются как интересы государства, осознанные большей частью его политического класса и ставшие основой для практических действий.

Роль национальных государств в международных отношениях обусловлена совокупностью ресурсов – возможностей, которые определяют потенциал их внешних политик. К подобным ресурсам А.Фененко относит следующие характеристики:

1. Совокупный военный (силовой) потенциал государства;

2. Уровень экономического развития страны;

3. Размер территории государства;

4. Численность населения (демографический ресурс);

5. Организационный (степень представленности во влиятельных союзах, организациях и неформальных политических объединениях);

6. Культурный (привлекательность государства для элит и/или населения других стран).

Совокупность этих ресурсов позволяет национальным государствам либо оставаться в категории обычных участников международной системы, либо при определенных условиях переходить в разряд великих держав, то есть преобразовывать собственную военную мощь в политическое влияние.

В свою очередь, великие державы могут осуществлять внешнеполитическую стратегию двух типов: установление собственной гегемонии и политику баланса сил. В американской политологии выделяют третий тип поведения – лидерство.  Оно подразумевает управление посредством консенсуса, в рамках которого государство-лидер формирует повестку международных отношений и защищает выгодный ему международный порядок. Такое управление формально осуществляется с согласия самих управляемых, но фактически представляет собой, по мнению А.Фененко, особую форму защиты собственной гегемонии при опоре на механизмы «мягкой силы».

Термин «гегемония» используется автором в двух его значениях – превосходства государства в рамках определенной системы по совокупности ресурсов, позволяющего реализовать свою линию поведения, не считаясь с интересами других; внешнеполитической стратегии, основанной на навязывании другим государствам определенного набора ценностей и правил. 

Взаимодействие государств на основе формальных и неформальных норм формирует международный порядок. Американские политологи, представители теории неореализма Кеннет Уолтц и Линн Миллер выделяют в его структуре три компонента:

1. Управляющие параметры – базовые нормы, которые лежат в основе данного порядка. Под ними, прежде всего, подразумеваются принцип гегемонии и баланса сил.

2. Среда международных отношений – влияние норм мирового порядка на поведение его участников.

3. Системные регуляторы – механизмы, предопределяющие эволюцию порядка. Они бывают трех типов: войны, дипломатические соглашения и международно-правовые режимы. В свою очередь, войны ведутся либо за установление гегемонии, либо за корректировку баланса сил. Войны бывают тотальные и ограниченные. Первые нацелены на ликвидацию противника как политического субъекта, приводят к замене одного порядка другим. Вторые направлены на принуждение противника к компромиссу при сохранении базовых норм миропорядка.

С точки зрения мотивации государства подразделяются на державы статус-кво, заинтересованные в сохранении мирового порядка и ревизионистские, выступающие за пересмотр его управляющих параметров. При этом ревизия может быть согласованной, предполагающей частичную реформу миропорядка, и несогласованной, направленной на его слом.

Рассмотрим теперь структуру учебного пособия. Она, в соответствии со сложившейся традицией, соответствует основным этапам эволюции систем международных отношений на протяжении трех веков.

Вводная часть посвящена становлению системы национальных государств, предпосылкам, причинам и этапам ее формирования начиная со средневековья и заканчивая периодом раннего нового времени (XV-XVII веков).

Первый раздел освещает историю формирования и развития Вестфальского порядка в 1648-1815 годах, в период от окончания Тридцатилетней войны до завершения Наполеоновских войн. В нем рассмотрены три попытки Франции установить свою гегемонию в Европе и подробно проанализирована серия войн с коалициями Великобритании, России и Священной Римской империи (позднее преобразованной в Австрийскую империю). Особое внимание уделено формированию Балтийско-Черноморской конфликтной системы и попыткам других государств установить свое региональное лидерство: Швеции и России – в Восточной Европе, Великобритании – в Северной Америке. По итогам Наполеоновских войн Париж лишился потенциала для проведения гегемонистской политики, а Венский конгресс 1814-1815 годов ликвидировал Вестфальский миропорядок.

Второй раздел учебного пособия посвящен истории международных отношений от Венского конгресса до Первой мировой войны. Управляющим параметром стал принцип баланса сил великих держав (России, Австрии, Пруссии, Великобритании, Франции), имевших более широкие права, чем остальные участники международных отношений. Подробно рассмотрена эволюция Священного союза, согласованная ревизия системы в 1860-х годах, формирование долгосрочных политико-военных коалиций в 1870-1890-х годах. В то же время у формирующихся новых блоков отсутствовали механизмы предотвращения войны, но зато была спорная территория (Балканский полуостров), где сталкивались их жизненно важные интересы. Рост противоречий между альянсами привел к краху Венской системы в 1914-1918 годах. 

Специфика Венского порядка заключалась в распространении системы национальных государств из Европы на весь остальной мир. В результате российско-британского соперничества в Центральной Азии возросла политическая роль Среднего и Дальнего Востока. В Западном полушарии в ходе реализации «доктрины Монро» возникла автономная система международных отношений на основе лидерства США. Наконец, на страницах учебного пособия подробно рассмотрена политика империализма, в рамках которой мир стал приобретать на рубеже XIX-XX веков экономическое и политическое единствоА.Фененко подробно рассказывает о становлении международных отношений в Восточной Азии (прежде всего в Китае, Корее и Японии), дает развернутую характеристику развития колониальной системы, а также начального этапа формирования национальных государств в Африке, Австралии и Океании.

