Контроль над ядерными вооружениями как фактор обеспечения безопасности

13:33 04.02.2013 Григорий Поволоцкий, шеф-редактор журнала «Международная жизнь»


В серии «Библиотека ПИР-Центра» издана книга российского дипломата, специалиста по проблемам разоружения Анатолия Ивановича Антонова «Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы» (Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы / А.И.Антонов. - М.: Российская политическая энцикло­педия (РОССПЭН); ПИР-Центр, 2012. 245с). Большой опыт работы в Министерстве иностранных дел и Министерстве обороны России позволил автору представить читателям книги глубокий анализ положения дел в российско-американских отношениях  в области контроля над вооружениями, в области противоракетной обороны, нестратегического ядерного оружия и неразмещения оружия в космосе.

А.И.Антонов хорошо известен в среде экспертов и специалистов по разоруженческим вопросам. Более 30 лет проработал в системе МИД СССР/России, занимал различные должности в центральном аппарате и за рубежом, имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Он был руководителем российских правительственных делегаций на переговорах со странами «Группы восьми», по Договору о нераспространении ядерного оружия, по обзору действия конвенций о «негуманном» оружии, о запрещении химического оружия, о запрещении биологического оружия, по многосторонним механизмам экспортного контроля, возглавлял российскую делегацию на переговорах по договору СНВ-2010. В 2008 году А.И.Антонов был назначен руководителем Департамента безопасности и разоружения, а в 2011 году А.И.Антонов становится заместителем Министра обороны России. Сегодня в круг его обязанностей входит блок вопросов связанных с международным военным сотрудничеством и организацией контактов Министерства обороны РФ с военными ведомствами зарубежных государств. 

Переговоры по контролю над вооружениями считаются одним из наиболее сложных направлений в дипломатической работе. Как отмечает в своей книге А.И.Антонов: «Проблема контроля над вооружениями ввиду ее важности для обеспечения стратегической стабильности и международной безопасности постоянно находится в фокусе внимания государственных и политических деятелей, экспертов и ученых различных профилей, общественности, средств массовой информации. Широкий диапазон высказываемых по данной проблеме мнений, порой диаметрально противоположных, свидетельствует о ее сложности и неоднозначности, подчеркивает необходимость ее глубокого системного рассмотрения».

Общеизвестно, что даже сам термин «контроль над вооружениями» не имеет однозначной трактовки. Под «контролем» понималось «ограничение численности, типов вооружений или вооруженных сил, их развертывания и размещения, а также использования тех или иных вооружений». Считалось также, что контроль над вооружениями включает и меры, направленные на уменьшение опасности развязывания случайной войны и угрозы внезапного нападения. Сокращение и ликвидация вооружений или вооруженных сил попадали в иное понятие — «разоружение». В Советском Союзе термин «контроль над вооружениями» длительное время по существу вообще игнорировался и даже подвергался критике. Сам автор предлагает следующую трактовку термина контроль над вооружениями: «комплекс мер, направленных на прекращение наращивания вооружений, их ограничение, сокращение, ликвидацию, а также на предотвращение распространения ядерных вооружений на основе международных соглашений и договоренностей. Этот комплекс мер включает в себя два блока: первый — ограничение и сокращение ядерных вооружений (разоружение), в том числе контрольный механизм и транспарентность, второй — предотвращение распространения ядерного оружия (нераспространение)». Автор при этом оговаривается, что в некоторых работах «контроль над вооружениями» рассматривается как синоним термина «ограничение вооружений», означающего один из ключевых принципов и направлений современной мировой политики, который заключается в ограничении ядерных вооружений определенным лимитом.

