Кого и как вербует «Исламское государство»?

17:52 23.07.2015 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: azglobuswordpress.com

1 августа с.г. начнет свою работу «горячая линия» Общественной палаты Российской Федерации по вопросам противодействия деятельности «Исламского государства» и его филиалов на территории нашей страны. Способам борьбы с вербовкой граждан России в экстремистские и террористические структуры, а также внешним и внутренним вызовам и угрозам, перед которыми оказалась наша страна в результате деятельности ИГ, был посвящен круглый стол, состоявшийся в мультимедийном центре МИА «Россия сегодня». В нем приняли участие известные общественные и религиозные деятели, специалисты в области истории и современной практики ислама.

Кого вербуют в ИГ?

«14 июля в Общественной палате России состоялись слушания, на которые были приглашены эксперты по межрелигиозным отношениям и отец студентки МГУ Варвары Карауловой», - сообщила Председатель Комиссии Общественной палаты по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом, первый вице-президент Российского фонда мира Елена Сутормина.

Ныне общая площадь, контролируемая «Исламским государством», по состоянию на 2014 год, оценивалась в 40-90 тыс. кв. км, с проживающим на ней населением в 8 млн. человек. По оценке главы администрации, лидера Иракского Курдистана Фуада Хусейна, число боевиков на тот же период превышало 200 тыс. человек. В марте 2015 года был опубликован доклад экспертов ООН, основанный на исследованиях, в результате которых было установлено, что боевики «Исламского государства» совершают массовые убийства, казни, этнические чистки и их деятельность должна быть признана террористической. В «Исламском государстве» официально возрождено рабство, берутся налоги. Активно ведется вербовка. По данным, которые озвучил министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-брифинге в ходе саммитов БРИКС и ШОС в Уфе, около 2 тыс. российских граждан находятся в составе этой экстремистской группировки. Как известно, «Исламское государство» вещает на 24 языках, из них русский находится на третьем месте.

Исламисты рассматривают Россию как перспективную страну для вербовки. Многие уже слышали о резонансных случаях, связанных со студенткой МГУ Варварой Карауловой и 25-летней уроженкой Воронежа Кристиной Пресняковой, которая также была объявлена в международный розыск по подозрению в терроризме. Также СМИ освещали случай с так и оставшейся анонимной томской десятиклассницей, которая бежала в Дагестан, чтобы выйти замуж за молодого человека и вместе с ним отправиться воевать в «Исламское государство». По заявлению главы ФСБ А.Бортникова, сделанному им в ходе совместного заседания Национального антитеррористического комитета и Федерального оперативного штаба 16 июня с.г., около 200 жителей Поволжья участвуют в боевых действиях на стороне «Исламского государства».

«Если мы посмотрим, кого вербуют в ряды «Исламского государства», то в первую очередь это будут две группы, доля каждой из которых составляет 25-40% от общего состава добровольцев, - сообщила Е.Сутормина. - Девушек можно разделить на две категории: одни относятся к малообеспеченным слоям и всю жизнь прожили в пригородах. Другие представляют собой часть «среднего класса», учащихся высших учебных заведений. В последнее время именно среди них больше всего завербованных. Если девушки из пригородов, то они, как правило, идут по стопам своего мужчины, тогда как другие стремятся к независимости. Многие переходят в ислам. Сильно увеличилось число новообращенных среди христиан, иудеев и атеистов. Вербовщики «Исламского государства» активно воздействуют на психологию. Роскомнадзор активно отслеживает их деятельность в социальных сетях, оперативно закрывая создаваемые группы и сайты. Вербовщики активно переходят к общению в социальных сетях, интересуясь местом обучения кандидата, его специальностью, вопросами личной жизни. Активно осуществляется вербовка через общежития и интернет-кафе, оказывается помощь в обучении».

Данные социологических опросов очень разнятся. Так, по подсчетам «Левада-центра», 55% россиян убеждены в угрозе «Исламского государства» миру, а по данным ВЦИОМ – лишь 13%. Но независимо от цифр, все эксперты сходятся в том, что ИГ все больше вербует людей в России и что наша страна долгое время недооценивала масштаб этой проблемы.

