Мали – дилемма для Алжира

01:18 09.11.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


После военного переворота в марте 2012 г. Мали сползает в пучину кровавого хаоса. Особую обеспокоенность вызывают события на севере страны, где фактами дикого насилия уже никого не удивить (1). Уничтожаются не только люди, но и памятники древности, составляющие культурное богатство Мали. Это заставляет соседей Мали, прежде всего Алжир, задуматься о том, что делать дальше. Мали – «задний двор» Алжира, подобно тому, как Мексика – «задний двор» США. Алжирские власти не могут спокойно наблюдать за кровопролитием в Мали, и, следуя геополитической логике, вынуждены будут пойти на решительные шаги, если создастся угроза разрастания малийского конфликта. Но Алжир стоит перед нелёгким выбором: выступить главным инициатором и ведущим процесса урегулирования или смириться с происходящим в виду недостаточного авторитета Алжира для разрешения этого узла противоречий, и, тем самым, заявить миру о своей неспособности играть роль передовой региональной силы. Поэтому Алжир пока ведёт себя пассивно, выжидающе, не решаясь на резкие действия.

Алжир всегда стремился к усилению своих позиций в регионе, претендуя на роль лидера.  Но  Алжир не располагает для этого достаточными политическими ресурсам. Алжирские власти опасаются быть втянутыми в кровавую круговерть вокруг Мали, и придерживаются крайне осторожного подхода к происходящему. До падения режима Муаммара Каддафи самым заметным государством региона оставалась Ливия. Каддафи больше нет, и это требует пересмотра региональной политики всех его соседей, в т.ч., и Алжира.

Ситуация же в Мали выглядит следующим образом. Восставшие туарегские племена на севере страны захватили власть в свои руки, вытеснив оттуда армию и полицию. Многочисленные мелкие конфликты то и дело принимают религиозный и этнический окрас. В южной части страны правительство пока более-менее справляется с ситуацией, но безуспешно пытается распространить свой контроль на всю территорию Мали. 

29 октября 2012 г. Алжир посетила госсекретарь США Хиллари Клинтон (2). Вашингтону хотелось бы иметь влияние на Алжир, как на государство, располагающее тренированными вооружёнными силами, и претендующее на роль арбитра в региональных конфликтах. В целях США способствовать воссозданию малийских вооружённых сил, не столько конкурентных, сколько совместимых по своим первоочередным задачам и техническому обеспечению с вооружёнными силами Алжира (3). Тем самым американцам удастся достичь некоторого паритета сил между Бамако и Алжиром и их взаимной структурно-оперативной приспособляемости.

Алжир не снискал лавров в деле дипломатического урегулирования конфликтов, подобных конфликту в Мали, но обладает выгодным стратегическим положением, позволяющим влиять на происходящее. Поскольку идея вооружённой интервенции в Мали витает в воздухе уже давно, участие в ней Алжира, в той или иной форме, заранее обусловлено. Но для её успеха необходимо стабилизировать обстановку на юге Мали, чтобы затем приступить к стабилизации севера, а также заранее усилить военное присутствие у своих южных рубежей, на малийско-алжирской границе, дабы не допустить перенесения военных действий на алжирскую территорию.

Мали – слабое звено Сахеля, склонное к радикализации и усилению исламистских влияний. Западные источники уже говорят об участии в малийском противостоянии членов Аль-Каиды в странах Магриба. Сахель – зона тропических саванн, раскинувшихся от Атлантики до Красного моря. Эта зона проходит по территории не только Мали и Алжира, но и Мавритании, Сенегала, Буркина – Фасо, Нигера, Чада, Нигерии, Эритреи и Судана. Но для Мали ключевым значением обладает позиция Алжира, как государства с крупнейшим военным бюджетом во всей Африке (более $9 млрд. в 2011 г.), мощным флотом и авиацией (4). Кроме того, алжирские антитеррористические подразделения пользуются хорошей славой на всём африканском континенте, т.к. долгие годы боролись с террористической угрозой исключительно своими силами, не прибегая к помощи иностранных держав. Уже в 2010 г. Вашингтон и Алжир пошли на углубление сотрудничества в сфере безопасности, а в 2011 г. была создана совместная американо-алжирская группа взаимодействия по борьбе с терроризмом. Вслед за этим расширились границы сотрудничества Алжира с Британией, Германией, но не дошло до углубления франко-алжирских отношений. В силу исторического фактора Алжир не слишком жалует Париж, а Марокко рассматривает, как агента французского влияния в регионе, и как одно из препятствий на пути Алжира к региональному лидерству.