Третий раздел посвящен истории первого в мировой истории глобального порядка – Версальско-Вашингтонской системы международных отношений (1919-1945). Её основой стали два взаимоисключающих принципа – глобального управления под эгидой Лиги Наций и идеологической многополярности, которая резко повысила уровень конфликтности и нестабильности на мировой арене. Проанализированы попытки интеграции Советского Союза и Германии в новый мировой порядок, закончившиеся неудачей. Подробно рассмотрены основные этапы формирования политической карты Восточной Европы, а также мотивы и ход соперничества Москвы и Лондона на Среднем Востоке (прежде всего в Иране и Турции). Подробно освещены события вокруг Центральной Азии, противоречия СССР и Великобритании в Индии и Тибете, а также эволюция «китайского» направления советской внешней политики. 

Заключительная глава пособия посвящена специфике формирования Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений и современному состоянию мирового порядка. А.Фененко полагает, что первоначально она возникла как совместный проект США и Великобритании, нашедший свое воплощение в Атлантической хартии 1941 года. В мае 1942 года президент США Ф. Рузвельт во время переговоров с народным комиссаром иностранных дел СССР В.Молотовым предложил концепцию «трёх полицейских», которая год спустя была расширена до четырёх участников и предполагала взаимное признание прав США, Великобритании, СССР и Китая на поддержание нового мирового порядка. В 1945 году к списку новых великих держав присоединилась Франция, что в итоге и определило состав Совета Безопасности ООН. Впоследствии именно эти страны стали участниками клуба ядерных держав, что было закреплено за ними Договором о нераспространении ядерного оружия.

Страны антигитлеровской коалиции выработали новые правила поведения на международной арене. Важнейшими из них стали:

- признание формального равенства всех народов и стран;

- ограничение права государства на применение силы;

- создание нового органа глобального управления – Организации Объединенных Наций (ООН);

- наличие особых прав (прежде всего права вето) у пяти держав-членов Совета Безопасности ООН;

- принудительное разоружение государств-агрессоров (Германии и Японии) с ограничением их суверенитета.

Исторический опыт Ялтинско-Потсдамской системы показал, что Соединенные Штаты по ряду показателей оказались в более выигрышной ситуации, чем Советский Союз. В частности, после Второй мировой войны Вашингтон получил почти монопольное преобладание в океане и в воздухе. США утвердили свое монопольное положение в финансах благодаря статусу доллара как мировой резервной валюты. Это задаче отвечали Бреттон-Вудские соглашения 1944 года, а также их современная модификация – Ямайская система. Наконец, западный мир получил институциональное единство через коллективное идеологическое противостояние СССР в ходе «холодной войны».

В качестве нового лидера США постепенно построили выгодную им систему региональных блоков. В Европе основой их гегемонии стал блок НАТО, в основу которого легло ограничение суверенитета Германии и жесткая привязка линии Бонна и Западного Берлина к внешнеполитической стратегии Вашингтона. В Азии США создали сеть союзов с Японией, Филиппинами, Австралией и Новой Зеландией.

В то же время автор считает, что Ялтинско-Потсдамскую систему неверно отождествлять с биполярной конфронтацией СССР и США. Напротив, после Карибского кризиса 1962 года советско-американское противоборство сменилось стремлением к разрядке и стало смещаться в в страны Азии, Африки и Латинской Америки. В условиях стратегического паритета произошла не имевшая аналогов ранее демократизация международных отношений. Она выразилась в распаде колониальных империй, увеличении числа суверенных государств, возникновении Движения неприсоединения, утверждении прав народов на самоопределение и обязательств по защите прав человека. В актуальную повестку международных отношений были введены глобальные проблемы человечества – от экологических проблем распределения природных ресурсов до борьбы с бедностью и пандемиями.

А.Фененко анализирует и современное состояние мирового порядка. Он отмечает, что после распада биполярной системы страны НАТО и США устремились к построению однополярного мира. Тем самым должны были быть демонтированы рудименты Ялтинско-Потсдамского порядка, а на смену ей выстроена неформальная система «глобального управления» под эгидой Вашингтона. Однако эти намерения встретили противодействие со стороны России, Китая, ряда региональных держав и некоторых стран Европейского союза. Результатом стала череда военно-политических кризисов, которые повысили риск прямого военного конфликта Соединенных Штатов с Россией и КНР. Одновременно усилились тенденции к воссозданию доялтинской системы международных отношений, связанные с общим кризисом либерального порядка.

После распада социалистического лагеря великие державы научились обходить Устав ООН за счет института «миротворчества», то есть права великих держав вводить войска и вести военные действия на территории государств, переживающих глубокий кризис государственности. Фактически США и их союзники проповедуют идею отмирания суверенитета и собственном естественном праве принудительно распространять либеральную демократию, даже если эти усилия прямо противоречат нормам международного права.

Тяжелейший кризис переживает и международное гуманитарное право. Достаточно произвольно объявить определенные категории людей террористами, как на них перестают распространяться правила Гаагских и Женевских конвенций о правилах ведения войны.

На этом фоне происходит ренессанс имперских идей. А.Фененко приводит в своей работе некоторые наиболее показательные примеры. В частности, США в период президентства Джорджа Буша-младшего открыто ассоциировались с Древним Римом. В начале 2010-х годов о «неоимперской» политике заговорили в Великобритании. Современная политика Турции получила название неоосманизма. Определенная ностальгия по славному историческому прошлому характерна для таких стран, как Венгрия, Польша, Иран.

Исходя из этих вышеперечисленных фактов, А.Фененко предполагает, что в течение ближайших полувека может быть предпринята очередная ревизия Ялтинско-Потсдамского мирового порядка. Остается открытым вопрос: кто, когда и при каких обстоятельствах решится на подобный шаг? 

Учебное пособие, подготовленное Алексеем Фененко, представляет собой серьезный, фундаментальный труд, и в этом качестве будет полезно не только политологам и историкам международных отношений, но и всем, кто интересуется историей дипломатии. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати