О «русском методе» подготовки инженеров

13:05 20.01.2014 Ольга Егорова, доктор исторических наук, кандидат технических наук


О «русском методе» подготовки инженеров в эпоху глобализации и его коммуникативном компоненте заговорили не так уж давно. По сути, этот метод языковой коммуникации значительно расширяет диапазон международного общения, взаимопонимания научных сообществ и людей разных стран вообще. Развитие возрожденной русской методики усиливает эффективность научной, культурной, народной дипломатии, а в целом – нашей «мягкой силы».

Сегодня своим взглядом на современные проблемы образования делится кандидат технических наук, доцент МГТУ им. Н.Э.Баумана Андрей Яминский. Моя беседа с ним состоялась в стенах его родного университета.

Несколько слов о собеседнике.

Яминский Андрей Владимирович родился 7 января 1953 года в Москве. Выпускник столичной спецшколы №1 с преподаванием ряда предметов на английском языке. В 1976 году с отличием закончил МВТУ им. Н.Э.Баумана по специальности «Двигатели летательных аппаратов». В течение 36 лет работает в МГТУ. По новому для университета направлению – управляемый термоядерный синтез – защитил кандидатскую диссертацию. В 1990-е годы обучался менеджменту и интенсивным образовательным технологиям за рубежом. Работал переводчиком и научным редактором в американской компании «Caterpillar». Фундаментальная подготовка по иностранному языку, разносторонний инженерный и международный опыт позволили ему создать концепцию и авторскую школу формирования коммуникативной компетенции отечественной инженерной элиты. Он автор и соавтор более 40 научных работ и учебников.

- Андрей Владимирович, почему именно «русский метод»? Разве за рубежом инженеров готовят как-то иначе?

- Сейчас поясню. Корни этого термина мы находим в нашей истории. «Русский метод» или школа подготовки инженеров зародились в ремесленном учебном заведении (РУЗ) при Московском воспитательном доме и в дальнейшем были закрепилены в уставе Императорского московского технического училища (ИМТУ). Титул «Императорское», присвоенный в 1868 году, свидетельствовал об особом статусе учебного заведения. Мировое признание школы пришло в 70-е годы XIX века. Особенно крупным стал успех на выставке в Филадельфии в 1876 году, о чем свидетельствует известное высказывание президента Бостонского технического института Дж. Ринкля (J. Wrinkle), что «в Америке никакая другая система кроме «русской» не будет употребляться».

В советскую эпоху наш университет продолжил славные традиции ИМТУ – дал путевку в жизнь ряду других учебных заведений, таким всемирно известным, как, к примеру, МЭИ, МАИ, МИСИ, взрастил плеяду выдающихся ученых, государственных и общественных деятелей, вписал славные страницы в истории Великой отечественной войны, освоении космоса. В эпоху обновленной России в сложнейших экономических условиях МГТУ имени Н.Э.Баумана, действуя в стиле «императорских» традиций, гибко преобразовался из учебного заведения закрытого типа в университет, успешно функционирующий в условиях открытой рыночной экономики. Тому свидетельство – вновь образованные факультеты бизнеса и лингвистики. Университет приобрел статус национального исследовательского университета (таких в России всего 27), является соучредителем проекта иннограда «Сколково», развивает приоритетные направления и создает научно-образовательные центры.

- Но останется ли Бауманский университет и впредь монополистом «русского метода» и ведущей инженерной школой в России?

- Ваш вопрос я считаю риторическим. Не следует полагать, что «русский метод» – это нечто однажды и навсегда утвержденное. «Русский метод» это стратегия, традиции и незримый инженерный дух, генетически передаваемый из поколения в поколение. Беру на себя смелость утверждать, что инновационный курс по формированию коммуникативной

компетенции инженеров-менеджеров, который в МГТУ в порядке эксперимента наряду с бауманцами проходят студенты и молодые специалисты других вузов и НИИ, неоднократно свидетельствовал: бауманскую особенность замечают гостевые слушатели курса. Специалисту, попавшему в стены МГТУ очень интересно проследить и понять своеобразие и уникальный дух ведущего технического вуза России. На выставке в 1876 году в Филадельфии ИМТУ добился мирового признания не теоретическим изложением своего «русского метода», а реальными плодами его воплощения. Современное образование приобрело черты индустрии, соответственно его «плод» – инженер, в данном контексте, – должен обладать конкурентными преимуществами на рынке труда, теперь уже международном, для успешного карьерного роста и продвижения результатов своей профессиональной деятельности в современных условиях глобальной кооперации.