Известно, что идеи разоружения возникли давно, видимо параллельно появлению самого оружия и расширению его применения, однако практического воплощения они не имели. Как отмечает А.И.Антонов: «Собственно идея разоружения уходит своими корнями вглубь веков. Некоторые авторы считают, что она была оформлена еще в Ветхом Завете в Книге пророка Исайи: «И перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы». Лишь тогда, когда оружие стало по-настоящему глобальным, могущим прекратить историю человеческой цивилизации, а, иными словами, с появлением оружия массового уничтожения началась практическая реализация идей разоружения. Началась она, по сути, лишь во второй половине XX века, что было обусловлено появлением новых систем оружия, имеющих глобальное значение для международной безопасности, — ядерного оружия, средств его доставки на межконтинентальную дальность, стратегических систем противоракетной обороны, потенциальных военно-космических систем.

Вернемся, однако, к содержанию книги А.И.Антонова. Проблематику разоружения автор рассматривает через призму основных составляющих российско-американского уравнения стратегической стабильности. Книга поделена автором на четыре главы, в которых рассматриваются:

- ограничение и сокращение ядерных вооружений;

- международно-правовое регулирование развития систем противоракетной обороны;

- международно-правовое регулирование военного использования космоса;

- проблемы ядерного нераспространения.

В первой главе монографии рассматриваются вопросы сокращения и ограничения ядерных вооружений, стратегических наступательных вооружений двух ведущих ядерных держав — России (СССР) и США. Этому вопросу уделено особое внимание, поскольку двусторонние советско-американские, а затем, российско-американские переговоры по стратегическим вооружениям являются, по сути, центральным элементом мирового разоруженческого процесса. Двусторонний диалог двух ведущих ядерных государств но ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ) важен не только сам по себе, но имеет и ключевое значение для других разоруженческих процессов. Успехи в ограничении СНВ в годы холодной войны стимулировали переговоры по контролю и над другими видами оружия и численными ограничениями присутствия ряда видов вооружений и вооруженных сил государств в определенных географических районах (например, в Центральной Европе).

Первая глава книги открывается детальным анализом становления режима контроля над ядерными вооружениями. В ретроспективе рассмотрены вопросы заключения советско-американских соглашений по ограничению ядерных вооружений: Договор ОСВ-1, Договор ОСВ-2, Договор о РСМД, Договор СНВ-1, Договор СНВ-2, Договор о СНП.

Особое внимание автор уделяет вопросам подготовки, разработки и заключению Договора СНВ-2010. Это не случайно, поскольку Договор по СНВ-2010 ознаменовал собой, пожалуй, первое крупное достижение разоруженческой дипломатии постсоветской России. Прежде всего, и это наиболее важно, впервые в истории стороны пошли на значительное сокращение своих ядерных группировок и, в соответствии с Договором, Россия и США через семь лет действия Договора ограничиваются следующими параметрами:

- 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиках (ТБ);

- 1550 боезарядов на развернутых МБР, БРПЛ и ТБ;

- 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (ПУ МБР), пусковых установок баллистических ракет на подводных лодках (ПУ БРПЛ) и неразвернутых ТБ

Предварительные договоренности по облику нового Договора, зафиксированные в 2009 году в «Совместном понимании по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях СНВ», содержали достаточно широкие коридоры ограничений. На нижних границах этого коридора по носителям настаивала Россия, на верхних границах - Соединенные Штаты. Это, конечно, было обусловлено состоянием СНВ России и возможностя­ми российского государства по их развитию. Поэтому несомненным достижением российской дипломатии и лично главы российской делегации А.И.Антонова стало то, что уровни ограничений СНВ по новому Договору согласуются с существующими планами развития группировки СНВ РФ. При этом сама реализация Договора будет определяться естественной динамикой вывода из боевого состава российских СНВ устаревших стратегических систем и ввода новых. Важным, как отмечает автор, стал тот факт, что «Установленный в новом Договоре лимит в 800 единиц на суммарное количество развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, а также неразвернутых ТБ ограничивает «возвратный потенциал» США, не допуская возможности наращивания числа развернутых носителей СНВ за счет перевода части носителей из категории неразвернутых» (стр.46).