В ходе слушаний, состоявшихся в Общественной палате, было принято решение о необходимости создания «горячей линии», которая начнет функционировать с 1 августа. По ней смогут обратиться за помощью родители и близкие людей, которые завербованы террористами или за жизнь которых есть опасения. В ОП РФ в настоящее время разрабатывается памятка для операторов, принимающих эти звонки, с рекомендациями психологической помощи пострадавшим . Также будет разработана онлайн-форма заполнения необходимых заявок. По поступившим обращениям ОПРФ будет оперативно реагировать и направлять их в полицию и в другие органы.

«Общественная палата вышла с инициативой о проведении курса лекций в старших классах школ и высших учебных заведений о том, что такое террористическая организация, - сообщила Е.Сутормина.- Необходимо, чтобы и на центральном телевидении прошла серия фильмов, посвященных этой теме, поскольку иногда бывает, что СМИ, рассказывая об преступлениях ИГ, непроизвольно делают им рекламу. Необходимо также сделать «карту угроз», согласно которой эффективность работы губернаторов оценивалась бы с учетом ситуации с вербовщиками и террористическими организациями».

Напомним, что в настоящее время в Российской Федерации сложилась хорошо апробированная система розыска людей. Она осуществляется в соответствии с приказом № 38/14/5 МВД России, Генеральной прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре России, датированным 16 января 2015 года. Этот документ утвердил Инструкцию о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением лиц. Этот приказ упорядочил алгоритм розыска без вести пропавших. Если существуют хотя бы самые общие доказательства вербовки, то в МВД молниеносно задействуются механизмы оповещения ФСБ и специальных структур, пограничных подразделений и Национальным бюро Интерпола (если есть необходимость – то и с Центральным бюро Интерпола в Лионе). Такая схема розыска позволяет максимально быстро установить местоположение человека и обеспечить его перехват хотя бы на одной из государственных границ, если ему все же удалось пересечь границу Российской Федерации.

 

Ислам в России: вызовы и угрозы

В России, к сожалению, до сих пор нет четкой идеологической альтернативы активной деятельности экстремистских организаций в мусульманской умме. Об этом заявил на заседании круглого стола муфтий Москвы и Центрального региона, член Общественной палаты Российской Федерации Альбир Крганов. «Новообращенные, которые приходят в ислам, очень странным образом попадают в руки маргинальных групп и религиозных деятелей, - сказал он, – и не идут в официальные религиозные структуры к признанным имамам. Фактически у нас в стране есть неофициальные лидеры мнения, которые поражены этой болезнью. Несколько тысяч граждан нашей страны обучались за границей не в официальных религиозных учебных заведениях, а в некоем подполье. Даже признанные эксперты затрудняются сказать, какого рода знания получили эти выпускники. Вспомним и о том, что за последние два десятилетия более 60 имамов и муфтиев, придерживающихся традиционного ислама, были убиты, и лишь последние полтора-два года подобных инцидентов не было. В некоторых округах проводятся семинары по повышению квалификации религиозных деятелей, но распознавать среди них носителей экстремизма очень сложно. Некоторые религиозные деятели на местах занимают удобную позицию, делая вид, что не замечают этой проблемы. Происходит это потому, что радикалы очень активны и нередко определяют повестку дня того или иного прихода. В итоге имам идет с ними на договор, закрывая глаза на их деятельность».

А.Крганов категорически возразил против связи деятельности ИГ и мусульманства: «ИГ – это международная банда, которая использует флаг ислама. Другое дело, что это течение искусно ведет пропаганду в проблемных регионах арабского мира, проповедуя идеологию «исламской справедливости», альтернативную прежним светским концепциям. Достаточно вспомнить Кавказ, где эти способы вербовки до сих пор используются».