В начале 90-х годов прошлого столетия МГТУ им. Н.Э.Баумана незамедлительно откликнулся на изменение внешних условий, скрепив два исторических столпа – фундаментальную и практическую подготовку – развитием коммуникативной компоненты своих выпускников. Результаты не заставили себя ждать. Несколько лет назад МГТУ посетила представительная делегация президентов студенческих общин шестнадцати ведущих университетов США. Прием при поддержке администрации университета организовали и успешно провели сами студенты, включая экскурсию

на английском языке в музей МГТУ. Позднее мнение восторженных гостей изложил один из участников встречи в своем блоге. Он написал буквально следующее: «Гостеприимство, с которым нас встретили, не сравнится ни с одним местом, где мы побывали ранее. Каждый из американских студентов сопровождался персональным гидом. Студенты провели экскурсию в местном музее, который, кстати, выглядит значительно лучше, чем многие музеи США»...

- Андрей Владимирович, в одной из своих статей вы пишете, что «Русская инженерная школа – это сочетание в обучении фундаментальной теоретической подготовки с интенсивными практическими занятиями». Как это отразилось на современных русских инженерах?

- Отвечая на эти вопросы, следует говорить о необходимости пересмотреть общепринятые взгляды на инженерное образование, о неэффективности современных методов и средств языковой подготовки инженерных специалистов и, наконец, о задаче комплексного развития коммуникативных навыков и формирования нового типа международного мышления. В современном виде курс фактически несет образовательно-воспитательную миссию формирования коммуникативной компетенции инженеров-менеджеров России.

- Почему сейчас, в XXI веке, коммуникативные навыки выходят на передний план как конкурентное преимущество на современном глобальном рынке труда?

- Эпоха «железного занавеса», конечно же, привнесла удручающие коррективы. Стоит, например, вспомнить такую расхожую фразу, как «Читаю и перевожу со словарем». Падение «занавеса», вхождение в рынок и глобализация многих сфер человеческой деятельности прозвучали для СССР и России, как гром среди ясного неба. Нашу коммуникативную некомпетентность, вернее неподготовленность к полноценному взаимодействию в открытом мире, иллюстрирует мнение иностранных специалистов по проблеме глобального потепления. Согласно официально выражаемому мнению зарубежных экспертов «… участие России, возможно больше чем у других стран, сопровождалось не только этими психологическими проблемами, но и недостатком профессиональных переговорщиков, свободно владеющих английским языком». И это было едва ли не основной проблемой 15-летнего Киотского переговорного процесса, ибо затрагивались сугубо специальные профессиональные проблемы коммуникации. Прямая коммуникация – это вербальный язык, язык визуального контакта и телодвижений. Но, на мой взгляд, надо признать и такой факт: сегодня наибольший урон прямым коммуникациям и их эффективности наносит развитие информационных технологий и, прежде всего, интернет. Антропологи утверждают, что за последние тысячелетия человеческие способности принципиально не изменились. Информационная нагрузка, обрушившаяся на мозг человека за последние лет пятьдесят, возросла многократно, чем обусловила защитную реакцию мозга, - аналог в IT – переполнение памяти, - породила компьютерную наркоманию и другие сопутствующие явления. «Всемирная паутина» сводит к нулю потребность к аналитическому мышлению – все на поверхности, только нажимай кнопки клавиатуры. Двоичный интеллект информационных технологий предопределил будущее образовательных технологий. Унификация образования - уровневая, модульная и прочая, построение его по принципу многозначного выбора, например, американский SAT, российский ЕГЭ, международные TOEFL, IELTS, GMAT, акцент на баллы рейтинга радикально ограничивают развитие творческих и мыслительных способностей индивидуума. Все это, однако, облегчает процедуру подбора и найма персонала и, в конечном счете, способствует благоденствию так называемого «золотого» миллиарда.