С учётом всего вышесказанного, урегулировать кризис в Мали без Алжира невозможно. Но Алжир ведёт себя двояко: сотрудничает с Вашингтоном в одних аспектах, и вяло реагирует на предложения Вашингтона в других. Особенно это касается участия алжирских войск в боевых операциях вне Алжира (подразумевается, видимо, Мали). Американцы считают, что алжирцы неохотно делятся с ними информацией о логистических цепочках исламистов в Сахеле, и явно не желают действовать активней против Аль-Каиды в странах Магриба.

Всё объясняется разницей между геополитическими вожделениями Алжира и опасениями оказаться в ещё худшей ситуации в погоне за ними. Алжир обладает потенциалом для превращения в центр региональной силы (отчасти, он уже им является). Но алжирские власти также понимают, что для них существует опасность «надорваться», если взвалить себе на плечи весь объём задач и обязанностей, предлагаемых Белым домом. Распылить весь свой потенциал на преследование целей, нужных больше Западу, чем Алжиру, значит, положить начало ослабеванию регионального влияния Алжира. Поэтому они не спешат по просьбе США обрушивать всю свою военную мощь на исламистов Сахеля. Ведь нет никакой гарантии, что вслед за разгромленными исламистами туда не придёт соперник более организованный и оснащённый. И таким соперником могут стать Соединённые Штаты, которые, похоже, к этому готовятся, приступив к реализации сразу нескольких программ для Северной Африки. Это и Пан-Сахельская инициатива (Pan-Sahelian Initiative), чтобы не позволить террористическим группам консолидироваться в данном регионе, и Транссахарская нициатива по борьбе с терроризмом (Trans-Saharan Counter Terrorism Initiative), и т.д.  Алжир долгие годы выстраивал хрупкую систему противовесов внешнего и внутреннего влияния в регионе, и иностранная интервенция в Мали может нарушить эту военно-политическую «гармонию» (5).

Самым нежелательным фактором Алжир считает усиление французского присутствия в регионе. Главным союзником Парижа здесь является Марокко, а также более мелкие франкоязычные государства. Усиление Парижа означает сдерживание Алжира, в т.ч., руками Рабата. Ослабить алжирское влияние можно, спровоцировав в стране дестабилизацию и социально-экономические трения. Вряд ли алжирское правительство будет в состоянии что-либо предпринять, если параллельно с этим в Мали, «заднем дворе» Алжира, высадятся  миротворцы из западных стран и их африканских союзников. Этим и объясняется двойственное отношение Алжира к малийскому конфликту. В интересах Алжира погасить этот конфликт, но не в его интересах допускать к участию в этом ведомую Францией коалицию.

Алжирцы будут продолжать играть на американо-европейских противоречиях, придерживаться тактики частичного обуздания исламистских группировок в районе Сахеля, и пытаться в кратчайшие сроки найти приемлемый вариант своего участия в раскладывающемся пасьянсе вокруг Мали. Задача не из лёгких, и вряд ли Алжиру удастся удержать за собой все намеченные им позиции. Велика вероятность того, что алжирские власти предпочтут сблизиться с США, дабы отгородиться этой дружбой от усиления в регионе французского присутствия.

 

 

1)       Александр Мезяев ««Освобождение» Мали, или о разных концепциях военного вторжения» (Фонд стратегической культуры, 01.11.2012)

2)       Хиллари Клинтон приехала в Алжир для переговоров по Мали (Русская служба Би-би-си, 29 октября)

3)       Anouar Boukhars «The Paranoid Neighbor: Algeria and the Conflict in Mali» (Carnegie Endowment for International Peace, October, 2012)

4)       Там же

5)       Там же

Ключевые слова: Мали Франция Алжир

Версия для печати