По словам муфтия, возникшую проблему нельзя оставлять исключительно в компетенции религиозных деятелей: «Необходимо вести большую работу всех экспертов – и духовенства, и политиков, и ученого сообщества. Серьезной альтернативой усилиям экстремистов должна стать здоровое крыло религиозных деятелей, воспитанных в духе традиционного ислама. Следует покончить со стереотипом, укоренившимся в сознании обывателя, согласно которому «мусульманин» и «террорист» - это синонимы. Граждане России должны знать, что мусульмане вместе с представителями всех конфессий и народов страны участвовали в ее строительстве и защите Отечества».

«Сетевой проект ИГ представляет собой угрозу исламскому сообществу, фактически размывая и уничтожая доктрину традиционного ислама, - подчеркнула старший научный сотрудник сектора исследований межнациональных и религиозных проблем Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований Галина Хизриева. - Современные глобальные процессы проходят на фоне общего кризиса мировой религиозной мысли. Впервые к созданию подобной государственности пришла «Аль-Каида». Своеобразными вехами этого пути строительства могут считаться активность этого движения в Афганистане, так называемое «государство Ичкерия» в Чечне, попытки реализации государственного проекта в пакистанской провинции Вазиристан и Кадарская зона в Дагестане в конце 1990-начале 2000-х годов.

«К сожалению, весомый вклад в становление ИГ внесли страны Запада и Турция, сначала разрушив Ирак, а затем упорно стремясь свергнуть Башара Асада в Сирии, - сказала Г.Хизриева. – Результатом стало почти полное прекращение работы признанных центров исламского богословия на Ближнем Востоке – университетов Аль-Азхар в Каире и Абу Нур в Дамаске».

Особый интерес в России вызывают перспективы развития ситуации в Центральной Азии, Северном Кавказе, Закавказье – регионах, от стабильности в которых зависит безопасность страны. Одним из наиболее проблемных регионов по-прежнему остается Москва. Разумеется, в стране проводится большая работа по формированию положительного имиджа центральной власти. Эти усилия дали свой результат: представители исламской общественности стали чаще обращаться за поддержкой к официальным российским религиозным структурам.

И все же в умме сохраняется еще немало проблем. Сложность еще и в том, что в Россию по-прежнему продолжают приглашать вероучителей из Всемирного совета мусульманских ученых, многим из которых заказан путь на родину из-за участия в деструктивных организациях. Приезжают в Россию и учителя из Саудовской Аравии. Однако ваххабитская доктрина, которая лежит в основе государственного строительства этой страны, непригодна в российских условиях. «Религиозные лидеры не смогут справиться с этими проблемами в одиночку, и активную помощь в их разрешении должны принимать все структуры гражданского общества», - заключила Г.Хизриева.

 

Экономическая модель ИГ: «новое средневековье»

«Достаточно часто раздаются суждения, что в террористические и экстремистские группировки вербуют в основном людей невысокого интеллектуального и социального уровня, не нашедших своего места в жизни, - заметила председатель научно-консультативного совета Антитеррористического центра государств-участников СНГ Марианна Кочубей. - На самом деле эта картина не является гомогенной, и те, кто уезжает воевать за ИГ, принадлежат к совершенно разным, не совпадающим стратам общества. Для того, чтобы понять, какие группы молодежи становятся виктимными, имеет смысл обратиться к анализу экономических аспектов деятельности ИГ, известном в арабоязычном регионе как «Даиш»[i]. Она существует на принципиально иных основаниям, чем подавляющее большинство известных на сегодняшний день террористических группировок. Если, например, «Аль-Каида» существовала по принципу неправительственных организаций и зависела от внешних финансовых вливаний, то ИГ находится целиком на самообеспечении и имеет внутреннее финансирование, которое выводит эту структуру на новое смысловое поле».