- Как известно, накатывающиеся на нас волны техногенных катастроф и различных аварий, печальная статистика роли человеческого фактора в них предъявляют повышенные требования к инженерной элите, которая должна нести ответственность за происходящее в мире…

- Совершенно верно. И эта элита в силу глобальных изменений стала интернациональной, соответственно и ее мышление и характер международных коммуникаций. Мировой рынок труда приобрел черты глобальной игры, ее правила приобрели универсальный характер. Сегодня Россия, в связи с текущим состоянием экономики, испытывает беспощадную конкуренцию мирового рынка и стоит задача выживания в этих условиях.

Стратегическая задача формирования национальной инженерной элиты, способной работать в интересах собственно государства, давно вышла из разряда эффектных лозунгов в категорию насущных проблем, а осуществление прямых профессиональных коммуникаций стало непременным условием успешности России в глобальном экономическом сообществе. Коммуникативная компонента в «русском методе» обучения – реалия XXI века. Развивать коммуникативные способности необходимо, а общая интенсификация человеческой жизни препятствует практическому осуществлению нашей задачи. И все же резерв есть, если коммуникативное совершенствование погрузить в среду профессиональной деятельности специалиста и использовать инновационные образовательные технологии, основанные на междисциплинарном тренинге, рациональном использовании достижений IT, использовании конкурентных преимуществ инженерного образования. Концепция интенсивного тренинга инженеров, развиваемая в МГТУ строится на следующих базовых инструментах, я их назову: Английский язык – инструментальная оболочка коммуникативной технологии, инжиниринг – среда совершенствования языка, практический менеджмент – игровые правила интенсивного тренинга, IT-технологии – катализатор качества. Специалист прикладных наук в отличие от профессионального лингвиста не может позволить себе роскоши фундаментального освоения языка. Однако в дальнейшем на этапе профессионального совершенствования (по избранной специальности, а не по лингвистике) ему в сравнительно сжатые сроки необходимо развить пользовательские навыки на иностранном языке – информативность, профессиональную точность, гибкость поведения в рамках избранной профессии. Инженерные специалисты имеют подсознательно закрепленное конкурентное преимущество. Каждый специалист профиля несет определенный запас знаний, зафиксированный терминологией из иностранного языка (латинского, греческого, английского, испанского или французского). В английском языке бытовая и профессиональная лексика по существу – одно и то же, поэтому накопленная профессиональная лексика – трамплин в мир иностранного языка вообще.

Язык деловых переговоров грамматически сравнительно прост, поэтому в процессе профессионального совершенствования на иностранном

языке занятие грамматикой достаточно в форме восстановления ранее полученных знаний в случае грубых или часто повторяемых ошибок. Основной акцент тренинга – точность передаваемой профессиональной информации, гибкость и психологическая раскованность, что не может быть развито, иначе, как в режиме живого активного тренинга. Причем обучение следует вести в режиме частичного погружения в среду носителей языка – полного отказа употребления русского языка в аудитории. Исключение составляет ведущий преподаватель, который может использовать родной язык в затруднительных ситуациях или в целях экономии времени.

- Андрей Владимирович, в процессе становления вашей концепции обучения обнаруживается, как вы сами отмечаете, мощный психологический стимул у учащихся. Чем вы можете это объяснить?

- При работе в профессиональной среде, где фактически каждый обучающийся является экспертом, «запрет» на русский язык порождает мощное желание донести аудитории профессиональные знания, соображения, аргументы. Психологический аспект совершенствования в среде профессиональной деятельности состоит в острой потребности самовыражения при ограниченных лингвистических способностях, что побуждает к совершенствованию навыков на языке и восстановлению, знаний и навыков, полученных ранее в лингвистическом образовании.

Английский язык в наше время – язык международной коммуникации, и свободное владение им в среде избранной специальности должно стать стандартом высшего инженерного образования, как главное конкурентное преимущество современной инженерной элиты России. Иначе говоря, в условиях современного рынка с его жесткой конкуренцией чрезвычайно важно уметь презентовать разработанную технологию или произведенный продукт не только на национальном, но и на международном уровне. Это значит, что нужно владеть и языком, и средствами технического обеспечения, а главное – аудиторией.