Особое внимание в своем исследовании А.И.Антонов уделяет переговорам по выработке правил засчета боезарядов и их носителей. В новом Договоре стороны решили ограничивать как носители СНВ, так и боезаряды. Такой подход был реализован ранее в Договоре СНВ-1, однако, правила засчета боезарядов нового соглашения принципиально отличаются от правил Договора СНВ-1. «В новом Договоре засчет боезарядов МБР и БРПЛ ведется по реальному оснащению конкретной развернутой ракеты» (стр.46) , - отмечает автор. Таким образом, в новом соглашении впервые в переговорной практике в сфере ограничения СНВ юридически закреплен засчет «оперативно-развернутых боезарядов». При нынешней архитектуре российских СНВ указанный подход позволяет обеспечить необходимую эффективность сил ядерного сдерживания.

Как подчеркивает автор, ДСНВ-2010 получил эффективный верификационный механизм, адаптированный к современным реалиям. Механизм контроля и связанные с ним меры транспарентности включают:

-                использование национальных технических средств контроля;

-                инспекционную деятельность;

-                проведение показов;

-                обмен уведомлениями;

-                обмен телеметрической информацией по пускам МБР и БРПЛ.

Система контроля нового соглашения создавалась на основе ме­ханизма верификации Договора СНВ-1, но при его упрощении и уменьшении затратности. Было снижено по сравнению с Договором СНВ-1 как количество типов инспекций (до двух типов), так и ежегодные квоты на них (до 18 инспекций в год). Количество типов уведомлений, подаваемых по новому Договору, уменьшено до 42 вместо 152 по Договору СНВ-1. Важным в системе контроля нового соглашения стал отказ от деятельности по непрерывному наблюдению объектов по производству межконтинентальных баллистических ракет (МБР) для мобильных пусковых установок (ПУ). Как отмечает автор, достигнутые договоренности позволяют: «продемонстрировать готовность Российской Федерации к сотрудничеству и транспарентности по вопросам СНВ в новых условиях; существенно ограничить по сравнению с прежним ДСНВ объем ТМИ (телеметрической информации – прим.ред.) по пускам МБР и БРПЛ, которой Россия будет обмениваться с США» (стр.49).

Новый Договор о СНВ вступил в силу 5 февраля 2011 года, в день обмена сторонами ратификационными грамотами. ДСНВ-2010 остается в силе в течение десяти лет, если только он не будет заменен ранее этого срока последующим соглашением по СНВ. Если стороны решат продлить Договор, это можно будет сделать на пятилетний срок.

Проблематика противоракетной обороны тесно переплетена с вопросами ограничения СНВ, поскольку ограничение возможностей стратегических оборонительных систем играет фундаментальную роль для ограничения стратегических ядерных вооружений. Рассмотрению вопросов международно-правового регулирования развития систем противоракетной обороны посвящена вторая глава монографии А.И.Антонова.

Противоракетная оборона является одним из ключевых вопросов глобальной повестки дня. В этом вопросе пока остаются серьезные расхождения в подходах России и государств-членов НАТО, в первую очередь США, к вопросу создания  ПРО в Европе. Предпринятые странами НАТО шаги способны нарушить стратегический баланс сил, нанести ущерб режиму не только региональной, но и глобальной безопасности. Российская сторона обоснованно считает, что страны НАТО должны дать ей твердые гарантии, что ПРО  в Европе не будет подрывать российский стратегический потенциал. Концепция и архитектура региональной противоракетной системы должны соответствовать заявленной цели ее создания – обороне от ограниченного количества ракет, которые могут появиться в государствах, находящихся вне Европы. По мнению автора книги, от того, как пойдут дела в сфере ПРО, будут в значительной степени зависеть не только перспективы взаимоотношений на региональном уровне, но и эволюция международной обстановки в целом. В данном вопросе важен голос каждого государства.