Приведем несколько исчерпывающих свидетельств. По словам вице-президента Фонда Карнеги, бывшего министра иностранных дел Иордании Марвана Муашера, ИГ – «самая богатая и искушенная в финансовых вопросах террористическая организация мира». Такие же оценки приводит журнал «Форбс». Изучение документов, которые были захвачены в «Даиш», показывают, что экономический менеджмент этой структуры зависит не столько практике общественной организации, сколько экономическим системам воюющих государств. В «Даиш» введена валюта и основаны собственные банки. Организация привлекает квалифицированные кадры: военных специалистов всех профилей, врачей, экономистов, управленцев, лингвистов-переводчиков, нефтяников, энергетиков. Не исключено, что, например, Варвара Караулова могла привлечь внимание вербовщиков именно своими лингвистическими знаниями, поскольку человек, который знает пять языков, вполне может считаться серьезным специалистом. Еще однин важный фактор – ИГ в настоящее время контролируют 40% пахотных земель Ирака, где выращивается пшеница. Кроме того, иракская пшеница за счет пониженного содержания клейковины, имеет глобальное конкурентное преимущество. Тем самым самопровозглашенный халифат получает возможность влиять на конъюнктуру цен на мировом зерновом рынке. Не исключено, что в ближайшее время в топ-строчках требующихся квалифицированных кадров могут появиться агрономы.

По оценке руководителя финансовой разведки США Дэвида Коэна, доходы джихадистов от продажи и контрабанды нефти составляют до 1 млн. долларов в день. Ни одна террористическая организация не располагает подобными доходами. «Даиш» контролирует 6 из 10 нефтяных месторождений в Сирии, включая крупнейшее из них Omar, и относительно небольшие Аджил и Химрин в Ираке. Продажа нефти на черном рынке составляет до 80 тыс. баррелей нефти в день. Также под контролем ИГ находятся несколько нефтяных вышек на востоке Ливии, в районе города Дерна и месторождение Аль-Мабрук вблизи Сирта. По оценкам немецкой разведки BND, в то время, когда на глобальном рынке нефть стоила 80 долларов за баррель, «Даиш» продавал ее за 25.

Налоги и штрафы на контролируемых территориях - еще один источник доходов ИГ. В районах, которые контролирует это квазигосударство, установлен налог в размере 10% с прибыли. Платят его практически все компании. На третьем месте находится торговля похищенными историческими ценностями и артефактами. И, наконец, четвертый источник дохода – прямое разграбление захваченных территорий, включая захват банков.

Конечно, большинство стран региона прекратили оказывать поддержку ИГ, но о финансовой олигархии этих государств того же самого сказать невозможно. Все вышесказанное говорит о том, что под прицелом вербовщиков ИГ оказываются крупнейшие вузы России, в том числе ее европейской части.

Социализация подрастающего поколения – задача всего общества

«Главной проблемой для психологов стало то, что изменились условия социализации ребенка, - заявил декан факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, заведующий кафедрой методологии психологии Юрий Зинченко.- Интересы подрастающего поколения сместились с непосредственного общения на активность в сфере интернета и социальных сетей. Атомизация общества, недостаточно четкая артикуляция системы ценностей и дефицит непосредственного общения в семье приводит к тому, что у человека нет иммунитета перед многочисленными вызовами и угрозами современного общества. Курсы переподготовки психологов, методология которых разработана в МГУ и возможность введения которых сейчас рассматривается на высшем уровне, должны включать в себя не только механизмы социализации детей, но и предотвращение безграмотности в этой сфере взрослых и создание отлаженной системы профилактики радикализма и экстремизма в российском обществе».

В ходе круглого стола было сделано немало ценных замечаний и предложений, направленных на формирование гибкой и дееспособной системы противостояния внешним вызовам и угрозам, перед которыми встала наша страна на современном этапе ее развития. Впереди много работы, в которой должны принять участие все неравнодушные граждане страны. Только усилия всего общества и активная совместная работа по борьбе с религиозным экстремизмом всех заинтересованных структур – как российских, так и международных – смогут дать весомый и необходимый результат.



[i] «Даиш» — арабский акроним, расшифровывается как аль-Даули аль-Исламия фи аль-Ирак ва-аль Шам (по-русски — «Исламское государства Ирака и Леванта», ИГИЛ).

Ключевые слова: Общественная палата Российской Федерации ИГИЛ Национальный антитеррористический комитет «Исламское государство»

Версия для печати