Основная же новизна, к примеру, нашего тренинга «Профессиональный английский в мире бизнеса» в данном контексте состоит в том, что он комплексный. Происходит не только изучение языка, но и совершенствуются коммуникативные навыки. На курсе расширяется кругозор, раскрываются творческие способности. Уделяется внимание глобальным проблемам и тенденциям современности. Благодаря нестандартным подходам и инновационным методикам решения задач формируется новое мышление.

- Вы можете назвать ваши основные достижения?

- Прежде всего, это, конечно, сам курс как средство интенсивного междисциплинарного тренинга и развития коммуникативной компетенции инженеров-менеджеров на английском языке. За два десятилетия у нас, в порядке обмена опытом, учились представители разнопрофильных вузов – от сугубо инженерных до лингвистических, в частности, МГУ, Высшей школы экономики. И все слушатели заявляли, что ничего подобного в стенах их учебных заведений нет. Здесь лучше остановиться, чтобы не уподобиться родителям, которые ослеплены любовью к своим чадам. Собственно курс – это платформа для достижений, а здание на этом фундаменте, а оно и есть реальное достижение, – коммуникативные, раскованные, эрудированные инженеры, которые в перспективе могут составить золотой генофонд России и достойно представлять ее на международном уровне.

- А с какими проблемами вам приходится сталкиваться в своей повседневной работе?

- Проблемы? Они, пожалуй, традиционны для России. Хотелось бы иметь свое помещение для тренинга и встреч с иностранными гостями. У нас накопилось столько любопытных экспонатов, что помещение можно было бы превратить в настоящий музей, нет лучше в выставку коммуникативного творчества. Неплохо было бы получить от государства или частных компаний субсидии или гранты. А пока практически все материальные приобретения курса происходят за счет личных средств самоотверженных студентов. Остальные вопросы мы решим сами. Мои студенты – настоящая награда для преподавателя. Это - достояние России.

 

…Трудно не согласиться с моим собеседником Андреем Яминским, который считает, что коммуникативный компонент в «русском методе» подготовки инженеров – неизбежность современного глобального мира и залог конкурентного преимущества российских инженерных специалистов на международном рынке труда. Следует заметить, что в отечественной практике еще недостаточно развита практика мониторинга трудоустройства и профессиональной адаптации инженеров на рабочих местах, а также детальных опросов выпускников высшей школы. А жаль, ибо это несет бесценную информацию для корректировки деятельности в непрерывно меняющихся условиях международного рынка труда.

И это означает, что дух «русского метода» подготовки инженеров обязательно и еще долго будет незримо витать в стенах Бауманского университета. Но не только в нем. А выиграет наша научная дипломатия, выиграет Россия.

 

Литература:

1. Волчкевич И.Л. Сословие вольных людей. Книга о Бауманском и бауманцах. Том 1. Становление школы. М., Рубежи XXI, 2009. 536 с.

2. Тер-Минасова С.Г. Война и мир языков и культур: учебное пособие. – М.: Слово/Slovo, 2008. 344с.

3. Яминский А.В. Концепция и школа формирования коммуникативной компетенции инженерной элиты России/Россия: Третье тысячелетие. Кадры будущего. Вестник актуальных прогнозов, №20 // Приложение к журналу «Родина» – М.: Родина-Медиа, 2009. 30 с.

4. Яминский А.В., Мышаков А.В. Инженерная элита России: понятие, концепция и школа совершенствования //technomag.edu.ru: Наука и образование: электронное научно-техническое издание. 2011, выпуск 10. URL http://technomag.edu.ru/doc/230463.html.

5. Яминский А.В. Концепция и школа формирования коммуникативной компетенции инженерной элиты России//PEBW.RU: Сайт PEBW BMSTU. URL. http//www.pebw.ru/publications/20/.

 

Ключевые слова: глобализация «Русский метод» подготовки инженеров

Версия для печати