В третьей главе книги А.И.Антонова рассматриваются вопросы контроля над военно-космической деятельностью. Предотвращение размещения оружия в космическом пространстве (ПРОК) является одним из приоритетов внешней политики России. Размещение оружия в космосе и превращение космического пространства в потенциальную арену военных действий представляет существенную угрозу для стратегической стабильности. По своей сути космическое оружие также можно отнести к стратегическому оружию. Та страна, которая будет иметь оружие в космосе, получит значительные стратегические преимущества и по существу сможет монополизировать доступ в космическое пространство и его использование. Исходя из этого, Россия последовательно проводит линию на заключение всеобъемлющей международно-правовой договоренности по ПРОК.

За последнее время был предпринят ряд конкретных шагов в этой области. За период, прошедший после внесения на Конференции по разоружению (КР) в Женеве в феврале 2008 года российско-китайского проекта договора по ПРОК (ДПРОК), проведена работа по разъяснению его ключевых положений. Неотъемлемым элементом проекта ДПРОК и важным шагом на пути продвижения его положений стала работа по созданию атмосферы транспарентности и доверия в космическом пространстве. Россия и Китай внесли обновленный проект резолюции, предусматривающий учреждение группы правительственных экспертов (ГПЭ), которая займется обобщением предложений государств по мерам транспарентности и укрепления доверия в космическом пространстве (МТДК), выработкой рекомендаций по их внедрению в международную практику. Получили развитие российско-американские контакты в космической области. Позитивную роль в этом сыграло обнародование 28 июня 2010 г. новой космической политики США - на первый план выдвигаются вопросы международного сотрудничества, обеспечения открытости при реализации космических программ, выработки мер доверия в космической деятельности. Состоялись встречи экспертов России и США по военному космосу. Обсуждались проблема обеспечения безопасности космической деятельности, вопросы формирования общности интересов в космической области, меры транспарентности и укрепления доверия. Имеется договоренность о продолжении таких встреч экспертов. Продолжалась работа с Евросоюзом по подготовленному им проекту кодекса поведения в космической деятельности (КПК).

Четвертая глава монографии посвящена ядерному нераспространению. Эта проблема в последние годы выходит на приоритетное место в обеспечении глобальной международной безопасности. Ситуация в области нераспространения напрямую влияет па перспективы ядерного разоружения.

Проведенный в книге анализ современных проблем международно-правового режима ядерного нераспространения свидетельствует, что без адекватных ответов международного сообщества на новые вызовы в области нераспространения и поиска решений застарелых проблем (еще времен создания ДНЯО) будет достаточно трудно формировать предпосылки для дальнейших шагов в области ядерного разоружения. Вопрос о том, что важнее: разоружение или нераспространение, пока остается открытым. Однако в любом случае, если мы хотим создать благоприятные условия для дальнейшего сокращения стратегических вооружений, необходимо серьезно работать по конкретным задачам в контексте укрепления режима ядерного нераспространения. Среди таковых автор выделяет следующие задачи:

-     достижение универсальности ДНЯО как неотложной и приоритетной задачи;

-     укрепление системы гарантий МАГАТЭ, заключение государствами - участниками ДНЯО соглашений о гарантиях, универсализация Дополнительного протокола к таким соглашениям;

-     дальнейшее повышение эффективности мер контроля и процедур соблюдения ДНЯО для обеспечения полного выполнения неядерными государствами своих обязательств;

-     постановку ядерного расщепляющегося материала, переключаемого ядерными государствами с военного использования на цели мирной ядерной деятельности, под гарантии МАГАТЭ в рамках добровольных соглашений о гарантиях, заключаемых с ядерными государствами;

-     скорейшее вступление в силу ДВЗЯИ;

-     разблокирование ситуации на Конференции по разоружению, начало и скорейшее завершение переговоров относительно договора о 311РМ для целей ядерного оружия;

-     введение в действие в полном объеме имеющихся соглашений по созданию ЗСЯО;

