От радикализации украинского общества к радикализации украинской дипломатии

18:34 01.04.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Процессы радикализации на Украине затрагивают не только широкие слои населения, но и ту часть общества, которую принято считать политической и интеллектуальной элитой – политиков, дипломатов, управленцев.

Веяние последних времен – назначение носителей ультранационалистических убеждений на высокие государственные посты. Например, генеральным консулом Украины в Польше назначен представитель партии «Свобода» Василий Павлюк. Польская общественность уже отреагировала на это назначение, назвав нового генконсула «украинским неонацистом». За все двадцать три года украинской независимости лица подобных взглядов на дипломатические должности не назначались. По мнению некоторых польских политиков, это было бы невозможно и сегодня, если бы официальная Варшава не замалчивала роль ОУН-УПА в массовых казнях польского населения в 1930-1940-е гг., которые генконсул»-свободовец» считает вполне оправданными.

Об этом можно судить о его отзывах о знаковых фигурах бандеровского подполья: «Жизнь Олексы Гасина – прекрасный пример геройских действий и любви к Украине!» (1).О. Гасин – однокашник Степана Бандеры и соратник Романа Шухевича, еще до начала Великой Отечественной войны завербованный нацистами для проведения диверсий на территории СССР. О. Гасин призывал к перевоспитанию украинских масс в аристократов националистического духа. В разгар Волынской резни 1943 г. выполнял функции заместителя начальника штаба УПА, т.е. имел непосредственное отношение к актам террора, чинимым боевиками УПА против мирного населения Западной Украины.

К новому украинскому генконсулу у поляков много претензий. Как бывшего секретаря Львовского городского совета, они упрекают его в затягивании процесса возвращения западно-украинской польской диаспоре костела св. Магдалены и здания Польского дома. Препирательства между львовскими поляками и местными властями насчет передачи в пользования первым вышеупомянутых зданий длятся не первый год. Поляки уверены, что городская администрация намеренно затягивает процесс, не желая возвращать объекты религиозного культа бывшим хозяевам, т.е. полякам-католикам.

Все это происходит на фоне неоднозначного поведения части польской интеллигенции, усматривающей в неонацистских тенденциях на Украине тактически положительный момент. Высказываются мнения, что культ ОУН-УПА украинцам просто необходим, иначе они не смогут сформировать свою собственную «постсоветскую национальную ментальность» (2). Следовательно, поляки должны смириться с этим, и понять, какие тактические выгоды приносит Польше расцвет необандеровской идеологии на Украине.

Позиция Польши в украинском вопросе показывает, что, если не польское общество, то официальная Варшава прекрасно это понимает. Из государственного бюджета выделяются деньги на лечение и реабилитацию раненых боевиков Нацгвардии в польских госпиталях и санаториях, а польские налогоплательщики задаются недоуменным вопросом, почему лечение носителей полонофобской идеологии украинского национализма они должны оплачивать из своего кармана? (3).

Этот случай с назначением убежденного почитателя Бандеры и Шухевича  на высокий пост в украинском МИД – далеко не первый. Польше здесь «везет» больше всех: убежденными украинскими националистами являются посол Украины в Польше, генеральный консул Украины в Пшемышле, и т.д.

Это заставляет польских экспертов высказывать опасения, что западно-украинский национализм представляет для Польши большую проблему, чем пресловутая «российская угроза» (4). Агрессивный разворот украинских радикалов на запад, в сторону Польши, которой они за последние годы неоднократно высказывали территориальные претензии, грозит ростом польско-украинского напряжения. Это напряжение, с учетом складывающейся на Украине политической обстановки, может перерасти в открытые столкновения. Назначение на высокие посты в украинских дипмиссиях в Польше лиц с радикальными взглядами заставляет польское общество тревожиться еще больше.

Радикализация украинского внешнеполитического ведомства связана не с присутствием отдельных лиц, а со всем идеологическим обликом новых киевских властей. Официальные сайты украинских посольств превращены в пропагандистские витрины, распространяющие информацию явно жарено-сенсационного пошиба. Праворадикальные группировки, члены которых неоднократно обвинялись в репрессиях против мирного населения Донбасса и мародерстве, предстают в роли благородных освободителей (5). О трагедии в Одессе 2 мая 2014 г.(сожжение украинскими праворадикалами 46 человек в Доме профсоюзов)  и в Мариуполе 9 мая того же года (расстрел на улицах города мирных жителей украинскими солдатами) – ни слова.

 

 

1)       http://www.zapalowski.eu/index.php?option=com_content&view=article&id=2835:banderowiec-konsulem-w-polsce&catid=25:aktualnoci&Itemid=127

2)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,spoleczenstwo?zobacz%2Fpolski-publicysta-kult-upa-jest-ukrainie-potrzebny#

3)       http://www.kresy.pl/wydarzenia,spoleczenstwo?zobacz%2Fpolski-publicysta-kult-upa-jest-ukrainie-potrzebny#

4)       http://geopolityka.net/wojna-hybrydowa-z-ukraina-zachodnia/

5)       http://www.dokaz.org.ua

Ключевые слова: украинский национализм

Версия для печати