-     поощрение создания новых ЗСЯО, особенно в регионах, в которых наблюдается напряженность, особое внимание — созданию Зоны свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ) на Ближнем Востоке;

-     предоставление государствам - участникам ДНЯО, не обладающим ядерным оружием, гарантий против применения или угрозы применения ядерного оружия со стороны ядерных государств в виде юридически обязывающего инструмента;

-     дополнительные энергичные усилия по осуществлению положений ДНЯО во всех его аспектах в целях предотвращения распространения ядерного оружия без ущерба для использования ядерной энергии в мирных целях государствами - участниками договора;

-     обеспечение осуществления неотъемлемого права всех участников ДНЯО развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях без дискриминации, но при строгом соблюдении соглашений и договоренностей в области ядерного нераспространения;

-     совершенствование контрольных списков ядерного экспорта, повышение транспарентности в в целях расширения диалога и сотрудничества между ядерными экспортерами и импортерами;

-     усиление юридических норм механизма нераспространения;

-     поступательное продвижение в области ядерного разоружения;

-     усиление мер противодействия незаконному обороту ядерных материалов и др.

«Разумеется, полный список задач в области укрепления режима ядерного нераспространения намного шире» (стр. 221), - отмечает автор.

 

Новые угрозы и вызовы в сфере международной безопасности, неурегулированность региональных конфликтов, проявившаяся в последние годы тенденция возрастания фактора силы в мировых отношениях, острые проблемы в области нераспространения ОМУ и средств его доставки оказали неблагоприятное воздействие на динамику контроля над ядерными вооружениями. Необходимо отметить новую тенденцию — рост дефицита предсказуемости в области международной безопасности. Один из примеров — события в Северной Африке. При этом повышается опасность вмешательства во внутренние дела суверенных государств под предлогом решения задач нераспространения и создаются предпосылки для того, чтобы оправдать понижение «порога» применения ядерного оружия.

«В современных условиях необходимы совместные действия по укреплению режима контроля над вооружениями, недопущению расшатывания международно-правовой разоруженческой базы, обеспечению преемственности процесса сокращения вооружений, прежде всего ядерных, предотвращению возникновения «правового вакуума» и новых сфер гонки вооружений» (стр.224), - подчеркивает автор. По мнению А.И.Антонова такую работу надо вести на всех уровнях на международных форумах, в первую очередь в ООН и на Конференции по разоружению.

В книге представлен глубокий анализ подходов сторон в их современном состоянии, раскрываются возможные перспективы российско-американских и международных договоренностей по вопросам стратегической стабильности, ядерного разоружения и нераспространения. В целом книга оставляет впечатление цельного, хорошо продуманного исследования по проблемам разоружения. Материал, представленный в монографии, хорошо структурирован и изложен динамично и интересно. Представляется, что книга А.И.Антонова «Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы» может быть использована как учебное пособие для подготовки будущих специалистов-международников также как для подготовки будущих офицеров российской армии.

Недавно в ИМЭМО РАН и в МГИМО МИД России прошли обсуждения диссертации А.И.Антонова на соискание ученой степени доктора политических наук по теме «Контроль над ядерными вооружениями как фактор обеспечения национальной и международной безопасности». Автор в своей научной работе развил и обогатил новыми идеями те положения, которые содержались в рассмотренной нами книге «Контроль над вооружениями: история, состояние, перспективы». Ученые МГИМО, в частности, обсуждая диссертационную работу А.И.Антонова, отметили высокий научный уровень исследования автором данной  темы. При этом подчеркивалось, что выводы, которые содержатся в докторской диссертации А.И.Антонова указывают векторы возможных развязок для продвижения процессов контроля над вооружениями. Остается пожелать А.И.Антонову новых научных и творческих успехов, а нам – новых встреч с его интересными книгами.

Ключевые слова: МИД РФ ПРО ДНЯО разоружение

Версия для печати